Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics
Общество30 ноября 2023 22:00

В этом удивительном месте на 400 человек живут 11 поэтов: Маленькая русская деревня с большим сердцем

Как родная деревня Михаила Калинина стала литературным оазисом
Спецкор «КП» (крайний справа) на поэтическом вечере в Верхней Троице.

Спецкор «КП» (крайний справа) на поэтическом вечере в Верхней Троице.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Есть на краю Тверской области городок Кашин. Сюда в санаторий с целебной грязью и водами ездят недужные отдыхающие. Исторический центр Кашина невелик: можно обойти за день. Поэтому многие берут экскурсию в Верхнюю Троицу, где находится дом-музей «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина. Отправился туда и я.

Музей - двухэтажная изба с хозяйственными пристройками. Окна не горят, вход закрыт, на двери табличка: «Экскурсовод в соседнем доме».

Неожиданный прием

- Вы в музей? - выскочила из соседней избы женщина, увидев меня у двери. - У нас мероприятие, заходите! А потом я для вас экскурсию проведу.

В просторной избе оказались накрыты столы: чай, пироги. Вокруг расселись деревенские жители. Для меня поставили табуретку, вручили кусок пирога.

Перед собравшимися выступали артисты, приехавшие из соседнего Рамешковского района, - парень и седая бабушка. Парень играл на гитаре. Пели балладу - что-то героическое про Русь, сердце и веру. Я плохо запомнил слова, поскольку был загипнотизирован звуками музыки и запахом пирога. Но пели и играли здорово!

В годы перестройки музей чуть не прекратил существование, но выжил.

В годы перестройки музей чуть не прекратил существование, но выжил.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

После выступления музыканты сели за стол, а зрители начали читать стихи. Женщины вставали одна за другой, читали про природу, семью, город Кашин.

- Это их собственные, - одобрительно шепнул сидящий рядом дед. Сам он не сочинял, поэтому прочитал стихи другого поэта.

- Вы, наверное, удивлены? - спросили меня. - У нас на деревню и окрестности 11 поэтов. Мы часто здесь собираемся. Раньше у нас свой Дом культуры был, но у него крыша прохудилась.

Интерьер дома-музея

Интерьер дома-музея

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Деревня стала городом

Я был не удивлен, а скорее озадачен. Откуда столько поэтов в деревне на 400 жителей?! Но быстро выяснил, что все поэты в Верхней Троице на самом деле... поэтессы.

- Нет у нас мужчин-поэтов, - рассказала одна из поэтесс - Елена Федоровна Черных. - И вообще мужчин не осталось.

- Так вот же, пожилой мужчина читал стихи.

- Виктор Хрисантович? Ему 84 года. Он руководил школой-интернатом. Но стихи не пишет, только сценарии.

- Куда же поэты подевались?

- На кладбище все. Да и женщинам уже за 50. Мы регулярно собираемся, обычно человек 6 - 7, иногда больше. Некоторые в стол пишут, не выступают. Если всех считать, ну да, 11 поэтов наберется.

Деревенские поэтессы собираются то в музее, то в библиотеке, то в церкви у отца Александра.

Елена Федоровна публиковала стихи в кашинской газете, отправляла в конкурсные альманахи. Известный телегармонист Валерий Семин взял с десяток ее текстов для своих песен. Но денег не заплатил.

- Я не в обиде, - объясняет мне она. - У него много соавторов. Скажет: не хочешь - не надо, есть другие.

Верхняя Троица такая маленькая, что здесь даже сельсовет упразднили. В здании администрации остались лишь соцработники. Потом сюда перенесли библиотеку, когда клуб закрылся. Это и есть точка притяжения для местной литературной интеллигенции.

- Главы у села теперь нет. Мы к Кашинскому городскому округу относимся, - говорит Елена Федоровна.

- То есть вы теперь не деревня, а город?

- Ну типа город. И на хрен никому не нужны!

Поэты против поэтесс

Раньше в Верхней Троице работал орденоносный совхоз. Разводили племенной крупный рогатый скот, свиней, овец и даже пчел. Хозяйство в 90-х развалили, землю продали. Остались только музей Калинина, магазин да школа. Еще частное конное хозяйство, где делают кумыс. Другой работы нет.

Зато в соседнем Тетькове на месте дачи Калинина шикарная база отдыха, принадлежащая Управлению делами президента. Там обещают скоро запустить спорткомплекс. Возможно, и до Верхней Троицы дотянутся щедрые административные руки. Повод есть: через два года будет 150 лет со дня рождения Калинина. Круглые даты у нас любят и, бывает, в их честь поливают засыхающие поселки живительным финансовым дождем.

Калинин был одним из главных советских руководителей и в конце жизни даже занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. На фото он в родном селе с матерью и одним из сыновей. 1925 год. Фото: Ihs/PastVu

Калинин был одним из главных советских руководителей и в конце жизни даже занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. На фото он в родном селе с матерью и одним из сыновей. 1925 год. Фото: Ihs/PastVu

Так было, например, в 1975-м, когда к 100-летнему юбилею «всесоюзного старосты» в деревне построили гостиницу, школу, Дом культуры. А в соседнем Тетькове поставили малоэтажки, расширили совхоз. Начали приезжать механизаторы, зоотехники, учителя. В общем, люди образованные, культурные.

В 1979 году тут и появился клуб «Рифма».

- Вначале это были концертные выступления, - вспоминает его первый руководитель Ольга Абразумова. - Мы собирались, читали стихи классиков. А потом выяснилось, что у каждого есть свои стихи. И начали читать собственные.

Ольга Абразумова. Фото из архива Наталии Рыбасовой

Ольга Абразумова. Фото из архива Наталии Рыбасовой

«Рифма» существует и сейчас, ее участники называют себя «серебряными волонтерами» и ездят с выступлениями по деревням и домам престарелых.

- Нас слушают с удовольствием! - рассказывает одна из волонтерок - Елена Бархатова. - Люди в деревнях родные, доброжелательные.

Первое стихотворение Елена Ивановна написала в 4-м классе.

- Я училась в школе, в 2,5 км от нашей деревни. Пока из школы шла домой, сочинила стихотворение. В новогодний вечер его прочитала. Потом бросила писать. А через 35 лет, когда третий сын подрос, снова начала. Песни сочиняю, музыку пишу. Хотя музыкального образования нет, просто на диктофон напеваю.

Часть стихотворений Елена Ивановна написала по рассказам отца, командира разведгруппы, воевавшего в Великую Отечественную. Выступала с ними во Ржеве. А в Кашине сама вступала в бой, только в поэтический.

- Мы часто в Кашине стихи читали, - вспоминает Елена Ивановна. - У них свой поэтический клуб есть. В нем одни мужчины. А у нас только женщины. Мы к ним ездили, они к нам. 4 - 5 раз в год проводили творческие соревнования, когда Дом культуры был. Да, «деревня», но какая бы ни была, она в наших руках. Будет жить, если мы будем.

Гости из соседнего района исполняют балладу

Гости из соседнего района исполняют балладу

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«Есенин остался бы жив»

Музеем Калинина заведует Наталия Васильевна Рыбасова - та самая, которая увидела меня перед дверью музея. Она же занимается хореографическим коллективом. Когда коммерсанты попытались занять землю на спуске между музеем Калинина и рекой Медведицей, Наталия Васильевна бросилась в бой, защищая эти несколько соток, потому что «где же хороводы водить по праздникам, как венки по реке пускать?».

Перед домом Калинина стоит его бюст

Перед домом Калинина стоит его бюст

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

- Я росла с гордостью, что живу в необыкновенном месте, - рассказывает мне она. - Чувствовала, что это родина Калинина. Здесь образовался творческий класс. Работал огромный Дом культуры, лучший в районе. Был рабочий клуб в Тетькове и клуб дома отдыха. В одной деревне два клуба! И наш еще. А какая там была сцена! Я даже в Кремле выступала, но от нашей сцены ощущения были лучше.

Сейчас клуб закрыт, крыша дырявая, денег на ремонт нет. Одна надежда - на юбилей «всесоюзного старосты».

- Мы творчеством и танцем живем, - говорит Наталия Васильевна. - Когда крыша в клубе начала течь, ушли заниматься в комнату отдыха. Когда и там потекло, перешли в вестибюль. Потом на улицу перед клубом. Но зимой стали простывать. Еще же и костюмы нужно где-то хранить: они уникальные, некоторым по 40 лет. Я пожаловалась руководству, и нам отдали бывший кабинет директора совхоза. Теперь репетируем там.

Наталия Рыбасова вдыхает жизнь в сжимающуюся деревню: водит экскурсии по музею, перекапывает музейный огород, раз в месяц проводит музыкальные и поэтические встречи. Приглашает артистов, устраивает дни памяти русских поэтов, когда их стихи читают все желающие.

Это, кстати, давняя традиция. Ровно 100 лет назад, осенью 1923 года, в Верхнюю Троицу в гости к Калинину приезжал Сергей Есенин. Появился эффектно - пронесся по деревне на тройке лошадей. Поэта в поездке сопровождал американский репортер Альберт Рис Вильямс. Но Калинин в это время ремонтировал колхозную косилку, поздоровался, да и только. Есенин пошел по деревне, пытался читать стихи крестьянам. Никто не аплодировал, крестьяне разворачивались и шли по делам. Поэт был разочарован.

Лишь когда Калинин закончил работу и привел себя в порядок, он пригласил Есенина в гости. Принял хорошо. Представил его мужикам, и отношение поменялось. Есенин читал стихи, играл на гармони и провел у Калинина три дня. А когда собирался уезжать, Калинин спросил: «А ты чего приезжал-то?» Есенин ответил: «Хотел попросить квартиру в Москве. Но вы мне вчера сказали обратно на родину ехать, в деревню...»

Визит Есенина в Верхнюю Троицу словно придал селу особый статус. Фото: Репродукция картины «Сергей Есенин». Фролов С. К., 1967 г.

Визит Есенина в Верхнюю Троицу словно придал селу особый статус. Фото: Репродукция картины «Сергей Есенин». Фролов С. К., 1967 г.

- Калинин посоветовал Есенину бросить Москву? - переспрашиваю Наталию Васильевну.

- Так и сказал: «Бросай Москву, езжай в Константиново», - уверяет она. - Если бы Есенин послушал, остался бы жив!

Почему? Жизнь в деревне очищает человека. Вроде кашинской лечебной грязи, только для души.

Елена Черных. Фото из архива Наталии Рыбасовой

Елена Черных. Фото из архива Наталии Рыбасовой

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Почему одни деревни спились и вымерли, а другие спасаются стихами и танцами? Почему деревенских жителей вообще тянет к стихам? Нет иного объяснения, кроме того, что это культовое место, где родился Калинин: в советское время сюда стремились образованные люди, которым власть создала такие условия, что они захотели остаться на селе.

Так, может, зря все последние годы пытались вычеркнуть из истории советских вождей и кумиров? Вокруг них могли бы собраться те, кому в жизни нужен ориентир. Тот же Маяковский дал бы фору нынешним хип-хоп-исполнителям. Сергей Киров удивил бы тех, кто мечтает развивать промышленность. А если бы молодежь читала Островского и Фадеева, разве бросилась бы в трудный для страны час спасаться через Верхний Ларс?

Может, дело вовсе не в поэзии, а в том, что когда у людей перед глазами есть пример достойной судьбы, то и сами они хотят жить ярко и по-человечески?