Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Звезды29 января 2024 3:55

А что это за девочка и где она живет? Обозреватель Денис Горелов - о сериале «Сны Алисы»

Продюсерский контроль за происходящим на экране уже к четвертой серии теряется напрочь
31-летняя Алина Гвасалия сыграла школьницу. И не всегда это было убедительно. Фото: Кадр из фильма

31-летняя Алина Гвасалия сыграла школьницу. И не всегда это было убедительно. Фото: Кадр из фильма

В белых снегах стоит город с ракетным полигоном и отравленной атмосферой. Продвинутые дети рвутся в лучшую жизнь, но родители не дают. Зомбированная мама сутками пялится в телевизор и озаряется светом только при очередном запуске. А девочке Алисе снятся сны с кровью на снегу и распятыми девочками.

Вот какие еще вводные нужны зрителю, чтобы смекнуть, что перед ним не мистический триллер, а злобный пасквиль на Богом забытую Россию, где вся надежда на девочек, ибо мальчики прокляты?

Имя Алиса тотчас будит ассоциации с Зазеркальем, где снег, темно, уродливо и похищают нежных крошек, как царь Ирод перспективных младенцев, - только играет ее 31-летняя актриса Алина Гвасалия, потому что взрослых смен в таком сериале для подростков не потерпит ни одно законодательство. В то время как новая критика глуха к иносказаниям и занята обсуждением сходства со скандинавским нуаром и генеалогии подростковых ужастиков.

Былые шашни с Netflix явно довели продюсеров Евгения Никишова с Валерием Федоровичем до цугундера (продюсеры сотрудничали с этим видеосервисом, на Netflix показали их сериал «Эпидемия», планировались и другие проекты. - Ред.). С началом боевых действий они ушли в годичный затвор, а по выходе принялись шутить про валенки, скрепы, реактивную печь и главу «Роскосмоса» (начальственного недоумка из «Кибердеревни» звали Барагозин, уржаться). Космос с ракетами не дают им покоя и здесь, как и тьма, зима, девичьи украшения в виде пятиконечных звезд и все прочее, что связано в недружественных глазах с Россией (медведя не предлагать, надоел).

Ориентация на чужой спрос бросается в глаза. Программная женская доминанта выражена в борьбе подруг с сектой огнепоклонниц, растворенной среди населения, тогда как редкие мужчины истязают падчериц, растлевают школьниц, лечатся от запоев и терпят оскорбления Алисиной мамы, инспекторши угрозыска (обязательная фигура евродетективов).

Темные хвойные леса стеной стоят на пути беглянок. Жители трепетно ждут общегородского праздника с переодеванием в рогатую нечисть, что более характерно для унылой американской провинции, чем для нас. Считалка Фредди Крюгера со стуком мяча об пол из Алисиных снов тоже экспортная: наше поколение «Кошмара на улице Вязов» уже на пороге пенсии, а новым это название не говорит ничего.

Посреди фильма авторы, убоявшись черной метки иноагентов, резко обнуляют ракетные пуски, токсичную вселенную и нездоровые намеки и начинают имитировать подростковый хоррор. Актриса Гвасалия забывает, что играет малолетку, и включает низкие обертона и материнские интонации в общении с мелкотой. Амплуа травести ломается у нее на длинном пробеге вдоль белой стены: пластика у тинейджерш и взрослой крепенькой дамы довольно разная, а взять школьницу-дублершу режиссеры не сообразили.

С режиссеров Ильи Овсенева и Андрея Джунковского спрос невелик: восемь серий подряд им приходится держать в уме хищение детей, бесовские гульбища, переток во вселенную снов, программирование девочек на взрослые сатанинские ритуалы и прочую хтонь, роящуюся в голове сценаристки Анастасии Волковой.

С Волковой тоже спроса нет, потому что она, как и все девочки, явно воображает себя Алисой с паранормальными способностями видеть будущее, бить обидчиц лбом в пятак и визгом вышибать перепонки санитаров психлечебниц. Тут не до логических связей в сюжете.

Продюсерский контроль за происходящим на экране уже к четвертой серии теряется напрочь. Параллели с Россией забыты, призраки скальпированных девочек обещают плохое, влюбленные подростки убивают растлителей-отцов, а пожилые ведьмы целятся спицами в глаз - и все это не спойлер, потому что фантазия сценаристки неукротима никем и подобных штук она способна выдумать по сто на серию.

Дельные артисты Павел Ворожцов, Алексей Розин, Екатерина Вилкова и Дарья Екамасова, похоже, спрашивают себя: «Что я здесь делаю?», но выражение раздраженной остолбенелости на лицах идет сериалу только на пользу.

Продюсеры, судя по «Кибердеревне» и «Волшебному участку», с головой ушли в антиутопический фольклор, и достать их оттуда будет непросто. Режиссеры должны быть рады уже тому, что наконец-то развязались со всей их концентрической чертовщиной.

Зритель же держится за жбан и вспоминает ворчалку милиционера из «Я шагаю по Москве»: «Заморочили вы мне голову! Загипнотизированные писатели, контуженные лошади!» А критику не дает покоя актерский вопрос: «Что я-то здесь делаю, если не девочка, не прорицатель и не иноагент?»

Сгинь, чертовщина, сгинь.

«Сны Алисы», 18+

2023 г.

Реж. Андрей Джунковский,

Илья Овсенев. Premier

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

В «Модный приговор» выбрали ведущего, в «Голосе» поменяли наставника, а Тутберидзе снялась в шоу на «Пятнице» (подписывайтесь на наш подкаст)