Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+4°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
3 октября 2023 3:55

Возвращаем молодежь в деревню: Сельское чудо произошло в Мордовии

Топ-менеджер московской компании заразил односельчан идеей вдохнуть в родную деревню новую жизнь. И за несколько лет она стала центром притяжения для туристов
Специалисты часто спорят о роли личности в истории, но роль личности Евгения Ледяйкина в истории его родного села точно неоспорима.

Специалисты часто спорят о роли личности в истории, но роль личности Евгения Ледяйкина в истории его родного села точно неоспорима.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Еще недавно мордовская деревня Паракино была угасающей - разруха, заброшенные дома… Но теперь в ней восстановлен Дворец культуры, открыты музеи, кафе, а скучающих бабушек заняли вышивкой и приготовлением забытых национальных блюд. В деревню зачастили автобусы с туристами. А местные сами себе удивляются - неужели мы все это своими силами сделали?

«НЕ ЧИНОВНИКИ, А МЫ ВИНОВАТЫ»

…Провожая в 1994 году золотого медалиста Евгения Ледяйкина на учебу в Москву, односельчане вздыхали: вот выучится, заведет семью, обустроится и осядет там навсегда, как это сделали до него десятки других сельских мальчишек и девчонок. И не осуждали: в столице жизнь, цивилизация и перспективы, а здесь что - развалившийся колхоз, разбитые дороги, отсутствие работы? И поначалу история Евгения шла вполне себе предсказуемо: РУДН, где он выучился на инженера-строителя, познакомился с будущей супругой, квартира, машина, должность директора по развитию в компании, специализирующейся на системах отопления и водоснабжения, зарубежные командировки, отличный участок с проектом будущего особняка - жизнь в прямом смысле удалась!..

Однако все это время ему хотелось вернуться на малую родину. После ухода из жизни отца в 2015 году решение созрело окончательно, хотя Паракино переживало не лучшие времена: работы особо нет, школу закрыли, заколоченные дома зарастали бурьяном…

- Все вокруг привыкли ругать за случившееся чиновников, а я тогда понял - это же не чиновники такое разорение допустили, это мы виноваты - все те, которые уехали из села, бросили его. И с этим надо было что-то делать.

«НЕ МОГУТ ПОНЯТЬ, ЧТО ИМ НУЖНО»

И в следующем году Евгений с семьей переехал в Паракино, где построил новый дом и параллельно занялся восстановлением родового гнезда, которое он вскоре превратил в «Дом традиций».

- Очень хотелось сохранить быт и ощущения, причем не только для себя, но и для всех желающих, и дом предков снова ожил! - радуется он, приглашая в нарядную с резными наличниками избу, где вырос: в этих двух небольших комнатах Евгений мальчишкой жил, делал уроки, а потом с супругой сыграл свадьбу («70 человек гуляли! И как все тут поместились?»). Сбоку примостился резной буфет, который делал своими руками еще прадед Макар Гаврилович. Старинная печь, молочные крынки, иконы, мордовские наряды, люлька, подвешенная к потолку, и история села, в которой было место строительству первой школы и церкви.

- Все эти объекты в XIX веке были построены силами людей, на свои средства, практически без участия государства, - замечает Евгений. - Сегодня часто мы предъявляем претензии к государству, требуя финансирование и что-то еще, но история прямо говорит: если людям это надо, они сами это делают. Получается, что сегодня мы пришли к тому, что нам это перестало быть нужным. Хотя государство предлагает средства, те же гранты, но люди при этом часто не могут понять, что нужно на селе, оттого и запустение происходит.

Этим он и начал потихоньку интересоваться у земляков, в конце концов пригласив их на сход.

ВМЕСТЕ ВПЕРВЫЕ ЗА ДОЛГОЕ ВРЕМЯ

Поначалу люди слушали молодого энтузиаста с недоверием: приехал тут учить, какое еще возрождение, зачем нам все это, и так проживем… Но все же крепко призадумались над аргументом о том, что нужно начинать с сохранения памяти предков, «чтобы перед нашими родителями не было стыдно». Это сработало, и в один прекрасный день паракинцы потянулись к кладбищу восстанавливать ограду. Вместе впервые за долгое время.

- Кто инструменты взял, кто доски, кто-то трактор подогнал, - вспоминает Евгений. - Сообща работали. И люди поняли, что сила деревни в коллективном труде, что они могут созидать сами, не надеясь на большого дядю из города. И когда захотелось сделать что-то еще, неверие в свои силы стало пропадать.

Удовлетворенные работой земляки взялись за следующий объект - вместе решили восстановить заброшенный ДК, построенный усилиями колхоза еще в 1956 году и разоренный в 90-е. Тот являл собой печальное зрелище - разбитый, без окон, с пепелищами костров, которые кто-то в нем разводил…

- Инициатива у народа не пропала, - говорит предприниматель. - Собственными силами восстановили его до возможности эксплуатации, а позже получили господдержку на ремонт. Провели отопление, уроженец села бесплатно сделал нам проектно-сметную документацию.

Паракинцы по крупицам собирают все, что несет в себе колорит национальной старины, - быт, традиции, блюда и, конечно, песни. Фото: Евгений ЛЕДЯЙКИН

Паракинцы по крупицам собирают все, что несет в себе колорит национальной старины, - быт, традиции, блюда и, конечно, песни. Фото: Евгений ЛЕДЯЙКИН

ЛУЧШАЯ МУНИЦИПАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Постепенно все это оформлялось в идею, для закрепления которой участвовали в грантах. Проект паракинцев по развитию территорий занял второе место в России среди лучших муниципальных практик, на полученные от государства 15 миллионов преобразили центр села, открыли Центр ремесел, в который закупили оборудование.

- Какой-то финальной, четко обозначенной цели, к которой мы придем, нет. Постоянно пробуем, занимаемся процессом и делаем что-то новое, - подчеркивает энтузиаст. - Это, можно сказать, наша экспериментальная лаборатория. И я очень рад, что мои земляки тоже в этом активно участвуют.

Паракино потихоньку обновлялось. В центре появился «Дом конюха», вязальщицы сбились в артель, голосистые и активные бабушки вывели на новый уровень ансамбль «Парынза» (богатство, добро) исполняющий песни, которые когда-то пели им еще их бабушки. Обновили гардеробы, записались в профессиональной студии и вовсю участвуют в этнографических фестивалях, заслуженно получая высокие оценки… Еще одной фишкой села стал комбинат мордовского питания «Пайчалго» (след солнца).

В поисках забытых рецептов энтузиасты отправились по окрестным дворам (см. «Рецепт эрзянской кухни»).

ТУРИЗМ НА НАЦИОНАЛЬНОМ КОЛОРИТЕ

Искомое собирали по крупицам, путем многочисленных экспериментов - добиваясь тех самых вкусов из детства. В итоге паракинские пельмени, панжакай (открытый пирог с картошкой), церепка (крахмальная лапша, запеченная в молоке) и другие ныне экзотические блюда получили новую жизнь, а вскоре был открыт комбинат мордовской кухни, где все это можно продегустировать.

Евгений продолжает проводить экскурсию по обновленному селу и окружающей его живописной природе: холмы, меловые горы, спокойная речка Штырма и уходящие за горизонт луга с полями - от всего этого у попавшего сюда городского человека дух захватывает. И в Паракино хлынул невиданный доселе в этих местах турист, которому однажды стало интересно, чем жила и живет деревня.

Мы с Евгением говорим о том, как вернуть людей в село, и я осторожно напоминаю модный аргумент о создании на сельских территориях массовых рабочих мест.

- Жизнь - это не только работа, а работа - не только возможность получать абы какую зарплату, - размышляет он. - Молодая семья при выборе места жительства оценивает гораздо больше факторов. А мы снова зачем-то говорим о создании нового города, но уже в деревне. Но ведь даже из областных центров идет поток в более крупные и богатые агломерации. Поэтому надо создавать комфортную среду в провинциальных городах в связке с деревнями для периодичного проживания, огородничества, связи с природой, культурой, языковой средой. Это может сохранить и провинциальные города, и деревню - такая связка может вполне конкурировать с мегаполисами, тонущими в пробках и асфальте…

- Часто звучит популистский призыв, что нужно удержать молодежь в деревне, - продолжает он. - А вы попробуйте, удержите! Человек уезжает туда, где хорошо, с середины XX века таким местом стал город, «свалить в город» давно превратилось в национальную деревенскую идею. И обвинить в этом людей сложно. Поэтому мы изначально ставим задачу создания нового села. Главное, чтобы человек не терял эту связь с деревней, чтобы у него сохранялась возможность приезжать сюда, передавать детям свой культурный код с заботой о захоронениях своих предков, значимость сохранения родительского дома и памяти. И на этом пути он может даже вернуться на дожитие в деревенскую среду. И потом очень часто, когда человек начинает задавать себе вопросы: кто он? Зачем он? Ответы на эти вопросы приводят... в деревню. Вот мы и хотим помочь им возродить этот канал.

Но делать это в существующих реалиях порой непросто.

В борьбе с бюрократией

«Право денег выше права развития территорий»

Мы проходим мимо свежеотстроенных рядов с яркой надписью «Базар», но прилавки пусты.

- Сама идея реализации тех же домашних яиц и кур людям понравилась, но вскоре обнаружилось: в своем дворе человек может свободно продавать, а здесь нужны справки и разрешения, на что они не согласны, - разводит руками Евгений Ледяйкин. - Но почему не дать слабину-то для жителей деревни? С законами вообще как-то непросто, многие из них откровенно не позволяют реализовать инициативы по развитию территории. Например, хотели было экотропы по лесной местности сделать, но из года в год объявляется «пожароопасный период» на весь летний сезон, и все - в лес заходить запрещено. Специалистам, конечно, виднее, но рассчитываем на поиск новых решений, кроме повсеместного и тотального запрета. Ведь страдают от этого законопослушные граждане.

То же самое произошло с креативным проектом по созданию мотокроссовых трасс по живописным меловым холмам, что за околицей соседнего села Симкино: местные уже начали было готовиться к этому, байкеры из разных регионов России - подтверждать свое участие.

- Но специалисты высказали опасения за комфортную жизнь сурков и краснокнижных трав, и все сникли - и организаторы, и власти, - разводит Евгений руками. - Всеми управляет не стремление к светлому будущему, а страхи перед контролирующими органами, бюрократия. Инициативных людей такие ситуации «гасят», время уходит. И обжитые территории внутри страны мы продолжаем терять.

За «Домом ремесел» мужики чинят старенький «Дон-1500»: энтузиасты сумели запустить еще и фермерско-кооперативную историю. На 100 гектарах, больше пока никак.

- У нас либо коммунизм с поголовной коллективизацией и лишением частной собственности (что с ходу губит деревню). Либо оголтелый капитализм с таким же итогом: капитализм диктует волю людям и местным властям, которые должны как-то наполнять бюджеты, - вздыхает Евгений. - В конечном итоге право денег превышает право стратегической целесообразности развития территорий. Так у нас почти вся земля в округе ушла агрохолдингам, и это еще один серьезный стопор на пути возрождения деревень: земля, которой владеют и которую обрабатывают живущие на ней люди, - тоже часть уклада, без этого деревня теряет свою основу. Поэтому и люди продолжат уезжать.

И он с грустью показывает фотографию со школьной линейки 1 сентября из соседнего села Шугурово. Несмотря на торжественность момента, радости в ней мало: в этом году в первый класс пошел всего один ученик.

- Один на шесть деревень - представляешь масштаб исхода! - сокрушается Евгений. - А всего в ней учатся 37 детей из тех же шести деревень! В то время как в нашей закрытой сегодня паракинской школе в 80-е училось около 700 ребят! Старая деревня уходит, важно успеть заместить ее новой, востребованной для людей, принимающих решение жить здесь периодично или постоянно. Иначе мы потеряем самое ценное в большой Родине - родину малую.

Вкусно!

Рецепт эрзянской кухни

Салма по-кочуровски

Тесто: стакан воды, 2 яйца, 3 стакана муки, щепотка соли (можно две), замесить не очень крутое тесто (месить чем дольше, тем лучше). Дать тесту отдохнуть 20 минут. Потом раскатать жгутом и резать на части произвольной формы.

Шкварки: отдельно жарить

3 - 4 штуки луковицы с салом.

Далее кипятим воду, солим, кладем лавровый лист, салму и лук со шкварками, варим 20 минут.