Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 октября 2023 13:55

«Семья мигрантов может получать из бюджета России до 2,5 млн дотаций в год»: почему переселенцы из Азии обходятся так дорого и не хотят вливаться в наше общество

Власти подсчитали: семья мигрантов может получать из бюджета РФ от 700 тысяч до 2,5 млн рублей дотаций в год
Семьи мигрантов не спешат вливаться в наше общество.

Семьи мигрантов не спешат вливаться в наше общество.

Фото: Евгения ГУСЕВА

Многие мигранты, принявшие российское гражданство, не спешат вливаться в наше общество. При этом деньги на них тратятся немалые: как подсчитали в Ульяновской области, семья «новых россиян» может обходиться казне в сумму от 700 тысяч до 2,5 млн рублей. И что с этим делать? Разбирался спецкор KP.RU Алексей Овчинников.

ДОРОГИЕ ГОСТИ

«Мигранты полезны для экономики страны!» - этот аргумент много лет преподносился как аксиома. Однако в России поставили его под сомнение.

- Мы подсчитали объем затрат на семью мигрантов… В итоге одна семья может дотироваться из бюджета от 700 тысяч до 2,5 миллионов рублей, - удивила уполномоченная по правам ребенка в Ульяновской области (а по совместительству еще и член СПЧ при Президенте РФ) Екатерина Сморода на одном из совещаний. Речь идет про сумму, которая тратится из бюджета каждый год.

Фраза детского омбудсмена тотчас же разлетелась по соцсетям. И понеслось: «И в самом деле дорогие гости, причем в буквальном смысле», «Может, сначала своих так дотировать?», «То есть не просто заработанные деньги из страны увозят, но еще и на бюджете плотно сидят? И какой тогда смысл в них?» - комментировали блогеры.

При таком раскладе и заявленных цифрах и правда - зачем? Неужели без них не справимся?

КАДРОВЫЙ ГОЛОД

Ульяновские работодатели-строители, подыскивающие кадры на одном популярном ресурсе в интернете, тяжко вздыхают, когда говорят о ситуации на рынке труда.

- Не помню такого дефицита рабочих рук, - признается один из них. - Люди действительно позарез нужны, если раньше мастер-плиточник после объявления обнаруживался в течение недели, то сегодня — минимум месяц. Квалифицированные кадры нарасхват. Сварщики очень нужны, крановщики, монтажники. Но нету, и все тут…

- Стараемся местных набирать, но это проблемно — хорошие спецы уже давно пристроены, - добавляет другой кадровик. - Кроме того, местные порой грешат с алкоголем: бывает, что получил человек аванс и пропал на несколько дней, а у нас жесткие графики. На вахту предлагаем, разнорабочим — 120 тысяч в месяц, но… Вот и приходится иностранцев брать, те с алкоголем и впрямь не дружат.

- Но только не подумайте, что как только набрали мигрантов, то все ваши проблемы остались позади, - констатирует третий. - На деле обнаруживается: треть из них очень плохо говорит по-русски (как мы с ними работать-то будем?), а соответствующая квалификация есть у одного из десяти. Принести-отнести — с этим вопросов нет, а вот что-то посложнее — уже трудно найти. На зарплаты в 30 тысяч не идут, хотят монтажниками (там ценник от 65 тысяч), при этом ничего не умея! Нашли пару парней башковитых, но это скорее исключение… А требовательные какие пошли!

И все вместе они тоже не понимают, каким же образом завезенные ими гастарбайтеры напрягают бюджет: «Кормим сами, жилье наше, оплачиваем за них патент (платное разрешение на работу для иностранцев), без семей, как типичные вахтовики: приезжают на три месяца, получили расчет и уехали… Где же тут нагрузка на государство?»

Но ведь не на пустом же месте эти цифры появились? - обратился я к автору той самой цитаты. И услышав ответы, был немало поражен: проблема определенно выходила за рамки банальной бухгалтерской отчетности.

«НЕ СПЕШАТ СТАНОВИТЬСЯ ЧАСТЬЮ ОБЩЕСТВА»

- Это не о классических трудовых мигрантах, которые приехали, отработали и уехали, - объясняет детский омбудсмен Ульяновской области Екатерина Сморода. - Дело в том, что многие из них постепенно принимают гражданство России, и я говорила как раз о них.

- А зачем защитнику прав ребенка понадобилось все это пересчитывать?

- Мы говорили о повышении стоимости патентов для мигрантов, и я сказала, что это не покроет расходов государства, когда те потом привезут сюда свои семьи. Происходит это так: после того, как один из членов такой семьи получил российский паспорт, его семья имеет право также стать нашими гражданами в упрощенном порядке, и они в полном составе переезжают на новую родину. В основном, это многодетные семьи из Средней Азии, и они, равно как и остальные россияне, могут рассчитывать на все меры соцподдержки, предусмотренные законодательством. И мы примерно взяли весь тот набор расходов государства, на которые может рассчитывать российская семья (а они теперь — именно российская): дотации, льготы, здравоохранение, обучение и прочее, вот и получилась такая сумма, там один маткапитал — 775 тысяч (см. «Как считали», - Ред.). Вот эта категория и вызывает беспокойство — получив гражданство, многие из них не спешат социализироваться и становиться частью нашего общества. Более того — родители порой в той или иной форме не позволяют это делать своим детям. Но государство при этом обязано исправно выдать им весь набор мер соцподдержки, и с этим надо что-то делать.

Екатерина Сморода рассказывает о целом клубке поразительных открытий, который обнаружили, когда вопрос стал изучаться подробнее. Например, что от 20 до 50 процентов детей, по воле родителей ставших гражданами России, либо вообще не говорят по-русски, либо говорят на очень низком уровне. Это для родителей обязательно знание русского языка для получения гражданства, для их же детей никаких языковых фильтров не установлено.

- Типичная ситуация: привели ребенка в школу и директор спрашивает: «Как тебя зовут?», - продолжает детский омбудсмен. - Тот смотрит на папу и ждет перевода. В соответствии с нашим законодательством такого ребенка мы должны посадить за парту. Но если он не знает языка, как его учить? Кроме того, у нас разные образовательные программы. Многие вообще не знакомы с такими предметами, как «литература», «общество», «история». В законодательстве говорится, что региональные власти должны организовывать социальную, культурную адаптацию мигрантов, под которыми подразумеваются иностранные граждане и лица без гражданства. Но эта категория - уже граждане России, и на них эта система не распространяется.

И это далеко не все тревоги.

КРОМЕ ЛЬГОТ И ПОСОБИЙ НИЧЕГО НЕ ИНТЕРЕСУЕТ?

С упомянутой адаптацией и впрямь происходит что-то странное, и в Ульяновске об этом говорят все чаще и чаще. Местные, наблюдая за этим великим переселением из Средней Азии, подмечают, что особо интегрироваться в российское общество «новые россияне» порой не желают, предпочитая держаться общиной и следуя своим традициям.

- Мы составили портрет такой семьи, - продолжает Екатерина Сморода. - По-русски, в основном, говорит папа; мама практически не владеет им, семейное общение строится на своем языке. В основном, это многодетные семьи, папа с официальным небольшим заработком и неработающая мама, то есть, малообеспеченные. Посмотрели число получателей мер соцподдержки и увидели, что идет резкий рост числа семей с миграционной историей (то есть получивших российское гражданство, - Ред.).

И исходя из этого у многих закрадывается мысль о том, что едут к нам именно за этими льготами и пособиями, не сильно стараясь интегрироваться в общество.

Проблеме адаптации таких граждан было посвящено и выездное совещание Совета по правам человека, которое состоялось в конце июня в Ульяновске.

- Я делаю акцент именно на школе, потому что если дети из семей с мигрантской историей не будут интегрированы в российское общество, то это приведет, и уже приводит, ко многим серьезным проблемам, - предупредил тогда глава СПЧ Валерий Фадеев.

НОВОГОДНЯЯ ЕЛКА — ГРЕХ?

В одной из ульяновских школ «новые россияне» отказались вести своих детей на школьную новогоднюю елку, аргументируя это тем, что поклонение дереву в исламе — грех. Педагогам пришлось оправдываться, что это — детская сказка, и не нужно отнимать ее у детей. Послушались не все.

Этот и другие подобные случаи вовсю обсуждаются в местных сообществах, где комментаторы склоняются к тому, что нужно как можно чаще объяснять таким гражданам смысл русских поговорок. О самоваре, например, с которым не рекомендовано приезжать в Тулу, или о своем уставе, который не надо приносить в чужой монастырь. Но кто это должен делать?

- Проблема еще и в том, что во время получения гражданства наши новые сограждане не получают информацию об обязанностях гражданина РФ, - продолжает Екатерина Сморода. - По закону, например, дети должны идти в школу, и привести их туда - обязанность родителей, которой некоторые из них пренебрегают. Была ситуация, когда мальчику уже 9 лет, а его так и не отвели в школу. Спрашиваем у родителей: почему? Ответ поразил: пока он Коран не выучит, в школу не пойдет. По девочке, которая не ходила в школу, такой же случай был: «А зачем? Она через два года поедет на родину замуж выходить». Сейчас у нас есть договоренность с губернатором, чтобы, приобретая гражданство, они в обязательном порядке изучали свои права и обязанности. И наравне со своими традициями и языками, на которые никто здесь не покушается, чтили еще и законы Российской Федерации… Ситуация-то стремительно развивается: за последние 6 лет в регионе число детей из Таджикистана выросло в 6 раз. И многие из них сели за парты с коренными детьми.

Данные Управления МВД по области только подтверждают ее слова: в прошлом году российское гражданство в регионе получили 3585 человек, из них — 1215 детей (для сравнения: в 2021 году детей было 662, в 2020-м — 464). Лидирующие позиции среди приобретших гражданство — за выходцами из Таджикистана (53,2%).

- Наши учителя стонут от этой внезапной нагрузки, - говорит детский омбудсмен. - Как сказал недавно глава СПЧ Валерий Фадеев, «если ребенок, особенно когда их несколько в классе, не знает русский язык, то мы издеваемся и над этими детьми, и над учителями, и над другими учениками; надо это радикально изменить».

УЧИТЕЛЯ ДОЛЖНЫ УЧИТЬ ТАДЖИКСКИЙ?

- Мы сами ее когда-то заканчивали, отличная школа, отличные учителя, да и от дома недалеко, - говорят две молодые женщины, посматривая в сторону родной школы №55. - Но своих детей все же отдали в другую школу — тут же все больше неместных становится. Мы интернационалисты, как учил наш земляк Владимир Ленин, и нам все равно, какая у ребенка национальность. Дело в другом: учителя вынуждены огромную часть времени уделять плохо говорящим по-русски детям, вот и побоялись, что наши получат слабые знания и потом не смогут в вузы поступить…

- Да, мы оказались в новой реальности, - признает директор школы Галина Соловьева. - Из 585 учеников — у нас уже 205 детей с миграционной историей, больше трети.

И она перечисляет трудности, которые добавились к уже существующим. Как, например, обучить ребенка, если тот языка не знает? А как родители будут им помогать домашние задания делать? Как вызвать родителей в школу, если у них часто один кнопочный телефон на семью? И вот этих «как» набирается с добрый десяток.

- Они сразу говорят, почему в нашу школу детей отдают: «здесь наши», - продолжает директор. - А коренных в это время становится меньше. Первое, что спрашиваем, когда ребенка с миграционной историей приводят: он говорит на русском? Отвечают: плохо или чуть-чуть. Если «чуть-чуть» - значит, практически не говорит. Мы обязаны его обучить, но как? А как математику или химию преподавать? Или учителя должны таджикский выучить?.. Часто такого ребенка определяем на класс или два ниже того, где он должен быть по возрасту.

Интересно получается: государство заявляет о необходимости адаптации мигрантов, но решение этой проблемы полностью переложило на плечи учителей. Те выкручиваются, как могут, например, обучая русскому языку на картинках и занимаясь с детьми, плохо говорящими по-русски, по субботам, в рамках внеурочной деятельности. И переживают, как бы все это не привело к падению зарплат, которые зависят, в том числе, от качества обучения, средней успеваемости, участия учеников в олимпиадах… Вместе с этим рейтинги школы №55 уже пошли вниз, а именно на них часто смотрят родители, выбирая учебное заведение для своих чад.

НЕ ПЕТЬ, НЕ ТАНЦЕВАТЬ, НЕ СЛУШАТЬ МУЗЫКУ...

- Стараемся сплачивать всех — не сажаем их в отдельные классы, - рассказывает Галина Соловьева о методах интеграции. - И я благодарна классным руководителям и родителям, которые все понимают и не переводят детей в другие школы. У нас проходит очень много мероприятий, в которых дети-мигранты участвуют наравне со всеми: в конкурсе чтецов стихотворений Пушкина, военно-патриотической песни. У нас обучаются дети 15 национальностей, в рамках Дня народного единства ежегодно проходит фестиваль «Венок дружбы», где каждый класс представляет культуру и традиции разных национальностей, чтобы понимали и уважали, больше узнавали друг о друге. Например, одному классу выпало представлять культуру мордвы, и все ученики, включая таджикских детей, вникали в нее, представляли ее со сцены и даже готовили национальные мордовские блюда. При этом им вовсю помогали их родители. Но бывают и те, кто не участвует в таких мероприятиях.

- Не хотят?

- Хотят, это хорошие живые дети! Однако некоторые родители по религиозным соображениям запрещают им петь песни, танцевать, слушать музыку. Снова разговариваем с родителями и порой те идут на послабления. Но есть такие, кто очень категоричен в этом вопросе… Тем не менее рук не опускаем. И результаты в этом направлении есть: из 62 человек, которые сдавали в этом году ОГЭ, только четверо пришли на пересдачу, а из восьми одиннадцатиклассников — трое медалистов, это результат! Детей-мигрантов среди них пока нет, но надеемся, будут. У нас есть ребенок, который два года назад приехал и почти не говорил по-русски, сейчас все хорошо сдал и пошел в 10-й класс, потому что хочет поступать в мединститут на стоматолога. После 11-го мальчик выпустился, неплохо защитил проектную работу, собирается поступать на медфак. Хотя учителям, конечно, очень тяжело и что-то нужно менять. Я бы, например, ввела квотирование таких детей — не более 50 учеников на учебное заведение…

- Здесь определенно необходимо перестраивать всю систему, - соглашается детский омбудсмен Екатерина Сморода. - Сначала адаптивные классы, и только потом — обычная школа. Кроме того, нужен языковой фильтр на этапе проведения административных процедур: ты не получишь гражданство РФ, пока не выучишь русский язык. И тогда школа не будет оставаться с этой проблемой один на один. А еще однозначно нужно ввести принцип оседлости по мерам соцподдержки. У нас есть региональный маткапитал, его можно получить только после 3 лет проживания в области. Этот же принцип нужно ввести и по федеральным выплатам. Да, мы уважаем традиции новых россиян, нам все равно, какой они национальности и вероисповедания, но выделяя деньги на их адаптацию и оказывая соцподдержку, мы вправе взамен требовать, чтобы эта адаптация состоялась, чтобы они встроились в наш социум и свободно общались на русском языке, а не создавали на эти деньги свое, изолированное общество.

КАК СЧИТАЛИ

На какие средства и меры соцподдержки в Ульяновской области может рассчитывать признанная малообеспеченной семья из 5 человек (папа, мама, 3 несовершеннолетних ребенка) сразу после получения гражданства РФ.

- До 12 792 рублей - ежемесячное пособие по безработице — (до полугода, при подтверждении трудового стажа);

- До 13 000 рублей - ежемесячное пособие на каждого ребенка (по достижении 17 лет);

- 13 800 рублей - ежемесячное пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет (неработающим родителям, в случае рождения ребенка на территории РФ);

- 775 628 рублей - маткапитал;

- 100 000 рублей - региональный маткапитал (при условии рождения ребенка на территории Ульяновской области, после 5 лет проживания);

- 16 642 рублей - единовременная выплата при рождении 3-го и последующего ребенка.

- 250 000 рублей - земельный участок или компенсация за него.

- До 59 580 рублей компенсация на бесплатное переобучение.

- До 350 тысяч - субсидия на запуск своего бизнеса (соцконтракт для малоимущих).

Это далеко не весь список, немало и других расходов. Так, один год обучения ребенка в школе обходится бюджету в сумму до 37 000 рублей, а пребывание в детсаду — от 72 000.

Завтрак каждого учащегося 1-4 классов в среднем стоит 95,7 рубля в день (умножаем на 247 учебных дней — 23 637 рубля в год). Детям из многодетных семей полагается еще и бесплатный обед (тоже 95,7 рубля в день).

А еще многодетным полагается компенсация на приобретение школьной формы (2 000 в год на ребенка), на сумму до 20 000 рублей в год им компенсируется летний отдых.

Не стоит забывать и про медицину — в среднем на ульяновца выделяется около 38 000 рублей в год. А еще есть бесплатный проезд, посещение спортивных и культурных учреждений - все это бесплатно для людей, но не для государства: эти меры соцподдержки стоят бюджету еще около 30 000 рублей на семью в год.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Плевать хотели. Почему мигранты и их дети не хотят интегрироваться в российское общество (подробнее)