Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 октября 2023 13:42

Россиянка с детьми вернулась на Родину после 20 лет жизни в Германии: честный рассказ женщины о причинах бегства с "процветающего" Запада

Мать четверых детей быстро поняла - европейская жизнь ей не по нутру. И решила променять пятикомнатный комфорт в Германии на «однушку» в России
Ольга Штумпф вместе с 4 детьми решила бросить все и вернуться на Родину

Ольга Штумпф вместе с 4 детьми решила бросить все и вернуться на Родину

Фото: Владимир ДЕМЧЕНКО

Прожив 20 лет в пятикомнатном комфорте в Германии, женщина вместе с 4 детьми решила бросить все и вернуться на Родину, пусть даже в «однушку».

- Я живу на кухне. Дети, их у меня четверо, в комнате, - Ольга Штумпф, симпатичная миниатюрная блондинка, поправляет челку. – Спим пока на надувных матрасах. Есть еще четыре кошки и кокер-спаниель Джули. Они живут везде. И мы счастливы, потому что наконец дома, в России.

- А в Германии, вы как жили? – спрашиваю.

- О, там у нас было пять комнат, у каждого своя, - смеется женщина. - Теперь однушка, да. Но никто не ропщет. Наоборот. Я недавно спросила сына Мишу, не хочет ли обратно. Сказал, что ни за что не вернется, тут ему спокойнее. «Мама, - говорит, - здесь я чувствую себя совсем русским».

Я смотрю Ольге в глаза и думаю: она что, сумасшедшая? Променять налаженный за 20 лет быт в богатой европейской стране на однушку в подмосковной Балашихе! Уехать от сытой жизни и теперь думать, чем прокормить семью! У Ольги твердый взгляд. В нем и усталость и какая-то безалаберная веселость, которой все по плечу.

- Я все 20 лет, пока жила в Германии, хотела вернуться, - говорит она. – Мужу так и сказала: мы не будем здесь своими.

Ольга Штумпф с сыновьями Сашей и Мишей

Ольга Штумпф с сыновьями Сашей и Мишей

Фото: Личный архив

НЕМНОГО ПЕРЕСТАРАЛАСЬ

Ольга родилась в Донецке. Когда ей было 6 лет, семья переехала в Казахстан. На Донбассе осталась двоюродная сестра с дочкой. Сама же Ольга после школы отправилась в Челябинск, закончила юрфак, встретила будущего мужа, тоже студента-юриста. Он из обрусевших немцев, так что переезд в Германию в начале нулевых казался логичным. Россия только начинала оправляться от 90-х, а Европа манила изобилием. Германия, к тому же, обещала российским немцам пособия и поддержку.

Обосновались в городке Гиссен в 60 километрах от Франкфурта. Шли годы, рождались дети… Старшей, Даше, сейчас 17. Маше - 16. Двое мальчишек еще младше: Мише — 10, а Саше - 7.

Ольга быстро поняла, что европейская жизнь ей не по нутру. Как в байках про эмигрантов, скучала по березкам.

- Не по березкам даже, а по людям, - поправляет она. – В Германии люди другие. Поначалу не замечаешь, но со временем отчетливо осознаешь - нет в них теплоты, добродушия, размаха наконец. Забьются в свои норы и сидят. Я не смогла к этому привыкнуть.

Ольга Штумпф с Сашей и Дашей

Ольга Штумпф с Сашей и Дашей

Фото: Личный архив

- А дети? У них-то откуда ностальгия?

- Моя заслуга, - Ольга разводит руками, дескать, «так получилось». - Муж постоянно был занят, работал. А я даже гражданство Германии не стала оформлять, только вид на жительство. Мы с детьми постоянно ездили в Россию. 3-4 раза в год. Ходили по театрам и музеям, гуляли по Красной площади и Арбату. Но я показывала не только витрину. Мы ездили на междугородних автобусах и поездах с их порой не чистыми туалетами, жили в съемных квартирах, ели в столовых... Контраст с Германией, конечно, был разительный, но они все понимали. А когда отношение к русским в Германии изменилось, я отключила немецкие телеканалы, оставила только российские. Смотрели наши мультики… С мужем я к тому времени уже развелась, и все больше думала о возвращении домой. Боялась, что в детях не останется ничего русского. Может, немного перестаралась...

Ольга Штумпф с дочерью Дашей

Ольга Штумпф с дочерью Дашей

Фото: Личный архив

- Отношение к русским изменилось после начала СВО?

- Нет-нет, раньше, где-то в 2013-м. Тогда в Германии разрешили однополые браки. А в России – наоборот, запретили пропаганду ЛГБТ. Сразу немецкое ТВ начало зудеть, что в России нет свободы. В Германии, дескать, очень демократичное общество, а в жизни это главное. С теми, кто так не считает, нужно нещадно бороться. Они даже не замечали, что вот это-то как раз и несвобода. Вообще, их демократия почему-то только про защиту прав гомосексуалистов. А для всего остального есть генеральная линия - попробуй скажи поперек.

«СДЕЛАЕМ ИЗ ТЕБЯ НАСТОЯЩУЮ НЕМКУ»

Но мотором возвращения в Россию стала не сама Ольга, а старшая дочь Даша. Это было в марте 2022-го, после начала боев на Украине, Даша пришла и заявила: «Хочу домой». «Даша, ты уже дома», - удивилась мама. «Нет, я хочу домой в Россию».

- У нее «антигермания» развилась во время ковида, - продолжает Ольга Штумпф. – Тогда весь мир начал носить маски. Но у немцев это приняло гипертрофированный вид. Вдруг и в учителях, и в одноклассниках Даши проявилась вот эта немецкая любовь ходить строем, приказывать, наказывать. И еще нетерпимость к инакомыслию. Это на фашизм было похоже, честное слово. Даша не очень любит, когда ей приказывают… Вот пример: маску нужно было носить в школе, но почему-то заставляли и от автобуса в ней идти… Дашу это бесило. Она вдруг увидела немцев совсем другими. Поняла, насколько они мелочные, как «закладывают» друг друга, не имеют своего мнения.

А потом началась спецоперация. По словам Ольги, градус русофобии в школе выпрыгнул за пределы шкалы. Родителям детей из России царапали машины, самим детям устраивали бойкот. Запрещали говорить по-русски даже на переменах. В детсаду к маленькому Саше подошел мальчик и спросил: «Ты говоришь по-русски?». «Да». «Как ты можешь, это же язык убийц»!

- Самая жуть началась с Дашей, - продолжает Ольга. – Школьный психолог устроила охоту за ней. Следила за каждым шагом и чуть что, сразу говорила: «Это все потому, что у тебя мама русская. Уходи от нее. Поселим тебя в общежитии, будем платить деньги. Сделаем из тебя настоящую немку». Хорошо, что Даше было 16, она уже не попадала под ювенальную юстицию. Иначе могли и забрать с легкостью.

Еще одно обстоятельство — Даша занималась гимнастикой. Хотела делать это профессионально, но в Гиссене секций нужного уровня нет. Надо было перебираться в Берлин, а этого в семье не хотел никто. Легче было в Россию. Даша через интернет выяснила, что в Москве есть школа олимпийского резерва. «Буду заниматься там», - решила она.

- Я говорю: «Не возьмут тебя. И жить в Москве негде», - вспоминает Ольга. – «Нет, мама, я добьюсь, что возьмут, - отвечала дочь. – Палатку около спортзала поставлю и буду жить в ней. Но здесь я оставаться больше не хочу». В итоге Даша первой и уехала.

Дети Ольги Штумпф - Миша, Маша и Саша

Дети Ольги Штумпф - Миша, Маша и Саша

Фото: Личный архив

Первое время жила в Москве у ольгиной подруги. И в школу гимнастики, что удивительно, девушку приняли. Правда, тренер поворчал, что не дотягивает Даша до сверстниц. Но ему понравился ее характер, целеустремленность.

- Помню, когда я Дашу везла в Россию, она всю дорогу учила российский гимн, - вспоминает Ольга. «Буду, говорит, петь, когда стану выступать за сборную». Она тренировалась по 2 раза в день. А между тренировками, чтобы время на дорогу не тратить, занималась прямо в зале. Спала на матах. И ее взяли в лицей при школе гимнастики. В общем, она самая из нас россиянка. А через год пришла и наша очередь.

ПРИБАЛТЫ УКРАЛИ МАШИНУ И ВЕЩИ

В России есть программа переселения соотечественников. Ольга хотела ей воспользоваться, но в регионах расселения не было Москвы и области. Ольга даже написала письмо на сайт президента с просьбой поселить ее в Москве. Пришел ответ с объяснением, что столица в программе не участвует.

- А я обрадовалась, - говорит Ольга. - Не тому, что отказали, а тому, что ответ вообще пришел. Я поняла, что в России ВСЕ РАБОТАЕТ!

Выход нашелся. У Ольги были две квартиры – в Белоруссии и в Казахстане. Достались в наследство от бабушек. Их давно пытались продать. И когда решение вернуться в Россию стало окончательным, продались обе.

- Мистика какая-то, - пожимает плечами беглянка из Европы. - Правда, вырученного с двух продаж на жилье в Москве не хватало. Крутили и так, и эдак… И вдруг вариант – однушка в Балашихе, в новом жилом комплексе. Мы за него ухватились, и я в восторге. Даше до ее гимнастики совсем близко. Двор чистый, везде камеры, детей одних можно отпускать. В Германии такого и в помине нет!

Ехать всем семейством Ольга не спешила. Хотела сначала отвезти вещи, осмотреться. Но дети - все трое - принялись проситься «на борт». Младший Саша даже заявил, что спрячется в маминой машине.

- В итоге я сказала бывшему мужу, что уезжаю с детьми, - вспоминает Ольга. – Он сначала отговаривал. Но препоны чинить не стал. Похоже, думает, что у нас здесь ничего не выйдет, и мы вернемся. Выбирались почти тайно, в 4 утра. Я детей даже из школы не стала выписывать. А то, знаете, налетела бы опека, с них станется.

На прощание Европа показала Ольге жирный кукиш. В Латвии у нее украли машину и вещи – нагло и цинично.

У самой российской границы в минивэне с семейством Штумпф ехал попутчик, тоже выходец с Донбасса. И уставшая Ольга пустила его за руль.

Машина Ольги Штумпф после вылета в кювет

Машина Ольги Штумпф после вылета в кювет

Фото: Личный архив

- Как я себя корю за это, - женщина заламывает руки. - Через час я проснулась от того, что он съехал в кювет. Машина помялась и не заводилась. Вызвали эвакуатор. Полиция посоветовала оставить машину у местного жителя. Мы обо всем с этим жителем договорились, я сказала, что вернусь и все улажу. Сами на попутке поехали дальше - не возвращаться же. Через пару дней этот местный житель начал мне звонить, расспрашивать. Еще через день сказал, что машину починил, и я должна ему круглую сумму. Я его об этом и не просила. А он: «Не заплатишь, продам тачку на лом». Я сказала, что скоро приеду. А он: «Все, машина ушла на свалку». Представляете! Я поехала к нему со знакомым, а он только коробки с вещами выставил. Да и там много чего не хватало. Вот вам и Европа! Я решила забыть про машину и вещи... Забрала, что осталось, и уехала. Дочка Даша мне сказала: «Мама, это случилось, чтоб ты не передумала. Мосты сожжены».

Вызвали эвакуатор. Полиция посоветовала оставить машину у местного жителя

Вызвали эвакуатор. Полиция посоветовала оставить машину у местного жителя

Фото: Личный архив

80% РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ ВЕРНУЛИСЬ БЫ!

Российская история для Ольги Штумпф и ее детей только начинается. Им пока тяжело. Когда мы встретились, Ольга второй день работала в мебельном магазине продавцом и собиралась подрабатывать няней – хватается за все. И это с дипломом юриста! Попробовалась помощником адвоката. Не пошло.

В Германии, кстати, Ольга 3 года училась нетрадиционной медицине.

- Ух ты, а не хотите здесь попробовать?

- Пока не знаю, с чего начать. В Германии у меня дома был свой кабинет, знакомые-клиенты. А здесь нужно начинать с нуля. Ну, поживем – увидим.

- Детям трудно с немецкой программы на российскую переходить?

- Да, приходится догонять. Мальчишкам в начальной школе легче. А Маша за учебниками днем и ночью.

- В Германию вернуться не было мыслей?

- Этот вопрос закрыт, наш дом здесь. Вы бы видели, какие счастливые мои мальчишки. В Гиссене у них друзей-то не было, а здесь Саша в первый же день на детской площадке обзавелся приятелями. Да и в школе у каждого компания, как и у девочек. Они от праздника 1 сентября в восторге, вы бы видели школьные праздники в Германии – тоска зеленая. Машу, которая больше всех устает, спрашивала, не хочет ли назад. «Ни за что, - сказала. - Здесь люди добрее». Я тоже чувствую себя дома, дышится совсем по-другому. Мне из Германии пишут знакомые: молодец, мы бы тоже с удовольствием вернулись. Но дом, ипотека…

- Правда?

- Именно! Я уверена: объяви сейчас Россия: приезжайте, вот вам гражданство, жилье, работа… 80 процентов выходцев из России вернулись бы. Жизнь там нелегкая. Пособия маленькие, хорошую работу найти сложно. Переехавшие туда русские стараются об этом не говорить. Они пускают пыль в глаза оставшимся в России. Но молчат, что жена по вечерам моет посуду в ресторане, а муж вечно на каких-то подработках.

- И вы так пыль в глаза пускали?

- Да, я тоже (смеется). Но теперь нет необходимости. Трудности преодолеем, это жизнь. И не исключаю, что когда-нибудь вернусь на родину, на Донбасс. Он теперь тоже Россия. У моей двоюродной сестры, которая там, похожая история. В 2017 году вся семья уехала в Польшу. Большинство ее родственников против России. А она через три года забрала дочку и без денег через три границы вернулась в Донецк. И муж за ней вернулся. Мы созваниваемся, им тяжко. Но она, как и я, упертая: «Хочу, - говорит, - жить на своей земле».

ВОПРОС РЕБРОМ

РАЙ В ЕС – ЭТО МИФ?

- Абсолютный миф, - говорит Ольга Штумпф. – Наши, те, кто уехал в Европу, очень надеются на пособия. Да, они есть. И социальное жилье есть. Но я вас уверяю, здесь, в России, у большинства жилищные условия гораздо лучше. Пособия – это только чтобы с голоду не умереть. Чем-то дешевым набить желудок и надеть на себя что-то из секонд хенда. Очень многие наши живут на пособие - так проще - пусть мало, но гарантировано.

Если же ты вдруг начал зарабатывать, разбогатеть тебе все равно не дадут. Чуть превысил доход общий уровень – начинаются отчисления. На нужды города, района, еще какие-то. И сразу проверяющие: не нарушаешь ли чего. Нервы здорово попортят. Такая уравниловка.

Пенсионный возраст растет (в Германии поэтапно до 67 лет. – Авт.). А пенсии падают. Те, кто сейчас выходит на пенсию, получают гораздо меньше, чем счастливчики несколько лет назад. Раньше на пенсию можно было путешествовать, а теперь – забудьте. Все больше пенсионеров обращаются за социальной помощью, потому что нечем платить за жилье.