Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ
Эксклюзив kp.rukp.ru
2 февраля 2024 4:00

Вместо смертельного приговора - «эффект Лазаря»: как наука и медицина переворачивают наши представления о раке

Профессор-онколог Жуков перечислил виды рака, которые излечиваются лучше всего

Фото: Shutterstock

4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Эта группа болезней (именно так говорят сейчас ученые и врачи, подробнее см. далее) по сей день входит в число самых больших страхов человечества. Но исследователи и практикующие онкологи с каждым годом все убедительнее доказывают: нам нужно радикально менять свои представления о раке.

Почему? Какие перевороты совершила наука в понимании природы опухолей, каких прорывов добилась медицина? Насколько передовые методы и лекарства сейчас доступны пациентам? При каких симптомах каждому из нас нужно, не откладывая, идти на медосмотр или отвести к врачу своих близких?

Об этом «Комсомолка» поговорила с профессором, д.м.н., руководителем отдела междисциплинарной онкологии НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Минздрава России, членом правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) Николаем Жуковым.

ПОЧЕМУ МЫ ПРОПУСКАЕМ ОНКОСКРИНИНГИ

Каждый год нас зовут на онкоскрининги. Они проводятся бесплатно, по полису ОМС в рамках профосмотров или диспансеризации. Это профилактические обследования для выявления ранних признаков самых распространенных видов рака. Для каждого возраста, мужчин и женщин - свой набор анализов и других проверок: в зависимости от онкорисков, которые меняются в течение жизни (все списки обследований - в разделе «Здоровье» на KP.RU). Чем раньше обнаружен рак, тем лучше он лечится, не устают повторять врачи. Но, положа руку на сердце, ответьте: вы лично давно проходили онкоскрининг? Если нет, то почему? С этого мы и начали разговор с врачом, который более 25 лет изучает и лечит онкозаболевания.

- Николай Владимирович, чаще всего люди пропускают или откладывают обследования, способные обнаружить рак, по двум причинам. Первая - страх узнать о «смертельном приговоре». Вторая - боязнь самого лечения. Опасение, что оно будет настолько тяжелым, травмирующим, что и жить не захочется. Какие аргументы в ответ на это есть у онкологов?

- Если кратко – за последние три десятка лет, совпавшие со временем моей «карьеры» в онкологии, многое радикально поменялось. Немало опухолей, которые были фатальными, сейчас успешно лечат на распространенных стадиях. Но даже в случаях, если излечение пока невозможно, современная терапия позволяет контролировать заболевание, значительно увеличивая продолжительность жизни пациента. А сами методы борьбы с новообразованиями становятся все более щадящими. Мы уходим от калечащих операций, сокращаются осложнения и тяжелые побочные эффекты лекарственного лечения. Развивается реабилитация. При этом, конечно, я не буду кривить душой и говорить, что лечение рака абсолютно легкий и безболезненный процесс. За спасение жизни придется «заплатить» определенными побочными явлениями. Но, поверьте, они несопоставимо меньшее зло, чем проявления неконтролируемой опухоли. Тем более, что каждый прожитый год может приближать появление новых, более эффективных методов и лекарств.

Профессор, доктор медицинских наук Николай Жуков. Фото: Елизавета Баранова

Профессор, доктор медицинских наук Николай Жуков. Фото: Елизавета Баранова

ПРОРЫВЫ, ИЗМЕНИВШИЕ СУДЬБЫ ПАЦИЕНТОВ

- В чем главные изменения подходов к лечению рака? Где произошли самые большие прорывы?

- Классическая триада методов борьбы с опухолями осталась прежней: хирургия, лучевая терапия и лекарственное лечение. Последнее включает традиционную химиотерапию и два более поздних направления, появление которых радикально поменяло судьбу пациентов с некоторыми видами опухолей.

В конце 90-х годов прошлого века были зарегистрированы первые лекарства, открывшие эру таргетной терапии.

- Это препараты, направленные на определенные мишени - так называемые сигнальные пути, ускоряющие прогрессирование опухоли, - поясняет профессор Жуков. - Лекарства блокируют стимулирующие механизмы, тормозится деление и размножение раковых клеток. Несмотря на уже достаточно долгий период практического использования таргетная терапия еще не достигла потолка, ей есть куда развиваться, появляются все новые препараты против различных подтипов опухолей.

Еще одно направление, совершившее революцию в лечении ряда онкозаболеваний - иммунотерапия. В 2018 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине присудили ученым Джеймсу Эллисону и Тасуку Хондзе. Их эксперименты, которые проводились в конце 20-го и начале 21-го века привели к открытию так называемых контрольных точек иммунитета. Это позволило разработать принципиально новое оружие для борьбы против рака, рассказывает доктор Жуков.

- Появились лекарства, снимающие блок, с помощью которого опухоли ускользают от иммунитета, посылая сигнал «не трогай меня, я свой». Иммунотерапевтические препараты не позволяют опухолевым клеткам обмануть иммунитет, чтобы выжить. За счет этого удается успешно лечить некоторые виды онкозаболеваний, которые раньше были приговором, в том числе, на поздних стадиях, при множественных метастазах.

В ТЕМУ

Как обучают и вооружают иммунные клетки

- Безусловно, самое «сильное» средство борьбы с опухолью - хирургический скальпель. С его помощью мы полностью удаляем новообразование, - говорит доктор Жуков. - На втором месте по силе - лучевая терапия. Мощное радиоактивное облучение разрушает клетки опухоли. Но оба эти метода имеют серьезное ограничение. Они могут убрать лишь видимые опухолевые очаги. Достать все до единой опухолевые клетки, распространившиеся по организму, не под силу ни хирургу, ни радиоактивным лучам.

В таких случаях шансы на спасение дает лекарственное лечение, в том числе таргетная терапия и иммунотерапия, позволяющие распознать и обезвредить злокачественные клетки, где бы они ни оказались. Хотя действие этих препаратов менее мощное, чем у тех же радионуклидов и тем более у скальпеля хирурга, лекарственная терапия постоянно совершенствуется. Чтобы добиться более активного уничтожения раковых клеток, ученые придумывают, как усилить методы системной борьбы с опухолями, рассказывает эксперт.

- Очень интересное и обнадеживающее современное направление - CAR-T терапия. В этом случае берутся иммунные клетки пациента. Вне организма, в биореакторе, их модифицируют - с помощью генной инженерии внедряют рецептор, который направлен на распознавание определенного типа опухоли. А также вносят изменения, которые повышают агрессивность соответствующих иммунных клеток. В итоге получаются хорошо обученные и вооруженные бойцы. Их размножают, и полученный препарат вводят пациенту. Это дает очень хороший противоопухолевый эффект.

Правда, пока применение CAR-T терапии ограничено относительно небольшим спектром онкозаболеваний (в основном различные виды опухолей крови), но разработки продолжаются. Вообще, за счет генной инженерии мы можем создавать все больше разнообразных молекул, которые участвуют в активации иммунного ответа.

НА ЧТО СПОСОБНЫ НАНОРОБОТЫ И ВИРУСЫ-ПОМОЩНИКИ

- Сейчас робототехника достигла таких высот, что кажется: еще чуть-чуть, и от самых опасных болезней нас успешно начнут лечить «умные» микроскопические устройства, запущенные в организм. Недавно, например, вышла научная статья, где испанские ученые обнародовали опыт применения нанороботов, работающих на мочевине - то есть они передвигаются, реагируя с этим веществом. Сообщается, что опухоль у подопытных мышей сократилась почти на 90%.

- Пока я не стал бы сильно аплодировать этой технологии. Во-первых, еще очень далеко до подтверждения эффективности у человека - сейчас идут эксперименты на клеточных культурах, максимум на мышах. Во-вторых, диапазон применения нанороботов крайне узкий - в приведенном исследовании, например, это был исключительно мочевой пузырь (они вводились в его полость). О введении препаратов в кровь (откуда они могут быть доставлены в другие органы. - Ред.) речи не идет. По сути же нанороботы - один из новых вариантов доставки существующих лекарств либо источников излучения (в исследовании был радиоактивный йод). И уж точно не стоит думать, что это специально обученные маленькие машинки, которые, как в фантастическом фильме, будут отлавливать опухолевые клетки и убивать их лазером.

- Но в будущем такие «умные» микромашинки могут появиться или это научно не обоснованная фантазия?

- На сегодняшний день это выглядит совсем фантастичным. Рак системное заболевание, и чтобы окончательно победить опухоль, нужно уничтожить все злокачественные клетки до последней. Представить, что какую-то машинку можно настроить так, что она проникнет абсолютно в любую ткань и догонит каждую опухолевую клетку - очень сложно. Думаю, это крайне маловероятно.

- Еще ученые пытаются использовать для борьбы против рака модифицированные вирусы. Тут успехи есть?

- Идея создать некий вирус, который заражал и убивал бы именно опухолевые клетки, выглядит привлекательно. Однако теме онколитических вирусов уже немало лет, и пока серьезных прорывов не видно. Отчасти это связано с тем, что вирус это живой организм, который может выходить из-под контроля. Сделать его «злобным», агрессивным и при этом заставить атаковать исключительно опухолевые клетки не так-то просто. Да, исследования идут, но выдающихся результатов пока нет.

Скальпель хирурга и лучевая терапия могут убрать лишь видимые опухолевые очаги.

Скальпель хирурга и лучевая терапия могут убрать лишь видимые опухолевые очаги.

Фото: Shutterstock

УДАРИТЬ ПО ОПУХОЛИ ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ

- Кроме упомянутой классической триады методов лечения рака (см. выше. - Ред.) появилось еще одно перспективное направление - использование электрического тока, - рассказывает Николай Жуков. - Оно пришло из терапии опухолей мозга. Используются специальные устройства, которые генерируют электрические поля с определенными характеристиками. Пациентам надевается шлем с электродами, через которые постоянно подается не травмирующий, безболезненный для человека ток с определенными характеристиками. Исследования показали, что при глиобластомах, одной из наиболее трудно поддающихся лечению опухолей мозга, такие электрические поля позволяют существенно улучшить результаты лечения. За рубежом этот метод сейчас входит в рекомендации по терапии определенных видов опухолей мозга. Также изучается применение такого подхода при раке легкого и некоторых опухолях органов пищеварения.

- А как это работает?

- Под воздействием электрических полей происходит изменение биохимических процессов в клетках. При этом поля подобраны так, чтобы, проходя через весь мозг, вносили необратимые изменения именно в опухолевые клетки (такие враги вычисляются за счет особенностей их жизнедеятельности. - Ред.).

ПРИВИВКИ ОТ РАКА УЖЕ СУЩЕСТВУЮТ?

- Когда говорят о противораковых вакцинах, что имеется в виду?

- К числу профилактических относятся вакцины против определенных типов вируса папилломы человека (ВПЧ) и против хронического вирусного гепатита В. На сегодня доказано, что эти инфекции вызывают большинство видов рака шейки матки, причастны к возникновению рака головы и шеи, некоторых других опухолей (ВПЧ) и приводят к развитию рака печени (гепатит В). Так что уже существующие прививки действительно позволяют многократно снизить угрозу некоторых видов рака.

- Вакцинация от гепатита В у нас в стране входит в Нацкалендарь прививок, ее проводят бесплатно по полису ОМС. А от ВПЧ прививка сейчас делается платно и по желанию. Говорят, такая вакцинация имеет смысл только до начала половой жизни, позднее прививаться бесполезно. Это так?

- Смысл в том, чтобы привиться, пока человек еще не заражен онкогенными типами ВПЧ. Этот вирус передается половым путем, поэтому вакцинация рекомендуется в подростковом возрасте. Но если взрослый человек сдал анализы и у него нет инфекции, то прививка от ВПЧ тоже имеет смысл.

Большой интерес представляют и лечебные вакцины, которые могли бы применяться при уже развившейся опухоли, продолжает доктор Жуков.

- Такой подход основан вот на чем. В норме у нас постоянно возникают злокачественные клетки, и иммунитет успешно уничтожает их. Если опухоль развилась, это говорит о том, что она смогла обойти иммунную защиту, которая должна была распознать и убить новообразование. Смысл лечебных вакцин - натренировать иммунитет против опухолей, которые уже имеются в организме. Такая идея появилась много лет назад и выглядела очень привлекательной, т.к. потенциально позволяла бы превратить в лекарство иммунную систему самого пациента.

С тех пор исследовали множество вариантов противораковых вакцин. Но существенных успехов в этой области пока так и не добились. У некоторых пациентов лечебные вакцины срабатывали, но у большинства были неэффективны. Причина этого понятна – значимо различаются как опухоли разных пациентов, так и состояние их иммунной системы, а мы еще недостаточно знаем для того, чтобы прогнозировать эффективность подобного лечения.

ВМЕСТО СМЕРТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА - «ЭФФЕКТ ЛАЗАРЯ»

- Если говорить о конкретных видах рака, то в лечении каких опухолей удалось достичь наибольшего прогресса?

- На сегодня есть виды рака, которые успешно лечатся даже на поздних стадиях. Причем, некоторые потрясающие успехи появились еще в эпоху обычной химиотерапии. Например, острый лимфобластный лейкоз (один из типов опухолей крови. - Ред.) - 80% полного излечения. Лимфома Ходжкина - более 90% излечения. Герминогенные опухоли излечиваются тоже более чем в 90% случаев (это опухоли, которые развиваются из первичных половых клеток человека - в яичках у мужчин или яичниках у женщин. - Ред.). В лечении таких заболеваний фактически произошла революция - из совершенно фатальных они превратились в болезни с очень высоким шансом на полное излечение.

Новые виды лекарственной терапии тоже внесли большой вклад в эффективность лечения. Например, с появлением таргетных препаратов и иммунотерапии кардинально изменилась судьба больных раком легкого. Когда я пришел в профессию, при наличии метастазов такие пациенты жили в среднем меньше года. Более того, в связи с низкой эффективностью и высокой токсичностью доступной тогда терапии многим из них даже не предлагали лечение опухоли, а проводили лишь терапию, направленную на облегчение симптомов. Сейчас при использовании современных препаратов все больше подобных пациентов живут 5 и более лет. Причем, применяя таргетную терапию, мы нередко видим «эффект Лазаря» (так в медицине называют ситуации, которые напоминают о воскрешении библейского персонажа. По сути - возвращение к жизни пациента, который должен был умереть. - Прим. Ред.). Если у больного, даже самого тяжелого, который раньше был бы вообще оставлен без лечения, есть мишень для таргетных препаратов, то эффект может быть просто поразительным. Человек спустя несколько дней поднимается, ему становится физически лучше, он может вести нормальный образ жизни.

- Такие лекарств входят в лечение по ОМС у нас в стране?

- Большинство таргетных препаратов - да (благодаря национальному проекту «Здравоохранение», реализуемому по поручению президента РФ - Прим.ред).

Еще один пример - переворот в лечении меланомы, очень агрессивной разновидности опухолей кожи, продолжает доктор Жуков.

- В начале карьеры это было одно из моих самых «нелюбимых» заболеваний. С меланомой практически ничего нельзя было сделать, она нечувствительна к химиотерапии. И при этом за счет наружного расположения опухолевых очагов меланома ясно «сообщала» о своей прогрессии и пациенту, и доктору. Это была одна из «черных меток» в онкологии. Сейчас же с помощью таргетной и иммунотерапии опухоль успешно лечится. Более того, иммунотерапия дает ряду пациентов с меланомой шанс на излечение даже при наличии метастазов.

В лечении рака молочной железы (РМЖ) тоже большие успехи. Когда я молодым врачом пришел в ординатуру, которая длилась два года, у нас под наблюдением были пациентки с метастатическим РМЖ. К концу ординатуры большинство из них погибло - на фоне лечения, которое было доступно тогда (около 25 лет назад. - Ред.). Средняя продолжительность жизни этих больных была меньше 2-х лет. Сейчас же немало женщин с метастатическим РМЖ живут и по 10, 15 и больше лет, продолжая лечиться с хорошей переносимостью, ведя нормальный образ жизни и видя, как растут их дети.

Есть очень серьезные успехи в лечении опухолей толстой кишки, яичников и многих других. Словом, прогресс есть практически везде. Хотя, некоторые типы опухолей по-прежнему остаются большим вызовом для медицины. Они зачастую поздно обнаруживаются (подолгу не проявляют себя, сложно диагностируются) и плохо поддаются лечению. В частности, это рак поджелудочной, некоторые виды опухолей мозга. Но, конечно же, и при таких диагнозах не стоит опускать руки, т.к. лечение, продлевающее жизнь, существует и при них. Медицина не стоит на месте. Ситуаций, в которых онкологи абсолютно ничего не могут сделать с заболеванием, остается все меньше и меньше.

БУДЬ В КУРСЕ

6 симптомов, при которых нужно без промедления обратиться к врачу

Кроме онкоскринингов врачи рекомендуют, не откладывая, обращаться к доктору при симптомах, которые могут сигналить о развитии опухоли. Подчеркнем: это вовсе не значит, что вам поставят онкологический диагноз, но провериться стоит.

- Появление припухлости, узлов и других новообразований на любых участках тела.

- Кашель, изменение голоса, осиплость, одышка, не проходящие более 3 недель.

- Появление крови в мокроте, моче, стуле, в перерыве между менструациями или после менопаузы.

- Ранки и повреждения на коже и слизистых, которые не заживают более 3 недель.

- Изменения родинок: потемнение, деформация, рост.

- Длительные нарушения работы кишечника (запоры, диарея) или мочевого пузыря.

ВМЕСТО ВЫВОДА

«Наша расплата за эволюцию»

- Мы привыкли воспринимать рак как одно целостное заболевание. Но сейчас уже очевидно: некие общие черты есть, но единого ключика, успешного метода лечения для всех видов опухолей и даже для всех пациентов с одним и тем же типом опухоли подобрать не удастся, - говорит профессор Жуков. - Однако именно осознание этой индивидуальности опухолей и дало нам в руки современные эффективные инструменты для борьбы с ними. Хотя, полностью избавиться от злокачественных новообразований человечеству вряд ли удастся. По сути, рак - наша расплата за эволюцию. Геном всего живого изменчив, что и обеспечивает движение жизни вперед, Но при этом неизбежно возникновение и «вредных» мутаций, накопление которых ведет к развитию опухолей.

К счастью, сегодня все больше видов опухолей удается брать под контроль, обнадеживает врач. У многих пациентов появляется шанс на излечение. Но, даже если это пока не достижимо, благодаря современной терапии из смертельного приговора онкодиагноз все чаще превращается в хроническую болезнь, с которой человек может полноценно жить долгие годы.

«Комсомолка» рекомендует

В 2023 году в нашем издательстве вышел томик, выбивающийся из общего ряда. «Книга надежды. Утро наступает всегда». Ее автор - популярный блогер Надежда Мелешко, которой диагностировали рак молочной железы. «Меня зовут Надя. У меня рак. Обещаю, что буду честной с вами с самой первой строчки этой книги. Я совсем не уверена, что успею дописать ее до конца...», - так начинается дневник. На протяжении 233 страниц Надя описывает историю своей болезни и борьбы с ней. Рассказывает о чувствах и страхах. Как им не поддаваться, как жить бок о бок с родными и близкими, когда все понимают, что чуда может и не случиться.

Надежда Мелешко не дожила до выхода книги, ставшей бестселлером. Но это издание - о победе. Если не над раком, то над страхом и унынием. Автор помогает не опустить руки и научиться не откладывать жизнь на потом.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Какая газировка вреднее: с сахаром или без: Ответ неочевиден! (подписывайтесь на наши подкасты)