Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Общество5 декабря 2023 4:00

Чтобы освободить больницу для своих солдат, немцы зверски убили почти 700 пациентов

За сбежавшими больными фашисты гонялись по парку на лошадях, отстреливая, как животных
Весной 2022 года в Микулино работала поисковая экспедиция сразу из четырех отрядов. Фото из архива Надежды Самариной.

Весной 2022 года в Микулино работала поисковая экспедиция сразу из четырех отрядов. Фото из архива Надежды Самариной.

5 декабря 1941 года - первый переломный момент Великой Отечественной войны. Начало контрнаступления Красной армии под Москвой. История тех событий - не только героические сражения и подвиги наших бойцов, но и зверства фашистов на оккупированных территориях.

…Идти приходится, проваливаясь по щиколотку в снег. Сильный ветер. Обещают, что вот-вот начнется метель. Это окраина леса. Но если взять вправо, будет обрыв - крутой берег реки Шоша.

- Здесь, - говорит пенсионер Андрей Барков. - Вот тут была яма. И тут.

Андрей Барков показывает место, где поисковики обнаружили останки расстрелянных пациентов.

Андрей Барков показывает место, где поисковики обнаружили останки расстрелянных пациентов.

Фото: Александр РОГОЗА

Буквально в сотне метров стоят частные жилые дома. Часть местных жителей до поры до времени даже не представляла, какое страшное место находится на живописном берегу, куда многие ходят гулять. Не знали до момента, пока поисковики не начали доставать из-под земли груды человеческих костей. Чтобы вывезти их на судмедэкспертизу, понадобилось несколько грузовиков…

КОЛОННА НА МОСКВУ

Деревня Микулино под Лотошино - край подмосковной географии. Соседняя Тверская область находится буквально за околицей. От Москвы сюда, если по дорогам, около 200 километров. Но я еду «своим ходом». Сначала почти три часа на электричке до Волоколамска. Отсюда еще час автобусом в поселок Лотошино. Здесь приходится пересесть на еще один автобус, поменьше, и минут 30-40 добираться до места.

На остановке меня встречает Надежда Ивановна Самарина - бывшая учительница математики, а ныне хранитель музея Боевой славы при Микулинской гимназии. С ней-то мы и идем по местным жителям, кто до сих пор хранит в памяти осколки событий 82-летней давности.

Краевед Надежда Самарина много лет занимается темой убитых фашистами в Микулино пациентов.

Краевед Надежда Самарина много лет занимается темой убитых фашистами в Микулино пациентов.

Фото: Александр РОГОЗА

Осенью 1941 года Толику Ефимову было всего шесть лет. Он младший ребенок в многодетной семье. Двое старших братьев на тот момент были в армии. (Один погибнет в январе 1945-го в Прибалтике, второй будет служить на катере в блокадном Ленинграде и вернется домой живым).

- Мы знали, что война приближается, - рассказывает пожилой мужчина. Сейчас ему 88, но Анатолий Александрович бодр и в абсолютно трезвой памяти. - Издалека били пушки, мы их слышали. В округе шли бои. Но не ожидали, что все произойдет настолько стремительно. В какой-то момент (13 октября 1941-го, - Авт.) мы услышали рев техники и на дороге просто появились немцы. Мы, дети, стояли на обочине и смотрели, как мимо нас шла военная техника. Танки, танкетки, артиллерия, грузовики, мотоциклы. Несколько дней тянулась эта колонна - и днем, и ночью. Немецкие солдаты нам кричали из машин: «Москва - капут!» Первое, что они начали делать - грабить. Заходили в дом, открывали подпол, угрожая оружием, забирали все запасы, какие были. Гусей, кур, поросят стреляли на дворах, забирали с собой.

Анатолий Ефимов.

Анатолий Ефимов.

Фото: Александр РОГОЗА

По словам Ефимова, в тот год в середине октября в Подмосковье уже стояли морозы.

- А у немцев была тонкая форма. Они же изначально рассчитывали на летнюю кампанию. Поэтому фашисты начали забирать уже жителей деревни и теплую одежду.

- В деревянных деревенских домах, какие покрепче, немцы размещали солдат, - рассказывает Надежда Ивановна Самарина. - Но особый интерес у них вызвали более капитальные корпуса Микулинской психиатрической больницы. (Она и тогда имела статус областной, - Авт.).

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Больница была построена тремя годами ранее. Здания - совсем новые. Теплые. Немецкие военные решили расселить в корпусах психиатрии солдат. Но для этого несколько сотен пациентов нужно было куда-то срочно деть.

Мать пенсионерки Валентины Мельниковой работала в психбольнице секретарем.

- Мама рассказывала, что немцы согнали пациентов в одно из отделений, двери плотно закрыли, «законопатили» и запустили внутрь газ.

Двоюродная сестра Анатолия Ефимова (на тот момент ей было всего 17 лет) трудилась в больнице медсестрой.

- Часть этих людей разбежались, - рассказывает пенсионер. - Немцы устроили на них охоту - гонялись за пациентами на лошадях по парку больницы и тут же стреляли. Весной 1942-го, когда снег сошел, начали находить тела этих несчастных…

Судя по всему, так погибла большая часть пациентов психбольницы. Но пока шли приготовления «газовой камеры», еще больше ста пациентов с территории вывезли. Немецкие солдаты сообщили им, что они отправляются «в другую больницу». Попросили собрать вещи и посадили в грузовики. В паре километрах от больницы машины остановились. На окраине леса уже были готовы две ямы. Земля к тому времени уже промерзла, поэтому выкопали их совсем неглубокими - не более метра.

Обыкновенный фашизм. Сбившихся в кучу перепуганных людей с умственной отсталостью и различными психиатрическими болезнями расстреляли. Тела закидали в ямы, присыпав сверху землей.

- Русских они за людей не считали. А тут еще и больные, - говорит Валентина Мельникова.

- В деревне стояли только немецкие подразделения?

- У нас - да. А в соседнем селе были финны. Их боялись еще больше. Они никого не убивали, но вели себя очень жестоко.

ДВЕ ЦИФРЫ

- Микулино освободили 23 декабря 1941 года - пришли бойцы 363-й стрелковой дивизии, сформированной в Свердловской области. Уральцы! - говорит Надежда Самарина. - Немцы сбежали, не вступая в бой - боялись попасть в окружение. Перед этим подожгли деревню с нескольких сторон и запрещали жителям тушить. В итоге из двухсот с лишним домов уцелело только 5-7.

В истории дивизии, которая хранится в архиве Министерства обороны, сообщается, что в Микулинской психиатрической больнице на момент прихода немцев было 530 пациентов. Из них лишь 7 человек остались в живых. Документ был написан, скорее всего, в 1942 году. При этом в Акте комиссии Микулинского сельсовета, составленном в июле 1943-го, указывается, что «было умерщвлено около 700 больных». Эту цифру сейчас и считают верной.

- Место захоронения пациентов больницы местные жители знали? - спрашиваю у Надежды Ивановны.

- Очень приблизительно. Конечно, мы их поминали, когда отмечали годовщину освобождения нашего села, на праздник 9 Мая. У нас в школе был учитель истории, Петр Александрович Кунегин. Он интересовался, опрашивал старых людей. Он знал, как были убиты пациенты и рассказывал об этом. Но где их зарыли - непонятно. В 2010 году в лесу поставили крест в честь убитых, сделали табличку. А потом уж начали всплывать старые документы.

«ПОМНИТЕ!»

На документы наткнулась краевед из Рузы Ольга Барышева. Она и рассказала эту историю поисковикам. Весной 2022-го в Микулино появились экспедиция из четырех подмосковных отрядов.

- Ребята обследовали в этой местности несколько участков, - говорит Андрей Барков. - Делали шурфы (вертикальная выборка грунта с большой глубины, - Авт.). Так поисковики вытащили останки с элементами гражданской одежды, личными вещами. Сообщили в Следственный комитет. Дальше эти участки зачищали щеточками и кисточками.

Архивное фото: работа лагеря поисков в Микулино. Фото из архива Надежды Самариной.

Архивное фото: работа лагеря поисков в Микулино. Фото из архива Надежды Самариной.

Многие плакали, видя, как из ям достают все новые и новые останки. Здесь очень быстро получилась целая батарея промаркированных черных мешков.

У того самого креста стоит большая табличка:

«Помните! О 700 пациентах Микулинской психиатрической больницы, зверски убитых фашистами в 1941 году».

Памятный крест неподалеку от места убийства пациентов психиатрической больницы.

Памятный крест неподалеку от места убийства пациентов психиатрической больницы.

Фото: Александр РОГОЗА

Найденные в лесу останки перезахоронили с воинскими почестями на кладбище в Лотошино. В июле нынешнего года Московский областной суд признал выявленные преступления гитлеровцев на территории Подмосковья геноцидом. В общей сложности во время немецкой оккупации в Московской области погибли 26 тысяч гражданских. А сколько еще подобных захоронений может хранить земля? Например, большую часть останков пациентов Микулинской больницы до сих пор не нашли…

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Еще из воспоминаний Анатолия Ефимова:

- Пришел однажды к нам в дом немецкий офицер. Он снял с себя ремень, застегнул его вокруг меня на уровне груди и повесил на вешалку в доме. Вынул пистолет и приставил к моей голове. Мать испугалась, конечно. Я заплакал. Немец сказал: «Маленький партизан!» Минуты две он держал меня так на мушке. Потом сунул пистолет в кобуру и снял меня. Я не знаю, какие мысли у него были - хотел ли он так нас попугать или все-таки думал убить. На тот момент уже было известно, что в районе действуют партизаны. Наверное, понимал, что из маленьких русских детей вырастут мстители?

КСТАТИ

На помощь пришли москвичи

- Когда дома сгорели, часть людей ушли к знакомым в соседние деревни, - вспоминает Анатолий Ефимов. - Кто мог, забирал погорельцев себе. Где-то под жилье приходилось приспосабливать амбары, сараи. А мы оказались в одном доме на окраине. Там нас жило восемь семей. Было голодно. Еду немцы сначала забрали, а потом сожгли остатки. Единственно, мать спасла корову. Какое-то время мы только на ее молоке и жили. Потом в брошенных буртах (домашних хранилищах, - Авт.) нашли картошку. Она уже перемерзла вся, начала гнить. Ее промывали, как могли, жарили крахмальные лепешки. От них шел жуткий запах. Есть такое было трудно, но выбирать не приходилось. В каких-то семьях сохранилось немного зерна. Варили такой суп из пшеницы. До весны мы сильно голодали… На всю жизнь это запомнил.

Весной помогать микулинцам приехали москвичи.

- Это что-то вроде шефской помощи было, - объясняет Надежда Самарина. - К нам приехали жители Первомайского района Москвы (был такой район на востоке столицы, в 1990-е разбитый на несколько новых районов, - Авт.). Это были обычные гражданские люди, рабочие, служащие, которые вызвались добровольно. И они строили деревянные дома, чтобы потерявшие в пожаре все семьи могли там разместиться. Таких домов была целая улица. В то время всем было тяжело. Но представляете, как люди к чужой беде относились? Ты едешь за 200 километров, чтобы помогать незнакомым тебе женщинам, детям, старикам…