Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 февраля 2024 8:51

Владимир Путин дал четкий сигнал Западу: президент России посоветовал Европе не создавать стратегических угроз

Историк Станкевич: Путин показал Западу, что нет неизбежности глобальной войны
Сергей Станкевич

Сергей Станкевич

Фото: Иван ВИСЛОВ

Обсуждение двухчасового интервью Такера Карлсона с Владимиром Путиным, который ответил на вопросы американского собеседника не только по конфликту на Украине и отношениям России и Запада, к 10 утра пятницы в интернете посмотрело более 60 млн человек.

На «Радио «Комсомольская правда» некоторые положения из беседы российского лидера и экс-ведущего Fox News мы разобрали с историком, бывшим советником президента Ельцина Сергеем Станкевичем.

- Путин сообщил Карлсону, что в начале 2000-х говорил с президентом Клинтоном о вступлении России в НАТО, а Клинтон упоминал прежде, что двери в альянс для Москвы были открыты еще при Ельцине...

- Незадолго до этого большого интервью с Путиным в США были рассекречены документы, которые относились к 1994 году. Тогда Клинтон общался с Ельциным. И в рассекреченных документах приведены стенограммы их бесед. И вот там уже поднимался вопрос о расширении НАТО на восток.

- Что прозвучало со стороны Ельцина тогда?

- Прозвучала позиция, которая предварительно проговаривалась Ельциным с близким кругом. Она была такая: если вы хотите что-то делать в Европе, куда-то двигать НАТО — сначала обратитесь в Москву. Потому что любая новая система коллективной безопасности в Европе - а Европа нуждалась в такой системе - не может исключать Россию. И осуществляться за счет России. И сначала предложение должно быть сделано нам. Если эта система на основе НАТО — то приглашайте туда Россию.

- Так это звучало в 1994-м?

- Да, и сейчас в интервью с Путиным прозвучало, что и через несколько лет, на рубеже веков, Россия была готова рассматривать вопрос коллективной безопасности на основе НАТО — если такова позиция наших западных партнеров.

- Но оба раза вариант с НАТО был отвергнут именно Западом?

- Да, Западом, не нами.

- Если бы Россия вступила в НАТО в 1994-м, то участвовала не только в коллективной безопасности, но и в коллективной агрессии, например против Югославии?

- Если бы Россия тогда вступила в НАТО, а надо помнить, что в альянсе действует принцип коллективной отвественности за принятие решений - и Россия не допустила бы тогда агрессии против Югославии. Да и потом, предложение об альянсе - оно было такое... Призыв «ну, давайте, нас принимайте!» - у западных партнеров самая эта идея могла вызвать ступор, такой гигант вливается в эту структуру. Это было переговорное предложение — мол, если Запад откажется, то предложит какое-то иное решение, тоже коллективное и включающее Россию. Это не было просто торгом, это была дипломатия.

- Карлсон сказал после интервью, что если вы думаете, что русские хотят проехать на танках по Вене — то вы идиоты. А в самом интервью Путин, говоря о Польше, сказал что у нас там нет интересов, одни угрозы.

- Польше имеет смысл пересмотреть свою прежнюю установку. Она была искусственно сформирована и была отчасти связана с авиатрагедией под Смоленском, когда один из братьев Качиньских погиб вместе с руководством Польши. Так вот эту историческую установку на конфликт с Россией Варшаве надо убирать. Она толкает страну в неправильном направлении. Польская история, дальнейшее строительство государства не может быть ориентировано на якобы неизбежность конфликта с Россией. Антироссийская риторика не должна быть агрессивной и доминирующей в польском политическом мышлении. Если от этого удастся избавится хотя бы частично — дальше все наладится.

- Так какой сигнал послан этим интервью, например, Европе?

- Сигнал простой - не создавайте угроз. Такой ситуации, когда вас воспринимают как эксзистенциальную, стратегическую угрозу.

- Но это не слишком ли мягко прозвучало?

- Это прозвучало разумно. Но одного отказа от создания угрозы мало. Новая система коллективной безопасности в Европе, действительно, нужна. И она работала, когда был СССР, ялтинско-подстдамская система, позже подтвержденная в Хельсинки. Но после 1991-го все изменилось, а новой системы не возникло. Дорогая цена за отсутствие такой системы уже заплачена.

- Так некоторые вещи надо все же проговаривать жестко?

- Говоря об интервью, не стоит какие-то вещи убирать из контекста.

- Путин говорил про переговоры - а как же полная победа?

- Главный позитивный мотив в этом интервью в том, что несколько раз Путин сказал о принципиальной готовности к переговорам, причем двояким. И к переговорам по завершению боевых действий и к переговорах по урегулированию противоречий между Россией и коллективным западом. Это главное — ради чего стоило иди на такой разговор.

- Как это повлияет на западную аудиторию?

- Повлияет несомненно. Увидели к утру 60 миллионов и еще увидят несколько десятков. Люди на западе увидели реальную дорогу к мирному урегулированию конфликта, который их до сих пор пугал перспективой глобальной войны. Неизбежности глобальной войн нет — показал Путин.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Путин дал понять, что конфликт с Россией плохо закончится для Запада: подписывайтесь на наш подкаст, чтобы не пропустить новые выпуски по теме.