Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Общество13 декабря 2023 6:00

Сергей Путреша: боремся с нарушением прав кооператива и его пайщиков

Интервью адвоката ПК «Бест Вей» о текущих задачах защиты интересов кооператива

Адвокат кооператива «Бест Вей», член коллегии адвокатов «Первая адвокатская контора» города Санкт-Петербурга Сергей Путреша прокомментировал выигрыш дела в Приморском районном суде Санкт-Петербурга по своей жалобе в порядке статьи 215 УПК на действия следственной группы по так называемому делу компаний «Лайф-из-Гуд», «Гермес Менеджмент», к которому пытаются «присоединить» кооператив. Жалоба была подана в июле 2023 года — после завершения следственных действий по уголовному делу — на то, что следствие не предоставило возможность кооперативу как гражданскому ответчику по уголовному делу ознакомиться с делом и сразу приступило к ознакомлению с делом обвиняемых. Рассмотрение жалобы несколько раз переносилось и состоялось только 1 декабря.

— Сергей Викторович, как вам удалось убедить рассматривавшую жалобу и. о. зампредседателя Приморского районного суда по уголовным делам Екатерину Богданову в обоснованности жалобы?

— Все было достаточно очевидно из представленных документов. Если мы направляем ходатайство об ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 216 УПК, а следственная группа его просто игнорирует, постфактум «рисуя» документы о том, что якобы она ходатайство удовлетворила, нас приглашала, а мы сами не пришли, все ясно, как божий день.

Я направлял ходатайство об ознакомлении с делом тремя способами. Самый действенный и эффективный, который позволил доказать нашу правоту, — электронная приемная ГУ МВД по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Ходатайство там было зарегистрировано, ему был присвоен номер: он приходит на почту вместе со ссылкой, на которую можно нажать и проверить ход рассмотрения, — с датами.

На ходатайство от 27 июня мне 18 сентября был прислан ответ, датированный при этом 29 июня, о том, что 4 июля мы можем прийти и ознакомиться с материалами дела. Мало того что письмо пришло на почту 18 сентября, так еще и в системе ГУ МВД указано, что «обращение рассмотрено 18 сентября».

В ответ представитель следственной группы представил в суд какие-то экселевские таблички внутреннего учета: «У нас было снято с учета, мы рассмотрели». Судья предложил следователю представить конкретные доказательства, что ходатайство было рассмотрено в срок и по нему вынесено решение.

По отношению к обращению, которое поступило почтой, представитель следственной группы заявил: «Мы его рассмотрели 3 июля». А не 27 июня, как указано в письме, которое мы получили 18 сентября! Представитель следствия пояснил, что в ответе на ходатайство от 3 июля написано, что мы можем прийти 4 июля. То есть 3 июля они (якобы) написали письмо о том, что мы можем прийти 4 июля. При этом трек-номер предоставить не могут — отдали, мол, в канцелярию, нужно спрашивать у нее. «То есть шансов получить письмо представителю кооператива о том, что ему 4 июля нужно прийти ознакомиться с материалами дела, вы не дали», — резюмировал судья.

Суд несколько раз переспрашивал у прокурора: «Вы поддерживаете сторону следствия?» Прокурор отвечал парадоксально: «Возражаю против удовлетворения жалобы, но хочу сказать, что нарушенное право гражданского ответчика будет устранено на следующей неделе». То есть нарушение права признает и прокуратура.

Убежден, что следствие не просто нарушило УПК, а представило в суд подложные документы о приглашении кооператива для выполнения 216-й статьи УПК. Мы направили в Следственный комитет заявление относительно фальсификации и подлога. Будем надеяться, что Следственный комитет отреагирует. Технически это делается просто: истребуется оригинал постановления якобы от 29 июня, и проводится экспертиза давности изготовления этого документа. Мне ясно, что документ был изготовлен ближе к 18 сентября.

Следственной группе стало известно, что мной подана жалоба в порядке 125-й статьи УПК, суд истребовал соответствующие документы, и следователи, по моему мнению, не придумали ничего лучше, чем задним числом нарисовать эти документы. Но дело в том, что задними числами почту не отправишь. Надеюсь, что виновные лица будут привлечены к ответственности.

Работа следственной группы очень грубая, и это тоже не могло не произвести впечатления на судью. На вопрос судьи, какая сейчас стадия предварительного расследования, следователь ничтоже сумняшеся отвечает: назначили дополнительную экспертизу, будем предъявлять ее результаты. То есть де-факто продолжаются следственные действия, которые де-юре были завершены в июне.

Итог: суд пришел к выводу, что наше право было грубо нарушено, жалоба в порядке 125-й статьи УПК удовлетворена. Если решение Приморского суда не будет оспорено в вышестоящих инстанциях, кооперативу будет предоставлено право ознакомиться с материалами уголовного дела, и последовательность процессуальных этапов в рамках завершения предварительного расследования будет восстановлена.

Апелляционная жалоба прокуратурой пока не подана, хотя почти не сомневаюсь, что она будет подана, потому что рушится вся конструкция процессуальных действий по завершению предварительного расследования, выстроенная следственной группой с согласия прокуратуры. Ознакомление с материалами дела нужно начинать сначала, и в связи с этим необходимо будет освободить из-под стражи четверых обвиняемых, которые находятся в СИЗО дольше полуторагодичного предельного срока на том основании, что происходит их ознакомление с материалами дела.

— Насколько мы знаем, обвиняемые и их защитники отказывались знакомиться с материалами дела изначально и в октябре заявили, что завершили ознакомление, мотивировав это как раз тем, что ознакомление ценой продления «стражи» им не нужно: ознакомиться с деталями обвинений они смогут во время рассмотрения уголовного дела судом по существу.

— Кооператив не может устроить ознакомление в период рассмотрения дела по существу, потому что счета кооператива с почти 4 млрд рублей сейчас арестовываются арестовываются судами, арестовываются также объекты недвижимости кооператива почти на 12 млрд рублей. Новая серия арестов активов происходит с марта этого года. Основание: мартовское постановление руководителя следственной группы — замначальника ГСУ ГУ МВД России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области А.Н. Винокурова о признании кооператива гражданским ответчиком на 16 млрд рублей. При этом все наши ходатайства об ознакомлении с исковыми требованиями, на основании которых кооператив признан ответчиком, следственной группой отклоняются: мол, тайна следствия, все почитаете при рассмотрении дела по существу.

Кстати, судья 1 декабря недоумевал, как в принципе нам могут отказывать в ознакомлении с исковыми заявлениями, на основе которых кооператив признан по этому уголовному делу гражданским ответчиком. Но это уже вопрос из разряда риторических.

Отдельные документы следственная группа показывает в судах, например, осенью были представлены два заявления граждан о моральном ущербе на 1 млрд рублей каждое. Однако они составлены осенью, а не в марте, то есть не могут обосновывать мартовское постановление; они не касаются кооператива. В них речь идет о неких «сотрудниках-мошенниках „Лайф-из-Гуд“», а по смыслу говорится о размещении средств на счетах в иностранной компании «Гермес Менеджмент».

И, самое главное, в них нет внятного обоснования ущерба личным неимущественным правам на столь значительную сумму: заявить можно о моральном ущербе хоть на триллион, важно представить обоснование вреда, нанесенного личным неимущественным правам на эту сумму, а его в заявлениях нет. Имущественные же требования, согласно предъявленным обвиняемым постановлениям о привлечении их в этом качестве, — 232 млн рублей. Так что 16 млрд в любом случае повисают в воздухе.

Во время рассмотрения ходатайства следствия об аресте счетов кооператива в ноябре другой судья того же Приморского суда «проглотил» эти заявления и удовлетворил ходатайство о новом аресте счетов, хотя эти исковые требования производят впечатление заведомо необоснованных, вымышленных. А раз так, в результате этих необоснованных исковых требований были приняты необоснованные меры процессуального принуждения, которые причинили ущерб юридическому лицу — кооперативу и физическим лицам — его пайщикам. Кооператив воспользуется правом доказать в гражданском суде, что исковые требования заведомо необоснованные, и взыскать расходы и ущерб от заведомо необоснованных исковых требований с лиц, которые их выдвинули.

Однако это задача на будущее, а в данный момент меня как адвоката ПК «Бест Вей» в первую очередь интересует возможность на основании судебного решения от 1 декабря ознакомиться с теми материалами, которые затрагивают наши интересы. Нам в любом случае эти документы надо получить: мы добиваемся этого уже девять месяцев.

Благодаря этому ознакомлению мы сможем документально подтвердить то, в чем и так не сомневаемся: постановление о признании кооператива гражданским ответчиком на 16 млрд заведомо незаконное, так как исковых заявлений на эту сумму нет. Подчеркну: не просто незаконное, а, на мой взгляд, заведомо незаконное, изданное исключительно для того, чтобы придать видимость обоснованности требований об аресте счетов и иных активов кооператива.

В этот раз процесс в рамках судебного надзора за предварительным следствием прошел так, как должен проходить всегда, — с анализом доказательств обеих сторон. Суд отказался от фактически безоговорочной солидарности с любыми утверждениями и заключениями следственной группы, которую мы видели раньше. Надеемся, внимание суда к нашим требованиям о соблюдении прав кооператива, его пайщиков — начало новой тенденции отношения судов к событиям в рамках «нашего» уголовного дела.

На самом судебном заседании и представитель следственной группы, и прокурор клялись и божились, что нас прямо с понедельника прошедшей недели начнут знакомить с материалами уголовного дела.

Любопытная деталь: представитель следственной группы заявил в суде, что согласовал этот вопрос со следователем Е.А. Сапетовой. Якобы Сапетова сказала, что будет определен специальный человек, который обеспечит исполнение 216-й статьи. Однако следователь Сапетова с марта не является руководителем следственной группы. Но она, видимо, де-факто остается им. Начальник ГСУ ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, вероятно, чтобы отчитаться перед Москвой, перед Следственным департаментом МВД России по резонансному делу, назначил руководителем следственной группы своего заместителя Винокурова, а практическую координацию осуществляет, судя по всему, Сапетова.

— Знакомство с материалами дела началось?

— Нет, конечно. Прошла уже неделя после судебного заседания. Пока никаких практических шагов по выполнению статьи 216 со стороны следственной группы не сделано.

На мой взгляд и взгляд коллег, которые защищают обвиняемых, ознакомление кооператива с материалами дела расходилось и по-прежнему расходится с тактическими задачами, которые решает следственная группа. Первая: ограничить наше право на ознакомление в порядке статьи 216, чтобы мы не могли возражать должным образом против беспредела с признанием кооператива гражданским ответчиком на 16 млрд рублей. Вторая: сохранить аресты обвиняемых.

Если бы следствие 4 июля начало выполнять статью 216 УПК — знакомить с делом гражданских истцов и ответчиков, оно бы не успело за 30 суток до истечения предельного срока содержания четверых обвиняемых под стражей начать выполнять 217-ю статью: ознакомление обвиняемых с материалами дела, то есть не удалось бы создать основания для продления «стражи» свыше предельного срока.

Признание судом первой инстанции незаконности невыполнения 216-й статьи уже сейчас открывает возможности оспаривать октябрьские постановления судов о продлении «стражи» четверым обвиняемым.

— Дела о продлении находятся уже в кассационной инстанции?

— Насколько я знаю, да.

Но при этом, как я сказал, почти уверен, что прокуратура не даст постановлению Приморского суда от 1 декабря вступить в законную силу в декабре: будет обжаловать постановление Приморского районного суда, и это займет определенное время. Будем добиваться, чтобы апелляционная жалоба, если она появится, была рассмотрена судом как можно скорее.

— Интересно, что следствие в судах заявляет, что оно защищает права обвиняемых, предоставляя им возможность аж до середины января знакомиться с материалами дела и на этом основании удерживая их под стражей. При этом оно, как выяснилось, не стремится с тем же рвением защищать права гражданских истцов и ответчиков, судя по всему, манкировав выполнением 216-й статьи УПК.

— Понятно, что все разговоры о защите прав обвиняемых, лиц, признанных потерпевшими, пайщиков кооператива не более чем риторика. Защитить права обвиняемых, продлив им еще на полгода срок содержания под стражей? Защитить права пайщиков, лишив их почти на два года возможности пользоваться собственными деньгами, которые лежат под арестом на счетах и с которых следствие запрещает все выплаты?

Ладно бы они лежали на банковских депозитах, но они находятся на беспроцентных счетах: проценты получают только банки за счет того, что «крутят» эти деньги. В интересах пайщиков была бы выплата тем из них, кто не фигурирует в уголовном деле (а там фигурирует всего несколько пайщиков из почти 20 тыс.), причитающихся им средств с арестованных счетов. Однако следствие категорически блокирует все выплаты, даже налоговые: пайщики оказались вынуждены отдельно собирать средства, чтобы погасить налоговую задолженность кооператива.

А что с защитой прав около 200 физических лиц, признанных потерпевшими, по их словам, потерявшими деньги в компании «Гермес Менеджмент», с которой якобы были аффилированы компания «Лайф-из-Гуд», а через нее кооператив «Бест Вей»? Если у клиентов «Гермеса» действительно есть обоснованные претензии к этой компании, они давно могли бы возместили свои убытки в гражданско-правовом порядке: арестованного имущества обвиняемых с лихвой хватит на то, чтобы удовлетворить их притязания.

При чем тут кооператив как юридическое лицо, в чем виноваты тысячи пайщиков, непричастных к работе с «Гермесом»? Тем более что для получения средств с помощью участия в уголовном деле им как минимум придется ждать завершения суда, а судебное разбирательство наверняка будет длиться не один год и не два.

Следствие, на мой взгляд, действует в своих интересах, как говорится, исходит из ложно понятых интересов службы: оказывает давление на людей, находящихся под стражей, фактически уничтожает организации за счет многомесячной блокировки активов. А суды, мол, «продавим». А люди сидят в тюрьме — без приговора. Они отсидят возможный срок с лихвой, пока расследуется и рассматривается дело.

Это, конечно, безобразие. Законодатель установил предельный срок содержания под стражей. Если он нарушается, теряется сам смысл уголовного преследования и предварительного следствия, потому что, по сути, человек уже отбывает наказание, по срокам сопоставимое с тем наказанием, которое может быть назначено по приговору суда.

Законодатель, определив предельный срок содержания под стражей, фактически сказал следователям: «Ребята, установлено полтора года, чтобы человек посидел, подумал, чтобы было время его расколоть. Не смогли, не успели? Отпускайте — ничего уже не изменится».

Нельзя удерживать людей в тюрьме такой длительный срок без приговора суда. Тем более что это дело будет рассматриваться по существу еще несколько лет: обвиняемый отсидит как за убийство — без приговора суда. Есть другие меры пресечения, которые позволяют совершенно спокойно завершить дело.

Мы призываем следствие и прокуратуру вернуться в рамки законности. Расследуйте дело хоть десять лет, выясняйте все обстоятельства, но прекратите нарушать закон, прекратите заниматься откровенным подлогом, незаконно содержать людей под стражей.

Активов обвиняемых с лихвой хватит для погашения суммы, которая установлена в ходе расследования. В десять раз эта сумма не увеличится. Работайте без наездов и репрессий, без ничем необоснованных арестов активов на десятки миллиардов.