Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Звезды20 декабря 2023 21:35

Монархия и демократия, любовь и кровь - о чем новый спектакль режиссера Сергея Урсуляка

В Театре им.Маяковского на сцене на Сретенке вышла «Другая сказка» в постановке Сергея Урсуляка, который определил жанр спектакля как «дуракаваляние со смыслом» по пьесам Евгения Шварца
Король (Вячеслав Ковалев) и Первая фрейлина (Ольга Ергина) в спектакле "Другая сказка"

Король (Вячеслав Ковалев) и Первая фрейлина (Ольга Ергина) в спектакле "Другая сказка"

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Это режиссерский дебют Урсуляка на театральной сцене. Много лет он занимается кино. Но была и театральная юность, Щукинское училище и 10 лет работы в «Сатириконе». И только потом он плотно ушел в кинорежиссеру.

- Не знаю, почему я захотел вернуться в театр, - пытается разобраться в себе Сергей Урсуляк. - Это такой всплеск эмоциональный. Шварц близок моему сегодняшнему состоянию. Это новый опыт. То, что знал когда-то о театре, я позабыл. Ко многому не был готов. Работа театрального режиссера - это олицетворенный Сизифов труд. Каждый раз, приходя на прогоны, я понимал, что есть шанс увидеть совершенно другой спектакль, чем был вчера. Сегодня ты придумываешь интересную сценическую жизнь, а завтра уже все по-другому. Ты хочешь зафиксировать какие-то удачи, а не получается. Театр – слишком живая материя и совсем другой вид искусства. Здесь нельзя ничего зафиксировать, как на кинопленке. Нельзя соединить вчерашний удачный дубль с дублем, который получился сегодня. Ещё и поэтому бессмысленно говорить, о чём «Другая сказка». Монархия и демократия, любовь и кровь – эти рифмы можно придумывать до бесконечности. И всё равно каждый зритель увидит свое. И найдет свою тему.

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

Это точно: язык Шварца понятен всем. У него всё прозрачно и ясно. «Другая сказка» - это не совсем шварцевский «Голый король», хотя очень много взято оттуда. Кое-что позаимствовано из «Дракона», немного использована «Тень». Урсуляк сумел вплести в свой пересказ малоизвестный киносценарий «Каин 18», написанный Евгением Шварцем с Николаем Эрдманом. В целом же, это компиляция из разных произведений великого советского драматурга, объединенных позитивной эмоцией. Хотя шварцевский оптимизм всегда с щепоточкой пессимизма.

В прологе весельчак Христиан (артист Мамука Патарава), который потом воплотится в одного из ткачей из «Голого короля», вводит зрителей в курс дела. Действие происходит в стране, где трудно найти настоящую принцессу. Потому что многие женщины здесь быстро разбогатели, купили дома и дорогие автомобили и стали называть себя принцессами. Но они не настоящие. А настоящая принцесса без всяких домов и автомобилей с честью пройдет известную проверку горошиной.

В этом королевстве нет королей. Только одни королевы (действующую Королеву играет Зоя Кайдановская в очередь с Татьяной Орловой). Но так получается, что королевы царствуют, царствуют, а потом бац – и рождается дочь. Наша Принцесса (актриса Алена Васина) совершенно не похожа на всех других обыкновенных принцесс, потому что она необыкновенная. Очень добрая и очень красивая, не любить её невозможно. Вот и полюбил её самый обычный парень по имени Генрих (Никита Языков), а Принцесса – его. Но мир устроен так, что принцессам положено выходить замуж за королей и принцев, а не за обычных людей. Её сватают к Королю (Вячеслав Ковалев), который старый, толстый, лысый и со вставной челюстью. «Но ведь не с зубами жить, а с человеком», - резонно говорит Королева-мать.

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

В спектакле – замечательные актерские работы. Каждый артист со своей интонацией передает иронию, шутки и подтекст сказки. Министр нежных чувств (Виктор Запорожский) - мужчина, приятный во всех отношениях, хотя и берет взятки. Дуболома-вояку военного министра смешно играет Алексей Дякин. Мрачен и ужасен Начальник тайной полиции (Виталий Ленский) – ему всё известно: где вы, с кем вы, с тем ли, с сем ли, там ли, сям ли. Эталонный царедворец Первый министр (Евгений Парамонов)бесстрастным голосом заявляет, что «наше государство самое древнее, самое лучшее в мире», что все вокруг (в других государствах) - идиоты, и только мы - молодцы, мы - лучшая нация в мире, потому что мы не просто верим в чудеса, мы чудом и держимся.

Пересказывать сказку про голого короля, которого изобличили в глупости два ловких ткача, нет смысла. Её знают даже дети. Заканчивается «Другая сказка» тем, что глупый король низвергнут. Зло ушло, добро пришло. Скоро – демократические выборы. Новым руководителем государства, того самого, которое лучшее в мире, стал Первый министр. Он взял власть. Как говорится в сказке: наши люди повезут любого, кто возьмет вожжи… Сатира прозрачная, без фиги в кармане, всё названо своими словами. Но сегодня так можно. Зритель, конечно, оценит и остроумный текст, и замечательные актерские импровизации (в рамках жесткого режиссерского рисунка). На сцене на Сретенке актеры от зрителей находятся на расстоянии почти что вытянутой руки. Все чувства и эмоции героев видны как в кино на крупных планах. Не отвлекают от сути сложные декорации, к чему так тяготеет современный театр. Сцена практически пуста – только зеркала и ступени, по которым скачут вверх-вниз Король, Первый Министр, Министр нежных чувств… Меняя не только своё положение во властной иерархии, но и собственные взгляды и убеждения.

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

Дебютный спектакль Сергея Урсуляка получился ярким (актеры играют азартно, режиссер их представил в лучших красках), очень внятным, лёгким для восприятия. Немного музыкальным, есть актерские пародии, например, на Лепса в исполнении Мамуки Патаравы. Королева поёт шансон голосом Мирей Матьё. Есть прямой контакт со зрителями. Порой даже кажется, что спектакль создается со зрителями. И главное - доброжелательный взгляд на мир в любом его проявлении. Это спектакль – праздник, премьера которого удачно попала в предновогоднее настроение. Как говорил Евгений Вахтангов: «Нет праздника – нет спектакля». В Театре Маяковского праздник получился. Жаль, что Сергей Урсуляк пока решил ограничиться лишь этой постановкой. Типа эксперимент. Побольше бы таких экспериментов московским театрам.