Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-11°
Boom metrics

Николай Доронин, председатель правления Проектного офиса развития Арктики: «Функцию государства на себя берут промышленные компании»

Коренные малочисленные народы получили новые возможности для развития культуры и предпринимательства

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Председатель правления Проектного офиса развития Арктики, первый заместитель председателя Комиссии по экологии и устойчивому развитию Общественной палаты России Николай Доронин принял участие в форуме «Народы России», где посетил открытую студию «Радио «Комсомольская правда»».

СТРАНА - ЕДИНСТВО

- Николай Сергеевич, на форуме обсуждается большое количество задач, которые стоят перед коренными малочисленными народами России. Какие вы считаете наиболее важными?

- На форуме было подчёркнуто: Россия не просто многонациональная страна, а страна, которая представляет собой единство интересов. То есть многонациональный сплав, если выражаться металлургическим языком. Вижу здесь людей, которые представляют различные уголки страны, различные этносы или конфессии. В то же время у всех одни вопросы и задачи. Можно сказать, что этнокультурное пространство России действительно единое и консолидированное.

Мы понимаем, что происходят различные попытки вмешаться извне, для того чтобы вбить клин между различными народами, которые формируют нашу нацию единую. Мне кажется, что такие попытки могут происходить и в последствии, но они будут безуспешными. Мы все живём в единой стране, и это действительно очень радует.

ДОБРОСОСЕДСТВО КАК ЗАЛОГ РАЗВИТИЯ

- Как вы оцениваете бизнес-политику тех предприятий, которые развивают своё производство на территории компактного проживания коренных и малочисленных народов?

- В последние годы происходит прогресс в этих отношениях. Действительно, ещё лет 10 назад было сложно представить, чтобы на достаточно представительных форумах обсуждались вопросы взаимодействия промышленников и коренных малочисленных народов. Тогда это был вопрос договорённостей между конкретной общиной и конкретной промышленной компанией или группой, которая осуществляет свою деятельность на территории присутствия коренных народов. Сейчас происходит осознание в корпоративном праве, в политике промышленных компаний, что добрососедство - это залог дальнейшего развития компании на определённой территории. Очень многие компании делают на это ставку, организуют специальные отделы по взаимодействию с коренными народами.

Передовые компании принимают специальную корпоративную политику. Это многостраничное описание того, на каких принципах строится это добрососедство...

- Своего рода Конституция.

- Да, причём, если компания отступает от самой же заявленных и декларированных принципов, то это предмет для разбирательства: вы же сказали, но не сделали. Раньше это была серая зона: ну, мы вроде бы ничего не говорили, поэтому ничего и не сделали. Теперь эта добрая воля подкреплена обязательствами. Это, подчеркну, добровольная часть. Потому что здесь нет законодательного обременения. Закон о правах, гарантиях прав коренных народов не описывает, что, допустим, промышленные предприятия на территории присутствия должны осуществлять какую-то социальную или экономическую поддержку. Но эта добровольность выражается в том, что все больше и больше предприятий действительно идут по этому пути.

И здесь, конечно, стоит отметить передовой опыт «Норильского никеля», который сейчас обладает целым набором инструментов по взаимодействию с коренными малочисленными народами Севера. Это и корпоративная политика, и специальный отдел, и координационный совет, и программа содействия развитию общин на территории присутствия, и применение международных процедур получения свободного, предварительного и осознанного согласия (FPIC) - зверь невиданный на наших территориях, но уже доказывающий свою эффективность.

ДВУСТОРОННЕЕ ДВИЖЕНИЕ

- Вы упомянули о передовом опыте. Чего ещё не хватает крупным и средним компаниям в партнёрстве с коренными и малыми народами?

- Наверное, здесь и со стороны сообществ коренных народов необходимо сделать некий шаг. То есть компании сделали шаг, начали взаимодействовать, стали целенаправленно интересоваться проблемами, которые беспокоят коренные народы. Ведь в советский период освоения Арктики, где находится бОльшая часть представителей коренных народов, всё-таки эту функцию осуществляло государство – поддержки, объединения в различные совхозы, кооперативы. В 90-е, некое безвременье, вся эта система рухнула, и коренные народы оказались один на один со всеми социально-экономическими проблемами, впрочем, как и вся страна. Только у них это гораздо более выражено было, потому что вообще никакой поддержки и возможности заработка не было, только добыть пропитания в тундре, для того чтобы семья просто выжила.

Сейчас функцию государства на себя берут промышленные компании. Это похвально. Но, с другой стороны, государство тоже должно участвовать в этих вопросах. Плюс сообществам коренных народов, наверное, надо всё-таки научиться развитию. Потому что по-старому в XXI веке уже не всегда будет экономически эффективно действовать.

Кто, как не коренные народы, гораздо ближе к земле находятся, понимают ее? Но это не просто добыча ресурсов, а дополнительная их переработка, упаковка, выход на рынок. То есть то, что раньше можно было говорить только о каких-то передовых кооперативах из Ненецкого автономного округа, Ямала или Мурманска, которые могут поставлять продукцию на внешний рынок. Если эти современные инструменты захвата рынка, наполнения своей продукцией начнут работать, для этого, конечно, нужно поднимать уровень знаний, готовить специалистов, то есть быть готовыми самим к этим изменениям. Мне кажется, тогда это двустороннее движение приведёт к тому, что сообщества коренных народов действительно будут устойчивы экономически. Что это будет вопрос не о выживании, чтобы добыть дары природы и направить их на пропитание, а для того чтобы получить добавленную стоимость, то есть начать зарабатывать. Мне кажется, это вызов ближайшего десятилетия.

НЕ БУДЕТ ЯЗЫКА, НЕ БУДЕТ И ЭТНОСА

- Расскажите о новых проектах или мерах, которые могли бы способствовать сохранению культурного, этнического и природного своеобразия отдалённых территорий.

- Проектов очень много, они действительно идут на всех территориях. Проектный офис развития Арктики, который я возглавляю, следит за ситуацией в девяти регионах России. Действительно, от Мурманска до Чукотки идёт целенаправленная работа по сохранению этнокультурного наследия, в том числе сохранения языка как первичной задачи. Потому что если не будет языка, то, по сути, не будет этноса.

Мы принимали участие в таком уникальном для XXI века проекте, как помощь в координации и создании письменности для малого коренного народа - энцы, которые проживают на Таймыре. По последней переписи, энцев насчитывается немногим более 200 человек. Подчеркну, не 200 тысяч, а всего 200. Из них только 30-40 человек владеют языком. И так получилось, что эта народность обладала разговорным языком, но письменность не была закреплена, то есть не было букваря, не было обучающих пособий. Нам удалось несколько лет назад объединить все интересы, для того чтобы появилось это впервые только в XXI веке.

Помимо, конечно, издаётся много учебников, «языковые гнезда» так называемые. Это там, где дети в школе обучаются на родном языке всем тем предметам, которые они проходят. Так происходит погружение в языковую среду. Потом они это приносят в дом, напоминают родителям о языке, который, возможно, они уже подзабыли. Язык за собой, естественно, подтягивает вопросы культурного характера. Если предметы обихода получают своё название на языке коренных народов, то они уже получают другое звучание. Потому что эти предметы обихода непосредственно связаны с ремеслом или с промыслом, традиционным для данного конкретного народа: рыболовством, оленеводством, собирательством, косторезным промыслом и другими.

Вот это как раз даёт импульс тому, чтобы все это этнокультурное наследие сохранялось. Конечно, проводятся и выставки, разрабатываются современные формы. Есть даже переводчик с разных языков в виде платформы для телефона, то есть применяются и современные методы.

При этом можно ли сказать, что этого достаточно? Наверное, нет. Кашу маслом не испортишь. Есть ли возможности, чтобы увеличить поставку такой продукции, выхода таких процессов? Наверное, да. Здесь требуется консолидация и региональных властей, и федеральных в виде регулятора, промышленных компаний, чтобы все это этнокультурное разнообразие имело стратегию своего сохранения.