Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
22 февраля 2024 7:01

Возможность ядерной войны, исправительные лагеря и политики, которые «сдохнут»: о чем заявил Дмитрий Медведев в большом интервью

Зампредседателя Совета безопасности Дмитрий Медведев дал большое интервью российским СМИ. В беседе участвовали журналисты «Комсомольской правды», РИА Новости, ТАСС, радио «Маяк» и Ленты.ру. Публикуем первую часть этой беседы
Заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев. Фото: Екатерина ШТУКИНА

Заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев. Фото: Екатерина ШТУКИНА

«Качества либерального политика мне приписывали»

Радио «Маяк», Валерий Санфиров: Судя по постам в социальных сетях в этом году «тонких рассуждений о предотвращении экзистенциальных угроз» (это ваша цитата) в этом году от вас ждать не стоит? Что вы ждете от 2024 года?

- Я жду победы в специальной военной операции. Думаю, как и абсолютное большинство наших граждан, И на этом сконцентрированы все наши усилия. Жду возвращения всех наших защитников, которые принимают участие в этой операции. Получится или нет – это вопрос, который будет решен как раз в этом году. Но тенденции, которые сформировали сейчас, они неплохие.

«Комсомольская правда», Елена Кривякина: Когда вы были президентом и премьером, и в России, и на Западе вы считались либеральным демократичным политиком. А теперь вы главный хейтер от лица российской власти в интернете. Вот лишь некоторые ваши высказывания по отношению к коллегам из США и ЕС: «атлантические импотенты», «стая лающих собак из западной псарни», «разномастная свора хрюкающих подсвинков». А в отношении МИД Франции вы недавно даже применили матерное слово. Интересно, что по отношению к вам и нашим органам власти мы такого, по счастью, не слышим. Но ведь история циклична и рано или поздно придется мириться и как-то договариваться. Не боитесь лично вы стать нерукопожатным политиком на международной арене? Вы ведь наверняка захотите свою политическую карьеру в этом направлении продолжать?

- Те качества, которые мне приписывали и приписывают – это всегда чьи-то субъективные оценки. Те, кто хотел во мне видеть либерального политика (а это определенные круги на Западе и в нашей стране какие-то круги или люди), они видели. На самом деле я каким был, таким и остался, как говорят в русском народе. Другой вопрос, что, конечно, в нынешней ситуации оценки изменились, а изменились по одной простой причине – потому что мы считаем, что с нами, с Российской Федерацией, обошлись несправедливо, и поэтому появились более жесткие оценки.

Что касается моих внутренних оценок и ощущений, они капитальным образом не изменились. Наверное, у меня были, как у любого политика, иллюзии, представления какие-то немного другие. Вот недавно президент же сказал, что мы слишком долго с ними заигрывали. Нужно было раньше им дать ответ на все вопросы в предельно жесткой форме.

Ну а то, что кто-то там здороваться не будет или руки не подаст. Пусть еще попросят, чтобы я им руку дал. Во-вторых, когда отношения нормализуются, абсолютное большинство нынешних политиков на Западе уйдет в политическое небытие. А про некоторых скажу так, как в последнее время говорю: некоторые из них просто сдохнут. И поэтому те, кто захочет выстраивать отношения с Россией, должны это проявить в прямой, неприкрытой, откровенной форме. Такие люди есть и их количество будет расти, но я абсолютно уверен, что в ближайшее время капитального сближения с Западной Европой и с США, с англосаксонским миром не произойдет. Слишком глубокий водораздел образовался между нами, и его преодолеть будет очень сложно.

Дмитрий Медведев: "Когда отношения нормализуются, абсолютное большинство нынешних политиков на Западе уйдет в политическое небытие". Фото: Екатерина ШТУКИНА

Дмитрий Медведев: "Когда отношения нормализуются, абсолютное большинство нынешних политиков на Западе уйдет в политическое небытие". Фото: Екатерина ШТУКИНА

«У украинцев есть выбор: быть с Россией или бесконечная война»

Lenta.ru, Игорь Дмитров: В последнее время ряд западных изданий написали, что не стоит грезить возможным поражением России на Украине, потому что фокус США переключился на Ближний Восток. Какие выводы из этого должна сделать западная аудитория?

- Эти публикации рассчитаны, прежде всего, на западные элиты, которые необходимо должным образом окормлять и давать им верные сигналы. До этого основной расчет был на поражение России с учетом той гибридной войны, которая против нас развязана. Естественно, все западные СМИ пестрели заголовками о том, что Россия вот-вот рухнет, разделится на части, у России не хватит мощи противостоять атлантической военной машине и так далее. События развиваются совершенно по другому сценарию. Естественно, они должны на это как-то реагировать. Если говорить о сигналах, что пора сделать передышку, пора начать переговоры, то это рассчитано на то, что мы остановим СВО, а они (украинцы, - Ред.) в этот момент сконцентрируются, будут осуществлены поставки разнопланового западного оружия, и после этого они устроят очередное контрнаступление, которое окажется несколько более успешным, чем тот провал, который состоялся в прошлом году.

ТАСС, Анастасия Савиных: После успеха российских военных под Авдеевкой на Украине многие начали обвинять нового главкома, припоминали ему российское происхождение. Нам с Сырским так повезло или это все-таки результат длительной боевой работы? И каковы пределы специальной военной операции: должны ли мы дойти до Киева, до Львова? Останется ли вообще какая-то часть Украины, которую мы будем считать легитимным государством, чьи границы будем признавать?

- Авдеевка - это крупный успех российских вооруженных сил. Все, кто принимал участие в этой операции, – герои. Это, конечно, не Сырские какие-то, а это наши доблестные вооруженные силы, которые сконцентрировались, вели длительную подготовку и совершили этот прорыв. Такой укрепрайон, который был создан в районе Авдеевки, создавался не год и не два. Это очень серьезные фортификационные, защитные сооружения, и это позволяло держать этот населенный пункт.

Что же касается того, куда идти, нам нужно полностью обеспечить наши интересы. Во-первых, выполнить задачи СВО, о которых сказал президент. Во-вторых, создать необходимый защитный кордон, который будет страховать от всякого рода поползновений на наши земли: не только обстрелы, но и активные наступательные операции. И только в этом случае можно будет признать, что задачи выполнены.

Где остановиться? Не знаю. Нам еще придется много и серьезно работать. Будет ли это Киев? Да, наверное, это должен быть и Киев. Если не сейчас, то через какое-то время, может быть, в какую-то другую фазу развития этого конфликта. По двум причинам: Киев – русский город, и оттуда исходит угроза существованию России, потому что он управляется интернациональной бригадой противников России во главе с США. Все, кто там формально исполняет свои функции, – это марионетки, у которых нет ни совести, ни страха за будущее своей страны, ни возможностей. Все решения принимаются за океаном и в штаб-квартире НАТО.

Мы должны гарантировать будущее России, а без разгрома этой националистической, профашистской клики в Киеве это невозможно, этот режим должен пасть, он должен быть уничтожен, его не должно остаться на белом свете.

Что останется в этом территориальном образовании, не могу его сейчас назвать страной, не знаю, может Лембергская область с центром в городе Лемберг, если об этом сильно будут хлопотать поляки, или еще какие-то регионы. Но это сложный не только военный, но и политический процесс. И свое слово в этом процессе должны сказать не только вооруженные силы, но и сами люди, населяющие эти земли.

Нынешнее украинское государство опасно для самих украинцев. И для них этот выбор выглядит так: или жизнь в нормальном, общем государстве с Россией, или, во всяком случае, на каких-то близких началах к общему государству, или бесконечная война. Они сами для себя должны сделать этот выбор.

Фото: Екатерина ШТУКИНА

Фото: Екатерина ШТУКИНА

РИА Новости, Мария Сидибе: Как вы оцениваете перспективы Зеленского, может ли случиться очередной госпереворот на Украине, и с кем тогда вести переговоры, если до них дойдет?

- Участь этого персонажа, безусловно, печальна - в истории своей страны, в истории мировой, он останется как кровавый клоун, который ничего хорошего своему народу не принес. Ну и, наверное, запомнится тем, что он филигранно отдельными частями тела играл на фортепиано.

Но дело не в нем, а в том, что сами элиты, которые сейчас управляют в Киеве, должны уйти. Кто-то подобру-поздорову, а кто-то принудительно. И должны появиться совершенно другие люди, которые осознают свою ответственность за будущее людей, населяющих это сложное, пока еще существующее образование под названием «Украина». Вот когда такие люди появятся, с ними как-то можно вести переговоры.

Хотя мы от переговоров даже с этой кликой не отказывались, но они запретили для себя эти переговоры, и даже попытки западных стран их вытолкнуть в этом направлении пока не приносят успеха. Потому что они осознают: как только они скажут: «Мы готовы к переговорам с Россией» (а условия их понятны – это признание результатов СВО), им моментально оторвут голову, их снесут. И поэтому они максимально стараются оттянуть тот момент, когда придется паковать чемоданы и уезжать в Варшаву или в Лондон, но это в лучшем случае. В худшем – понятно, что будет.

«Одесса, возвращайся домой, заждались!»

Радио «Маяк»: У вас был прогноз из трех вариантов: как исчезнет Украина с карты мира. Лучшим вы считали третий, когда западные земли присоединятся к ряду стран ЕС, народ центральных и некоторых иных бесхозяйственных областей заявляет о самоопределении путем вступления в Российскую Федерацию. Венгрия, Румыния и Польша свои территориальные претензии начинают предъявлять. На данный момент по какому из ваших вариантов сейчас развиваются события?

- Ни один из этих вариантов пока не может быть отвергнутым. Главное, что события развиваются в целом в том тренде, о котором я написал. Чем это все закончится – медленной эрозией и падением власти в Киеве или моментальным обрушением, коллапсом всей политической системы и быстрой заменой основных политических персонажей – пока сказать сложно. Но этот процесс не остановить. Все, что происходит на линии боевого соприкосновения, в зоне проведения СВО, является лучшим доказательством этих тенденций.

Масса аналитиков там либо открыто, либо где-то в кулуарах, говорит о том, что Россию победить не удастся. Хотя публично они несут какую-то политическую пургу, что: «Мы не должны допустить победы России в этой войне». Это что значит – «не допустить победы»? На тех условиях, на которых говорит Киев? То есть забрать у России наши территории, которые включены в Конституцию Российской Федерации в результате референдума и присоединенные наши новые земли, наши вернувшиеся в Россию субъекты Федерации? Понятно, это мировая катастрофа, это настоящая, полноценная третья мировая война. Поэтому эти безответственные заявления всяких там Шольцев, Боррелей и прочих, они рассчитаны только на публику, они сами в это не верят, но вынуждены как мантру это повторять. Просто для того, чтобы оправдать гигантские траты на соответствующие военные бюджеты.

Дмитрий Медведев: "Мы должны гарантировать будущее России, а без разгрома этой националистической, профашистской клики в Киеве это невозможно". Фото: Екатерина ШТУКИНА

Дмитрий Медведев: "Мы должны гарантировать будущее России, а без разгрома этой националистической, профашистской клики в Киеве это невозможно". Фото: Екатерина ШТУКИНА

ТАСС: Бывший президент Украины Виктор Ющенко в своем интервью заявил: «Вопрос не в Путине. Носителями путизнизма являются 140 миллионов этих «маленьких Путиных», которых надо уничтожить». Следует ли нашим СМИ ретранслировать подобные заявления или лучше не акцентировать внимание на подобных заявлениях, которые по своей сути – призывы к геноциду?

- Следует акцентировать в максимальной степени. Ющенко – редкий урод с бугристым омерзительным лицом, с мордой такой противной, которую неприятно даже по телевизору разглядывать. Но надо доносить эту информацию до всех: до мировой общественности, до наших граждан, до военнослужащих, которые защищают нашу страну. Нас в чем-то пытаются упрекать, а бывший президент Украины делает такие заявления. Впрочем, его сущность была понятна мне уже в 2010 году, он уже тогда по сути активно начал двигаться в сторону НАТО и к подготовке к войне с Россией. Это даже не Кучма, который сказал, что Украина – это не Россия. Это совершенно другого плана персонаж.

Лента.ру: Еще в октябре прошлого года Владимир Путин заявил, что Одесса может быть как яблоком раздора, так и символом разрешения конфликтов. С тех пор в Одессе снесли памятник Екатерине II и ведутся дискуссии о том, чтобы демонтировать монумент князю Михаилу Воронцову, который даже в советское время стоял. Что может Россия противопоставить уничтожению русского культурного и исторического наследия, кроме военной силы? И какую судьбу вы бы пожелали Одессе и ее жителям?

- Про Одессу я могу просто сказать: Одесса, возвращайся домой! Мы заждались Одессу в Российской Федерации - в силу истории этого города, того, какие там люди живут, на каком языке говорят. Это наш российский, русский город.

Что же касается поведения этой клики киевской, по меньшей мере, это не дальновидно, потому что они тем самым просто отталкивают от себя часть людей, даже тех, кто лоялен был до последнего времени их власти. Это выглядит чудовищно, потому что речь идет о противодействии всей русской культуре и нашему общему пути. Они памятники сносят, а у нас даже в мыслях такого не было!

К украинцам за исключением откровенных нацистов, бандеровцев у нас всегда к ним относились с уважением. Я уж не говорю про классиков: Шевченко, Лесю Украинку, Гоголя, который является одним из выдающихся русских и украинских писателей.

Русские и украинцы – это один народ, а не два братских народа. Эти народы тысячу лет были вместе. Я уже не говорю о том, что Россия в какой-то момент была вынуждена прийти на помощь жителям этих малороссийских территорий и выгнать оттуда всех незваных гостей, поляков и прочих, заключить необходимые соглашения, которые позволили вот этой части России развиваться автономно, а не под пятой отдельных западных стран. В состав Украины действительно были включены отдельные территории, которые не имеют прямого отношения к России, это правда. Но там и настроения другие и они все время смотрели в определенном направлении. Я первый раз с этим столкнулся лет в 15, мы со школой поехали в Таллин. Нас разместили в спортивном зале. И вдруг заходит толпа. Ребята такие: принаряженные, возбуждённые: «Пошли пообщаемся!» Ну мы пошли общаться. Спрашиваю: «Вы откуда?». Школьники такие же, как и мы. «Мы, – говорит, – из Львова». Нет, все было пристойно, мы там поболтали. Но вы знаете, что я заметил: в их словах сквозила неприкрытая ненависть ко всему советскому и отчасти русскому. Для меня, как человека, который был воспитан в интернациональных традициях (мы вообще не знали, кто какой национальности в классе), это было очень удивительно. Я потом понял: это были дети в том числе из семей тех самых бандеровцев, которые с молоком матери впитали ненависть ко всему российскому.

Фото: Екатерина ШТУКИНА

Фото: Екатерина ШТУКИНА

О силе Америки и отделении Техаса

РИА Новости: В случае победы Трампа на американских выборах, будет ли России удобнее с ним выстраивать отношения? И возможен ли возврат хотя бы к обсуждению договоров, которые прекратили свое действие сейчас?

- Невозможен. В ближайшие годы, десятилетия нормальных отношений с США не будет и по большому счету нам абсолютно безразлично, кто стоит там у руля власти.

Глядя на действующего президента и предыдущего, у меня постоянно возникает ощущение, что я наблюдаю персонажей комиксов, которые изрекают мемы. Сравните, допустим, Байдена, с одной стороны, и Рузвельта, Эйзенхауэра, Кеннеди, Никсона, Форда и даже того же Рейгана. Ну это принципиально разные политики. И это, наверное, для Америки большая беда.

Чем сильна Америка? Это очень сильный государственный аппарат на среднем уровне, которому безразлично, кто стоит у власти: демократ или республиканец, смешной дед, который забывает фамилии лидеров других стран, или вполне крепкий руководитель. Этот государственный аппарат всех держит в руках. И это как раз именно то, что позволяет Америке преодолевать самые разные препятствия. Создать такой государственный аппарат – это очень серьезная и большая задача, и к этому нужно относиться с уважением. Но даже этот государственный аппарат не способен в полной мере снять проблемы и противоречия, которые способен принести тот или иной руководитель. Что у них происходит на границе с Мексикой: прямое неповиновение федеральной власти, и ничего с этим верховный правитель Соединенных Штатов сделать не может, когда руководитель штата говорит: «Я не буду исполнять ваши указания». Вместо того, чтобы укреплять собственную страну, разбираться с проблемами на границе, они тратят сотни миллиардов долларов на страну, которая для большинства американцев неведомо где находится. Ну это же известная штука. Спросите, где эта Украина? Они будут долго выискивать на карте мира, где это и что.

Радио «Маяк»: Может ли ситуация с нелегальными мигрантами привести к потере звезды на флаге США и к появлению нового независимого государства Техас?

- Я же написал в своем юмористическом прогнозе, что это будет. Теперь мы все ждем заключения договора о дружбе и сотрудничестве между ТНР и ДНР – Техасской Народной Республикой и Донецкой Народной Республикой.

- То есть может появиться новое государство?

- Сейчас это, действительно, не исключенный вариант. Но если вы думаете, что мы этому сильно радуемся, то нет. Потому что при всех издержках вражды с США для нас важнее, чтобы там была спокойная ситуация, чем наступил бы управленческий коллапс или разразилась какая-нибудь непредсказуемая гражданская война, как в XIX веке. По одной простой причине: Америка – все-таки важнейший мировой игрок. У Америки колоссальный военный потенциал, Америка наш прямой в этом смысле противник, а с другой стороны, партнер для переговоров по ядерным потенциалам. Америка, к сожалению для мировой экономики, является ведущим эмитентом резервной валюты. И если эта валюта грохнется, то последствия будут для всех. Надо постепенно вытеснять доллар с первых позиций, должна быть совокупность резервных валют.

Лента ру.: Когда Европа перестанет быть сателлитом США?

- В ближайшие годы этого не будет. Во-первых, американцы очень хорошо воспользовались слабостью Европы. Отбили у них целый ряд экономических сфер, полностью обеспечивают их безопасность. Во-вторых, в Европе исчезли лидеры. Пришло поколение тусклых технократов, которые разделяют только евроатлантические идеалы. Да, там есть исключения, типа Фицо (премьер Словакии, - Ред.) или Орбана (премьер Венгрии, - Ред.), но это лишь подтверждает правило. А все остальные – это люди, у которых нет своей позиции.

Сравните Макрона (президент Франции, - Ред.) и многих его предшественников. Да того же Миттерана, которого Байден путает с Макроном. Франсуа Миттеран и Эммануэль Макрон – это разные президенты. Может быть, для США это будет важной информацией. Я уже не говорю про генерала де Голля. Сравните ливерную колбасу Шольца (канцлер Германии, - Ред.) и Коля (Гельмут Коль – федеральный канцлер ФРГ с 1982 по 1998 гг.) или Шмидта (Гельмут Шмидт – федеральный канцлер ФРГ с 1974 по 1982 гг.). Это разные политики. У предыдущего поколения была внутренняя сила возражать по важным для их стран вопросам. Это не означает, что они переходили на нашу сторону или отказывались от каких-то европейских идеалов. Нет, но они могли возразить. До такой степени, что в период, когда де Голль был президентом Франции, Франция приостановила участие в военной компоненте НАТО, посчитала это правильным. Вы можете себе представить, чтобы сейчас хоть кто-нибудь об этом заикнулся? Да его порвут на части, скажут: «Да моментально на нас нападут, снова будут казаки скакать по Парижу, и наступит просто мировой коллапс!» Поэтому там не с кем разговаривать. Надеюсь, такие люди появятся. Просто народ таких людей попросит прийти, поскольку почувствует, что нынешняя генерация политиков не оправдывает их надежды.

РИА Новости: На Ближнем Востоке обстановка тоже накалена. Что будет, если Иран окажется втянут в военный конфликт, и может ли это полностью переключить внимание Запада с поддержки Украины?

- Это страшный сон того персонажа, который в Киеве сейчас сидит: что все внимание будет переключено на другие события. Внимание и так уже в значительной мере от Украины отвлечено событиями на Ближнем Востоке и в целом ряде других регионов. Иран занимает весьма сбалансированную, спокойную позицию, не дает себя втянуть ни в какие разборки. Но в конечном счете во всем том, что там происходит, виноваты, опять же США. Кто блокирует исполнение резолюции Организации Объединённых Наций 1947 года о создании еврейского и арабского государства? Американцы и блокируют уже на протяжении многих десятилетий. Если бы Штаты хотели мира на Ближнем Востоке, во всяком случае путем создания двух государств, эти решения были бы исполнены. Но гораздо лучше управлять конфликтом, с точки зрения руководства США. Разделяй и властвуй. Проще всем по чуть-чуть раздавать и показывать свою незаменимость. Но результатом является тот конфликт, который идёт сейчас. Тысячи погибших. Это печально.

«В бункер бежать пока не надо, но ядерный сценарий реален»

«Комсомольская правда»: Вы все чаще говорите о возможности применения Россией ядерного оружия. Но если Россия нажмет на ядерную кнопку, то в этот же момент за океаном нажмут в ответ. И наоборот. И тогда встанет вопрос о существовании человечества. Наверное, мазохистов в высших эшелонах власти не так много. Это все страшилки или вы действительно верите в реалистичность ядерного сценария, и нам надо всем сейчас бежать в какой-то бункер?

- Сейчас бежать не надо, но, как это ни печально прозвучит, этот сценарий реальный. Мы должны сделать все, чтобы он не состоялся, но эти самые часы, которые тикают в известном направлении, они сейчас очень сильно ускорились. И в этом я тоже вижу, извините, импотенцию западных властей, которые постоянно твердят одно и то же: «Да нет, это все русские пугают, они никогда этого не сделают». Они ошибаются. Если речь пойдет о существовании нашей страны, то какой выбор останется для главы государства? Никакого. Поэтому это реально существующая, прямая и явная угроза всему человечеству.

Есть еще аргументы, которые, к сожалению, в этом направлении можно привести. Во-первых, когда человечество что-то создавало из оружия, оно всегда его использовало. Американцы что, думают, вот они нанесли – кстати, ненужный тогда – удар по Японии, которая была нашим общим противником, и после этого все, никто никогда этого не вынет из арсенала? Это не так. Мотивов может быть очень много. Это первое.

И второе. Есть еще случайности, от которых никто не застрахован. Случайное, непреднамеренное начало ядерного конфликта нельзя сбрасывать со счетов, поэтому все эти игрища вокруг Украины крайне опасны. Если кому-то в голову придет (а периодически эти умники в НАТО говорят об этом), вот они самолеты поставят – летать им пока особо из Украины неоткуда, – и возьмет какой-нибудь самолет стартанет из страны НАТО – что это? Нападение на Россию. Дальше я даже описывать не буду, что может случиться. Хотя это может произойти почти случайно, а не намеренно, это может быть даже не санкционировано на уровне всего руководства НАТО и США. Мы должны сделать все, чтобы этого не случилось. Все полноценные инструменты контроля, сдерживания ядерного сейчас разрушены, на наш взгляд, благодаря стараниям западных стран, потому что даже тот договор последний, который мы когда-то подписывали с Обамой и который продлял Владимир Владимирович вместе с Байденом (СНВ 3, - Ред.), он сейчас уже исчерпал себя. Другие договоры тоже практически не действуют.

Это не нагнетание страстей. Это повод призадуматься о том, где мы. Люди думают: вот там Хрущев и Кеннеди чуть не начали ядерную войну, это было давно, это была неправда, это было из-за Кубы, это было еще из-за чего-то, а в настоящее время это невозможно. В чем разница? Ни в чем. Ситуация даже более напряженная. Тогда не было конфликта между Россией и Америкой, а сейчас он есть.

Дмитрий Медведев об Одессе: "Это наш российский, русский город". Фото: Екатерина ШТУКИНА

Дмитрий Медведев об Одессе: "Это наш российский, русский город". Фото: Екатерина ШТУКИНА

«Тех, кто вредит России, нужно отправлять в трудовые лагеря»

ТАСС: Как вы оцениваете ситуацию с восстановлением новых регионов? И наверняка есть такая проблема, как ждуны (это те люди, которые получили российские паспорта, потому что так удобнее, а в глубине души ждут прихода украинских танков), что с ними делать? И есть люди, которые прописаны по документам где-то в регионах Донбасса, но воюют в рядах в ВСУ. Когда закончится СВО, что с ними будет: они получат российские паспорта или что?

- В новых субъектах есть очевидные изменения к лучшему: восстанавливается жилой фонд, промышленность, социальная сфера, осуществляются платежи.

Есть задача, поставленная президентом к 2030 году: чтобы по основным параметрам жители этих регионов сравнялись с другими регионами нашей страны. Эта задача абсолютно выполнимая, достаточно посмотреть на опыт, который мы приобрели в Крыму.

Что касается людей, люди там разные. Вы сказали, сидят и ждут украинских танков, – я думаю, таких там не так много. Там просто есть люди, которые сидят и думают: «Кто будет сильнее, тем мы и будем служить. Но мы должны работать со всеми. Надо убедить этих людей в том, что мы вернулись навсегда. Если это люди, которые вредят России, их надо изобличать и наказывать, отправлять в Сибирь. Вот так. На перевоспитание в исправительно-трудовые лагеря.

Что касается тех, кто сейчас воюет. Здесь можно вспомнить события истории XX века. Когда закончилась Вторая мировая война, руководителей гитлеровской Германии, активистов НСДАП, СС, партийно-политический аппарат судили. Кого-то казнили, их было немного, кого-то просто осудили. Но абсолютное большинство участников немецкой военной машины вернулись домой, им простили, если они не были изобличены в преступлениях против человечности, в геноциде, истреблении людей по национальному признаку и так далее. В известном смысле такой же масштаб должен быть здесь применен. Мы же пленных не уничтожаем. Мы, наоборот, относимся к ним гуманно. В последнее время они активно сдаются, потому что понимают: если они останутся там, они погибнут, если они попадут в плен, они, скорее всего, вернутся когда-то домой.