Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
1 декабря 2023 14:35

Экс-глава Генассамблеи ООН: Когда Запад говорит о международном праве для Украины — Сербия осознаёт: это двойные стандарты

Сербский политик и дипломат Вук Еремич рассказал сайту kp.ru о глобальных проблемах современности
Сербский политик и дипломат Вук Еремич

Сербский политик и дипломат Вук Еремич

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

После смерти бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера — на «той стороне» остаётся всё меньше экспертов-международников, адекватно оценивающих реальность. Один из таких людей — уроженец Белграда Вук Еремич. В свои 48 лет он успел побыть министром иностранных дел Сербии (2007-12), шестьдесят седьмым председателем Генассамблеи ООН (2012-13) и кандидатом на пост президента родной славянской республики (2017). А сейчас в эксклюзивном интервью сайту kp.ru Вук Еремич поделился собственным видением глобальных проблем — от Косово до Украинского кризиса.

«СТАНОВИТСЯ ОЧЕВИДНЫМ, ЧТО УКРАИНА НЕ МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ В ЭТОМ КОНФЛИКТЕ»

— Господин Еремич, долгое время та история «из весны 2022-го» ходила на уровне слухов: вскоре после начала СВО, Москва и Киев договорились в Стамбуле о прекращении огня — однако под давлением Запада мирное урегулирование сорвалось. Но сегодня публичные подтверждения тому приходят даже от украинских политиков.

— У меня была возможность пообщаться с высокопоставленным чиновником, присутствовавшим на этих переговорах в марте 2022 года, и он подтвердил мне, что украинские официальные лица отозвали свои заявления в самый последний момент, после того, как всё уже было согласовано.

[Прим. «КП»: откуда именно последовало указание «отозвать заявления», этот собеседник не уточнил.]

— Остаётся ли, тем не менее, шанс достичь мира?

— К сожалению, тогда возможность остановить конфликт не была использована, что до сих пор приводит к бесчисленным человеческим жертвам и огромным разрушениям. Становится очевидным, что Украина не может выиграть в этом конфликте, несмотря на большую поддержку со стороны Запада. Однако, учитывая нынешнюю политическую конфигурацию на Западе, трудно представить, что на Украину будет оказано требуемое давление ради вовлечения в мирные переговоры. Учитывая, что США (ключевой игрок в этом отношении) вступают в год выборов, я боюсь, что оказание давления на Украину с целью заставить ее сделать неизбежное — маловероятно и в 2024 году.

— При этом есть ощущение: Украина — лишь «одна из многих». Обостряется ситуация на другой стороне континента, на восточном побережье Азии. Тайвань, Корея, Мьянма…

— Я боюсь, что мир движется по опасной траектории. Похоже, что «новая холодная война», главными действующими лицами которой являются США и Китай, уже началась. Если бы я провел историческую параллель, то конфликт на Украине был бы первой горячей зоной этой «новой холодной войны» — сродни тому, как Корейская война (1950-53) была первой горячей войной той (первой) холодной войны. То, как будет разворачиваться и чем в конечном счёте завершится конфликт на Украине — существенно повлияет на ход событий в нашем новом многополярном ландшафте.

«БЕЛГРАД НЕ ДОЛЖЕН СТРЕМИТЬСЯ В ЕС»

— Если говорить о вашей родной Сербии, то она — единственная европейская страна, не вошедшая в «антироссийский блок».

— Отрадно, что Сербия до сих пор воздерживалась от введения санкций в отношении России благодаря своей дипломатической тактике. Однако, на мой взгляд, этот подход должен развиться в полноценную стратегию и стать ключевым компонентом официальной внешней политики Сербии. Я убеждён, что Белград должен официально закрепить принципиальную позицию: воздерживаться от одностороннего введения санкций в отношении любой страны. Единственные санкции, которые могут быть введены юридически, — это санкции, одобренные Советом Безопасности ООН. В контексте многополярного мира XXI века — Сербия должна стремиться к политическому нейтралитету, избегая втягивания в соперничество и конфликты крупных держав.

— При этом некоторые белградские политики говорят о «безальтернативности евроинтеграции».

— Процесс вступления Сербии в ЕС увязан с принятием «Франко-германского плана по Косово» от 2022 года, согласно которому Сербия должна была де-факто признать независимость так называемого «Косово». На мой взгляд, это неприемлемое требование, в свете чего Белград должен пересмотреть свои отношения с Брюсселем. Вместо того, чтобы продолжать стремиться к членству в ЕС (что, учитывая отсутствие европейского консенсуса по вопросу расширения Союза, было бы маловероятно, даже если бы мы приняли «Франко-германский план») — мы должны стремиться к сотрудничеству в рамках Европейской экономической зоны [объединение, сосредоточенное на развитии торговли, с меньшей зависимостью от политического диктата Брюсселя, куда входит ряд не-членов ЕС, например, Исландия и Норвегия — прим. ред.].

«ПРИЗНАНИЕ САМОПРОВОЗГЛАШЁННОГО КОСОВО МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ НОВУЮ БАЛКАНСКУЮ ВОЙНУ»

— При этом, при своей любви к защите всевозможных меньшинств, Запад «почему-то» в упор не видит проблем сербского меньшинства на севере Косово.

— Действительно, сербы в Косово и Метохии стали наиболее подверженной опасности этнической группой в Европе к западу от Украинского фронта. Это произошло из-за экстремистской политики так называемого «косовского премьер-министра» Альбина Курти, которую НАТО не смогло обуздать. Наибольшая стратегическая опасность для стабильности на Балканах исходит из того факта, что Сербии в 2022 году был предъявлен ультиматум, воплощенный в так называемом «Франко-германском плане о независимости Косово», о чём я вам уже говорил.

— У нас мало кто слышал об этом плане, напомните, пожалуйста, в чём там дело.

— Данный план, для принятия которого Запад давит на Сербию, недвусмысленно влечет фактическое признание «Косово» и обязательство Сербии не выступать против членства «Косово» в международных организациях, включая ООН. Ключевые государства и институты ЕС объявили, что заблокируют путь Сербии ко вступлению в ЕС, если этот ультиматум не будет принят. Однако, если «Косово» станет членом ООН, то не будет никакого международно-правового механизма, который мог бы помешать ему объединиться с другим полноправным членом ООН, Албанией. Это, несомненно, привело бы к созданию так называемой «Великой Албании» всего через несколько лет. Подобное государство почти наверняка имело бы дальнейшие территориальные притязания по отношению к соседям, что привело бы к нестабильности и, вполне вероятно, к новой войне на Балканах. Поэтому Народная партия [политическое движение Вука Еремича, имеет 12 мест в парламенте Сербии — прим. ред.] выступает за недвусмысленный и решительный отказ от так называемого «Франко-германского плана», твердо придерживаясь позиции, что Косово и Метохия являются неотъемлемой частью Сербии в соответствии с Конституцией Сербии и резолюцией Совета Безопасности ООН №1244.

К ПОЗНАНИЮ РОССИИ

— Живо ли сейчас само понятие «международное право»?

— Для Сербии самое роковое и вопиющее нарушение международного права произошло в 1999 году, когда НАТО в течение 78 дней бомбило нашу страну без санкции Совета Безопасности ООН. Тогда был взят курс на дальнейший развал международного права. В 2008 году временные власти «Косово» в одностороннем порядке провозгласили независимость. Несмотря на то, что это противоречило самим основам международного права и являлось вопиющим нарушением уже упомянутой мною резолюции СБ ООН № 1244 — независимость «Косово» была признана рядом западных стран. Таким образом, когда эти страны ссылаются на международное право в отношении конфликта на Украине — Сербия, возможно, лучше других осознает, что применяются двойные стандарты.

— Заключительный вопрос: какой вы видите роль Москвы в новой глобальной конфигурации?

— Несмотря на ряд внутренних вызовов, Россия будет продолжать играть очень важную роль в многополярном мире XXI века, особенно с точки зрения глобальной безопасности — учитывая ее статус ядерной державы, а также её роль в мировом энергетическом секторе. Более того, я ожидаю роста значимости и влияния БРИКС по сравнению с другими центрами силы, особенно в сфере глобальной экономики и технологий.