Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 февраля 2024 15:36

"Враг заранее боится встречи натовских F-16 с нами": российские летчики рассказали о своей работе в зоне спецоперации

Военкор Александр Коц пообщался с летчиками на одном из аэродромов в зоне СВО
Российские летчики рассказали о своей работе в зоне спецоперации

Российские летчики рассказали о своей работе в зоне спецоперации

Фото: Александр КОЦ

«Грачи» прилетели

- Я, молодой парень, ехал по дороге на мотоцикле. Вечер, сумерки. И пара вот таких самолетов летели очень низко, на предельно малой высоте, - нежно похлопал «Фермер» по фюзеляжу штурмовика Су-25. - Я их увидел - и все, заболел. С того момента начал искать возможности, пути достижения цели. Так все и началось.

- Сложный был путь?

- Истинный путь не бывает легким. Чем он сложнее, тем выше ты поднимаешься.

С летчиком-штурмовиком с позывным «Фермер» мы встретились на одном из аэродромов в зоне СВО. Су-25 (в армейской среде их называют «Грачами») - самолет особенный в условиях специальной военной операции. Он ближе всех подходит к линии боевого соприкосновения. А соответственно и риск здесь выше.

В последние недели их регулярно провожали взглядами жители Донецка, когда самолеты заходили на удары по позициям противника под Авдеевкой. Я и сам часто видел их работу со стороны, у линии фронта. На предельно малых высотах они подходят к рубежу атаки, чуть задирают нос вверх и выпускают реактивные снаряды по целям, которые с земли подают передовые авианаводчики. Затем выпускают тепловые обманки и, резко разворачиваясь, уходят на аэродром базирования на дозарядку и дозаправку. На один из них я приехал как раз в дни активных штурмовых действий в Авдеевке, которые поддерживала и авиация Южной группировки войск.

Фото: Александр КОЦ

Перед задачей летчики сосредоточены, лучше не лезть к ним с расспросами. И не фотографировать — не все они суеверны, но есть незыблемые традиции, которые не принято нарушать. Они обходят свою машину, проводя рукой по узлам и агрегатам, что-то спрашивают у техников, кивают, а затем по лестнице забираются в кабину. Все разговоры — после возвращения.

Су-25 летают парами — ведущий и ведомый. И взлетают друг за другом с разницей в пару минут. Как и садятся.

«За Белгород!»

Первый «Грач» выныривает из туманной жижи практически рядом со взлеткой — видны его мощные огни. Он плавно касается бетона задними шасси и аккуратно опускает переднее. В хорошую погоду, когда нет такого сильного бокового ветра, он выпускает тормозной парашют. Но не в этот раз. За ведущим благополучно садится и ведомый.

Фото: Александр КОЦ

- Почему именно этот тип? - спрашиваю летчика, после того, как он доложил командованию о результатах вылета.

- Штурмовая авиация – это непосредственная поддержка войск вблизи линии соприкосновения, - растолковывает мне летчик с не самым «летающим» позывным «Трактор». - Во-первых, давняя мечта, так как мой герой детства - это Гареев Муса Гайсанович, дважды Герой Советского Союза. Равнялся на него, читал очень много мемуаров, рассказов, стремился быть именно штурмовиком.

- А у меня психика более резкая, что ли, мне нравятся энергичные полеты, которые требуют большого объема внимания, перераспределения моральных и физических сил, - признается севший следом «Фермер». - Если бы я летал на транспортных самолетах – высоко, долго, медленно – я бы там не смог. На истребителях тоже немножко другая специфика. А вот штурмовая – это мое.

Фото: Александр КОЦ

Удивительно, но все летчики, с которыми мне приходилось общаться, о своей профессии мечтали буквально с детства. Хотя выпало оно как раз на тот период безвременья, когда служба в армии и военная карьера были не то, чтобы очень популярны. Как правило, это влияние книг и фильмов о Великой Отечественной. Потому что тот же «Феремер» - первый военный в семье. Ничто, казалось бы, не предвещало…

Фото: Александр КОЦ

Пока мы беседуем на пронизывающем ветру, техсостав обслуживает машину к следующему вылету, заряжает в пусковые установки ракеты, на которых маркером пишут «За Белгород», «За детей Белгорода». Накануне ВСУ ударили по мирному городу. На прогулке на стадионе погибла мать и ее маленьких ребенок, которому не было и года.

Фото: Александр КОЦ

«Есть, что противопоставить F-16»

- Вам самим на себе приходилось чувствовать на себе противодействие противника?

- Самолет оснащен системой предупреждения, оно происходит всегда, в любом полете. Просто в тот или иной момент ты можешь оценить, какова вероятность того, что по тебе противник отработает и того, что ты можешь погибнуть, - признается «Фермер». - Ты оцениваешь все эти риски и принимаешь решение – либо продолжить выполнение задания, либо прекращаешь и возвращаешься на аэродром. Были моменты, когда при подходе к цели бортовой компьютер выдавал команду – «ракета справа, ракета слева». То есть, обозначен факт пуска. Двойственные чувства. Ты знаешь, что уже ничего не сделаешь, только маневрировать. С другой стороны, думаешь, что в принципе идти-то, в случае чего, пешком недалеко, Россия рядом.

- Когда стреляют по тебе ракетой, ничего не ощущаешь, ты просто действуешь, на автомате. Нужно сберечь себя, самолет, - уверяет «Трактор». - А после вылета, когда уже на земле, обрабатываешь информацию, обдумываешь - естественно, небольшой мандраж.

Фото: Александр КОЦ

- Как вы себе в такие моменты объясняете, что все не зря?

- А я вам историю расскажу, - предложил «Трактор». - В первые месяцы войны отрабатывали по заводу авиационными бомбами. И после нескольких дней с нами на вертолете случайным образом встретился спецотряд, который участвовал непосредственно в боевых действиях на этом заводе. Разговорились. Он спрашивает про этот завод – кто летал? Естественно, мой ведущий откликнулся. Эмоции захлестнули разведчика, мы обнялись, он сказал: «Мужики, спасибо вам огромное, если бы вы знали, сколько вы жизней спасли!» И после этого я для себя решил – самое лучшее в нашей работе это когда мы спасаем наших бойцов!

- Появление у противника F-16 усложнит нам эту задачу?

- У нас есть чем противостоять, они это прекрасно понимают, они боятся нашего противоборства – это во-первых, - загибает палец «Фермер». - Во-вторых, там нет грамотных летчиков, полноценно обученных. Даже если будут представители Запада за штурвалом, у них нет нашего опыта. Когда в последний раз натовские летчики проводили реальные воздушные бои или ощущали на себе противодействие современной ПВО? То-то же.

Против суровой статистики действительно не попрешь. За два года СВО противник не выиграл ни одной воздушной дуэли. Выход истребителя на истребитель неизменно заканчивался безоговорочной победой российской летной школы. И вряд ли появление американских самолетов что-то изменит в этом противостоянии. F-16 опасен скорее не как истребитель, а как штатный носитель крылатых ракет, которые он сможет запускать с бОльшей дистанции, нежели советские машины, стоящие на вооружении у Украины.

«Стингер в заднюю полусферу»

Со свистом нарезая воздух лопастями к аэродрому с задачи возвращаются три «вертушки» - два Ка-52 и один Ми-8. Стандартный состав боевого вылета — две ударных машины и одна дежурная — с поисково-спасательным отрядом «на всякий пожарный». Парни тоже работали на Авдеевском направлении, но за два года повидали всякого. Сейчас имеют возможность сравнивать.

- Характер боевых действий, конечно, меняется, - выбравшись из кабины говорит «Самара». - На Работинском направлении мы меньше летали на применение неуправляемых средств поражения, поскольку пехота зачастую прикрывалась и сопровождалась огромными колоннами техники. Вот по ней и отрабатывали прицельно «Вихрями». Там наше основное предназначение было именно уничтожение бронированных целей. Мы организовывали дежурство, экипажи круглосуточно находились в воздухе. И по первой команде от авиационного наводчика, от группы боевого управления, с командного пункта мы сразу принимали координаты и летели в район выполнения боевой задачи.

Фото: Александр КОЦ

- А сейчас?

- Сейчас противник перестал практически подтягивать любую бронетехнику к линии боевого соприкосновения, а так же остановились все их наступательные действия на Южнодонецком, на Северодонецком, на Запорожском направлениях. Поэтому сейчас пока занимаемся планомерным уничтожением живой силы противника.

- Проще стало в связи с сокращением западной помощи Украине?

- Да не сказал бы. Противник постоянно применяет какие-то новые тактики, засады, нас уже ждут, нас встречают. Вчера на отходе бортовой комплекс обороны сигнализировал нам об атаке переносного зенитного ракетного комплекса «Стингер» в заднюю полусферу. Три дня назад — то же самое на таком же маневре. Парни там не глупые, они точно так же делают работу над ошибками и совершенствуются в боевом плане, подстраиваются под нынешние реалии войны. Как и мы.

Фото: Александр КОЦ

- Кто кого перегоняет?

- Ну раз мы с вами разговариваем, то у нас получается лучше.