Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
11 декабря 2023 4:00

«Страшна не бомбежка, страшно не доехать до ребят»: Священник и мулла вместе ездят в зону СВО, часто рискуя жизнями

Протоиерей Виктор Иванов и имам Хамза Хазрат духовно поддерживают бойцов
Православный священник и мулла вместе ездят на фронт, рискуя жизнью.

Православный священник и мулла вместе ездят на фронт, рискуя жизнью.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Протоиерей Виктор Иванов и имам Хамза Хазрат вместе ездят в зону СВО, чтобы духовно поддержать бойцов. Между ними нет разногласий, они - как живой символ многонациональной страны. Вместе ночуют в блиндажах, вместе под обстрелами. Оба из Башкирии. На передовой - и у военных из республики, и в других частях. Им везде рады, а они неприхотливы - живут в тех же условиях, что и солдаты. Расстилают коврики и спальники, смотрят, чтобы не было змей. Возвращаются на родину, отдыхают, и обратно на передовую.

Со священниками я встречаюсь на ВДНХ у стенда Башкирии. Они только-только из поездки к солдатам.

- У нас мусульмане, христиане, атеисты с одного котла едят. И мы с батюшкой в одном вагончике живем, - говорит Хамза Хазрат. Невысокий, с седой бородкой, в аккуратной черной чалме он похож на Хоттабыча. Или на мудреца в камуфляже.

- Как получилось, что стали ездить вместе? - интересуюсь я.

- Про батюшку я слышал еще до СВО. А он обо мне, деревенском мулле, не знал. Познакомились, когда у нас формировали первый Шаймуратовский батальон добровольцев.

Узнав, что в армию ищут духовников, Хамза пришел к верховному муфтию и попросился. Были сомнения: все-таки мулле за 60, хорошо бы послать кого помоложе. Но другого быстро не нашли, отправили его.

- А я с 2014-го ездил в Донецк и Горловку, - вспоминает отец Виктор. - Когда началась СВО, мы повезли гуманитарку. Но тут позвонили: формируется батальон, нужен духовник. Я - священник, но в душе - русский офицер. Если Родина скажет, я поеду.

ВЫЕЗЖАЕМ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ

Отец Виктор высок и широкоплеч. Служил в ВДВ. Несмотря на тяжелый крест на груди, бережно хранит берет десантника.

- Мужчина рожден защищать! - утверждает батюшка. - Некоторые говорят: православие - религия слабых. Нет! Это религия воинов. Как и ислам. Мужчина в семье - священник, учитель, кормилец и воин. Сейчас воин стоит на первом месте. Как пел Высоцкий: «Если Родина в опасности - значит всем идти на фронт».

У духовных отцов есть куратор. Это первый вице-премьер Башкирии Азат Бадранов. В прошлом году он ушел воевать добровольцем, чем всех удивил (немногие чиновники подобного ранга идут на такой шаг). Сейчас занимается помощью военным.

Ситуация на передовой часто меняется. Меняются и маршруты. Приходит сообщение: «Отцы, выезжаем через 10 минут». Значит, собирайся и выезжай.

Отцов Виктора и Хамзу закрепили за двумя батальонами - Шаймуратовским и Доставаловским. Потом они стали навещать мобилизованных. Батальон Салавата Юлаева, полк «Башкортостан»... Ездят по всем 4 новым регионам России.

- Наша республика считается мусульманской, но порой в подразделениях христиан больше, - говорит Хамза. - Иногда нужно из Луганска в Запорожье проехать - огромное расстояние, два дня по разбитым дорогам. Украина ими 30 лет не занималась. Хорошо, наши ремонтировать начали.

- Что делаете, когда приезжаете на передовую? - спрашиваю я.

- Раздаем религиозные шевроны, говорим: «Господи, благослови вас!» - рассказывает Виктор. - Бывает, приедешь к бойцам, а они только вышли из тяжелого боя. Ты говоришь-говоришь, а что скажешь?! Я тогда просто сажусь рядом, обниму бойца, и мы молча сидим. Чтобы его боль мне передалась, а мое спокойствие - ему.

- Я молитвенник даю, шевроны с полумесяцем. С радостью берут, - говорит имам.

- Иконки, молитвословы, флаги со Спасителем, - перечисляет отец Виктор. - Часто просят: дайте на подразделение флаг.

- Бывает, приедешь к бойцам: у них висит российский, башкирский, христианский и мусульманский флаги. Четыре флага сразу! - восклицает Хамза.

На передовой не может быть межконфессиональных споров, тут представители всех религий едят из одного котла. Фото: Личный архив отца Виктора

На передовой не может быть межконфессиональных споров, тут представители всех религий едят из одного котла. Фото: Личный архив отца Виктора

МУЖИКИ, СЛУШАЙТЕ МЕНЯ!

- Люди приходят к вере и становятся сильнее, - продолжает отец Виктор. - Я сам к вере пришел в армии. Готовился стать офицером, а стал священником. Но у меня все трое детей с парашютом прыгали. Мальчишки умеют стрелять из пистолета. Дочка научилась прием «вертушка в голову» делать в прыжке.

- Сколько дочке лет? - удивляюсь.

- Уже замужем барышня, 25 будет.

- С такой женой лучше не спорить…

- У нее муж десантник, - смеется батюшка. - Высокий, здоровый. Все нормально.

В 2002 году отец Виктор основал православное военно-патриотическое объединение «Александр Невский». Готовит ребят по профилю ВДВ - прыгают с парашютом, стреляют, метают ножи, топоры, саперные лопатки. Изучают боевое самбо и основы выживания. Как говорит отец Виктор, СВО - это 7-я горячая точка, в которой участвуют его воспитанники.

- Я даже когда со студентами общаюсь, говорю: «Ребята, вы должны владеть оружием», - рассказывает батюшка. - Педагоги-женщины возмущаются: «Что вы, так нельзя!» А я говорю: «Мужики, слушайте меня». Из сумки нож достаю, показываю. «Вы должны владеть им, но пусть он вам никогда не пригодится». Парни должны знать и пистолет, и автомат. Уметь за себя постоять. Вот говорят: православие - это щеки подставлять. Вы что! Наоборот, это пример силы. Если тебя ударили, ты упал и заныл - значит слабак. А если упал, но встал, значит, сильный! С тобой Бог.

- Бывает, что бойцы не хотят общаться?

- Бывает, приходят уставшие с боя, - серьезно отвечает отец Виктор. - Если их хорошо потрепало. Спрашивают мрачно: «Что, будете опять в бой поднимать?» Мы поговорим немного и становимся друзьями. Они просят: «Машину освятите? У нас «Урал». Если разговор тяжело идет, я достаю гитару.

ЗА ДЕНЬ БОГ ШЕСТЬ РАЗ СПАС

Отец Виктор сам пишет и поет о войне. Еще он художник. Когда есть время, вынимает альбом, кисти. Рисует бронетехнику, портреты военных, фронтовые пейзажи.

- Мы не агитируем, а подсказываем, как выстроить отношения с Богом, - объясняет батюшка. - А еще в семье. Я бойцам говорю, позвоните жене, скажите: «Милая, я тебя так люблю! Вот вернусь, мы с тобой демографию так поднимем! Родину умножим!» Все смеются. Мы с Хазратом все время шутим. Друг над другом тоже.

- Я даже заслушался батюшку, - вздыхает Хамза. - И задумался. Телом я здесь, а душой - там. С бойцами.

- Бывало вам страшно? - спрашиваю.

- Да… - задумчиво говорит имам. - В прошлом году на Каховской ГЭС. Там огромная плотина была. Длинная, высокая. По ней дорога без перил…

- …Зигзагом, - подхватывает отец Виктор. - Ехать пришлось ночью без фар. Быстро моргнул, увидел дорогу, запомнил. После резкого поворота наша машина влетела в яму. Хазрат следом ехал и тоже в яму влетел.

- Дергаемся, а выбраться никак, - продолжает Хазрат. - Никто к нам подъехать не может. Запрещено.

- Дистанция - 100 метров. Потому что обстрелы, - поясняет отец Виктор. - Это прошлой осенью было. Ехали на правый берег. Шаймуратовцы там стояли. Когда мы все же проехали, увидели, там две машины горят. Нам повезло. В тех местах священники погибли. Отец Анатолий погиб с татарского батальона, прилет был в бронемашину, в которой он ехал. И мы тогда тоже попали под раздачу. «Хаймерсы», «лепестки», коптеры - все было. За тот день нас Боженька шесть раз из-под смерти вывел! Меня немного оцарапало: в шею, в кисть попало.

- Боевое крещение батюшка получил, - усмехается Хазрат. - Страшно было не на дамбе, не бомбежка. Страшно было не доехать до бойцов, не прочесть им молитвы. Погибнуть, не выполнив долг. Мы потерялись за Херсоном. Заехали куда-то - ночь, мрак. Дороги не знали. Чуть на украинские позиции не попали. Нам кричат: «Стой! Не туда!» Успели развернуться. Утром заправились, только уехали, этот заправщик разбомбили.

Вице-премьер Башкирии Азат Бадранов (справа) не только воюет, но и докладывает руководству республики, как идут дела. А делать это приходится регулярно - глава Радий Хабиров своих бойцов не оставляет без внимания. Фото:t.me/radiyhabirovvk.com/agnazarov

Вице-премьер Башкирии Азат Бадранов (справа) не только воюет, но и докладывает руководству республики, как идут дела. А делать это приходится регулярно - глава Радий Хабиров своих бойцов не оставляет без внимания. Фото:t.me/radiyhabirovvk.com/agnazarov

КРЕЩЕНИЕ В МЕШКАХ

- Отец Виктор, что за история была, когда вы крестили людей в пластиковых пакетах? - спрашиваю.

- Ох! Мне хохлы такую рекламу сделали! Даже англоязычные издания перепечатывали, - хмыкает батюшка. - Мы приехали на позицию в Запорожье. Бойцы хотели покреститься. Я спрашиваю: «Посуда есть, тазики?» Ничего не было. Спрашиваю: «Мешки есть?» Они: «Сейчас найдем». Приносят. А я-то понимаю, что это за мешки!

- Неужели мешки для тел?

- Да. Принесли ящик из-под боеприпасов. Туда постелили мешок. Налили воду из бутылок, получилась купель. На дерево икону Богоматери поставили. Так и крестил. Символично. В крещении умирает ветхий человек и рождается новый. Говорю им: «Вы крестились в мешках для погибших, а теперь в жизнь вечную выходите».

- Да, символично!

- На Украине разнесли эту историю: смотрите, что творит русский поп! Еще случай был. Приехали к ребятам, а они жили в коровнике. Я их тоже крестил. Украинские каналы опять издевались. А я говорю: где Христос родился? В хлеву! И здесь после крещения новый человек рождается.

- Смотрю, у вас наградные планки…

- Главная награда - от Господа! - наставительно говорит Хамза Хазрат, и я отмечаю про себя, что он не сказал «от Аллаха». Господь един, и очень примечательно, что священник и мулла говорят на одном языке. - Бойцы часто просят им намаз читать. Один раз парень подошел, попросил имя ему поменять на Махди. Стал молиться, дела его идут хорошо. Обстрел был сильный, а он выжил.

- Чудеса случаются, - говорит батюшка. - Машину освятишь, она на мину наедет. Ее, как консервную банку, разворотит, а люди живы! Говорят: это потому что батюшка освятил. А я говорю: не я, это Бог спас. Его благодарите.