Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics

Григорий Дюкарев, председатель Совета представителей коренных и малочисленных народов России при правительстве Красноярского края: «Опыт каждого народа бесценен»

В каком случае он может быть важен для населения всей страны?

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Председатель Совета представителей коренных и малочисленных народов России при правительстве Красноярского края Григорий Дюкарев принял участие в форуме «Народы России», где посетил открытую студию «Радио «Комсомольская правда»».

УГАДАТЬ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА

- Григорий, на форуме обсуждаются проблемы и задачи, которые стоят перед коренными народами Севера. В данной ситуации какие из них вы считаете первоочередными?

- Традиционно для коренных малочисленных народов Севера - и нашей страны, и в целом в мире - одни из самых актуальных вопросов – это исконная среда обитания, ее состояние и механизмы защиты. А также вопросы биоразнообразия, потому что мои земляки, как и сотни, тысячи лет назад, живут за счет того кормящего ландшафта, который их окружает и частью которого, по сути дела, они являются. Мы с вами прекрасно понимаем, что в условиях Арктики, Сибири и Дальнего Востока имеют место антропогенные процессы, меняется климат, реализуются крупные, масштабные инфраструктурные проекты. Так или иначе, они все затрагивают жизнь коренных народов.

Я сам из числа коренных народов – ненцев - и, конечно, я кровно заинтересован в том, чтобы мой этнос, как и 47 этносов малочисленных народов нашей страны, продолжали жить и обогащали эту планету своими традиционными знаниями, культурой и образом жизни. Потому что мы не можем угадать, что будет завтра. Вполне вероятно, завтра климат похолодает, и тогда опыт северных народов будет чрезвычайно востребован. А возможно, он сильно потеплеет, и тогда мы все будем учиться у коренных народов, которые проживают на южных просторах нашей страны и мира.

- Когда какая-то крупная компания заходит на территорию, где живут коренные народы, им удается найти общий язык?

- За последние пять лет в нашей стране подвижки в этом вопросе произошли Многие промышленные компании стремятся установить конструктивный диалог с коренными народами. Но, конечно, не все. Наша задача и моя как председателя Совета представителей коренных народов, содействовать тому, чтобы бизнес был заинтересован в надежных партнерских отношениях.

В качестве одного из ярких примеров я могу привести деятельность «Норильского никеля» на территории Красноярского края и непосредственно Таймыра. На каких принципах компания работает с нами? В первую очередь это построение долгосрочных отношений. У нас заключено четырехстороннее соглашение с ассоциациями и компанией. Второй момент. Компания приняла политику по взаимодействию с коренными и малочисленными народами. Для нас это публичный документ, в рамках которого мы можем что-то предлагать или настаивать на усовершенствовании каких-то механизмов.

КОРМЯЩИЙ ЛАНДШАФТ

- Бизнес вас слышит?

- Да, слышит. Мы сейчас на этапе обсуждения проекта новой политики, которая разрабатывалась с участием ведущих международных экспертов. В общем-то, нас этот проект устраивает, но, тем не менее, мы считаем, что можем его усилить, к примеру, в части деятельности подрядных организаций. Не секрет, что крупные компании, как правило, берут на себя повышенные обязательства, но подрядные и субподрядные организации, к сожалению, иногда игнорируют эти требования.

- Даже когда они выступают от лица крупной организации?

- Да, к сожалению, подобное имеет место быть.

Еще один аспект, который достоин уважения в деятельности «Норильского никеля», это оперативность в поддержке коренных и малочисленных народов. Есть компании, которые принимают бюджеты на год вперед, под конкретные мероприятия. Но жизнь не стоит на месте, и иногда, как было с ковидом, нужно оперативно оказать поддержку. Те компании, которые оперативно решают, конечно, они в более выигрышном положении, и мы как коренные малочисленные народы, получая эту помощь, более благодарны, чем во взаимодействии с теми компаниями, где забюрократизирован механизм поддержки. Конечно, такие примеры, как «Норильский никель», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть», такие компании в наших глазах более социально ответственные.

- Насколько остра проблема экологии на территории, где проживают коренные и малочисленные народы?

- В следующем году наша страна будет отмечать столетие со дня создания Всероссийского общества охраны природы. Это говорит о том, что к этим вопросам в нашей стране всегда традиционно относились трепетно. К примеру, территория Таймыра. Порядка 15% ее площади отнесено к особо охраняемым природным территориям. Тем не менее, для нас это болезненные вопросы, потому что в этом мире, особенно в мире экологии, все взаимосвязано. У нас на Таймыре самая крупная популяция дикого северного оленя. И сегодня мы видим, что миграция дикого северного оленя сильно меняется, популяция сокращается. Какие причины? Ну, по всей видимости, в том числе и причины антропогенного характера, человек все-таки влияет. Те крупные промышленные проекты, которые реализуются на нашей территории, по всей видимости, отпугивают дикого северного оленя, как и других животных, от тех мест, где человек ведет бурную промышленную деятельность. А возможно, это влияние климата. Так или иначе, на климат влияет тот же человек, эти процессы взаимосвязаны. Я повторюсь, для нас это кормящий ландшафт. Нет дикого северного оленя – значит, мы вынуждены перестраивать свой образ жизни. А наши организмы генетически зависят от тех ресурсов, которые у нас есть рядом с нами.

МОЛОДЕЖЬ ГОВОРИТ В СОЦСЕТЯХ НА НАЦИОНАЛЬНЫХ ЯЗЫКАХ

- Что касается языков и культуры коренных малочисленных народов. Разговоры о том, что их необходимо сохранять, поддерживать и т.д., на самом деле ведутся уже не одно десятилетие. Насколько успешно идет эта работа?

- Я в своей деятельности иногда принимаю участие на международном уровне, в том числе и в системе ООН, на постоянном форуме по правам коренных народов, в экспертном механизме по вопросам коренных народов в Женеве. Там эти вопросы звучат очень остро. Я скажу, что Российская Федерация в этом вопросе сильно продвинулась. И это сказано не для красного словца. К примеру, в нашем Красноярском крае более 700 мероприятий запланировано в рамках международного десятилетия по родным языкам коренных народов. У нас работают «языковые гнезда», осуществляется издательская деятельность на языках коренных народов, поддерживаются языковые семейные клубы и детские кочевые сады, поддерживаются творческие коллективы, которые занимаются вопросами культуры.

Многое зависит от самих коренных народов в этом вопросе. К сожалению, ассимиляционные процессы, в некоторой степени урбанизация коренных и малочисленных народов приводят к тому, что мы и в больших, и в средних городах, и в небольших населенных пунктах все чаще и чаще переходим на русский язык. С другой стороны, мы видим попытки коренных народов, к примеру, в социальных сетях использовать родной язык. Молодежь разрабатывает приложения и на базе движка Гугл говорит на эвенкийском языке, на долганском, на ненецком, а система автоматически переводит их на родные языки. Такие практики тоже есть.

Но есть крайне уязвимые группы наших народов. На пример, энцы, их всего 200 человек. Кадровый ресурс этого небольшого народа очень маленький. И здесь, наверное, приходится говорить об оцифровке того наследия, которое сформировалось к нашим дням, чтобы впоследствии и у самих представителей народов, пусть их даже очень мало, и, может быть, у исследователей была бы возможность вернуться к этим знаниям. Опыт каждого народа бесценен.