Россия
Москва
+24°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 июня 2024 9:45

От этих вопросов после теракта в Дагестане не уйти: Кто стоит за боевиками, почему «кумиры» долго молчали и чего добивается наш враг

Военкор Коц поставил шесть вопросов после теракта в Дагестане
В Махачкале боевики сначала напали на пост ДПС, а затем двинулись в сторону церкви, но проникнуть внутрь им не удалось. Фото: Гянжеви Гаджибалаев/ТАСС

В Махачкале боевики сначала напали на пост ДПС, а затем двинулись в сторону церкви, но проникнуть внутрь им не удалось. Фото: Гянжеви Гаджибалаев/ТАСС

Что произошло?

Нападению подверглись одновременно сразу два дагестанских города. В Дербенте террористы подожгли местную синагогу (в этом городе живет старейшая на Северном Кавказе община горских евреев) и пришли с оружием в православных храм. Здесь они сначала убили охранника, а затем перерезали горло настоятелю церкви, 66-летнему протоиерею Николаю Котельникову.

В это время в Махачкале боевики сначала напали на пост ДПС, а затем двинулись в сторону церкви, но проникнуть внутрь им не удалось. Прихожане и священнослужители успели забаррикадировать входы и дожидались окончания контртеррористической операции в стенах храма.

Фото: Махачкалинская епархия РПЦ

Фото: Махачкалинская епархия РПЦ

Соцсети быстро наводнили кадры, снятые случайными прохожими на улицах Дербента и Махачкалы. Поначалу террористы вели себя очень вольготно. На одном из роликов двое боевиков обыскивают машину ДПС, стреляя по кому-то из американской автоматической винтовки AR-15. Позже окажется, что это сыновья главы Сергокалинского района Дагестана Магомеда Омарова Осман и Адиль. Первый одно время работал на Дербентском коньячном заводе и владел кафе в Избербаше. Второй — выпускник юрфака Дагестанского университета, борец-вольник. Обоих силовики ликвидируют первыми. А когда поедут к отцу в Сергокалы, попадут в засаду.

На другом видео, снятом силовиками, один из бойцов получает осколочное ранение в результате взрыва гранаты. После десяти вечера пошли кадры с ликвидацией террористов. Всего было уничтожено, по данным Национального антитеррористического комитета, пять, а по словам главы республики Сергея Меликова — шесть боевиков. Среди них, по неофициальным данным, племянник Магомеда Омарова 32-летний Абдусамад Амадзиев, а 28-летний Гаджимурад Кагиров — мастер спорта по вольной борьбе, воспитанник школы Абдулманапа Нурмагомедова и боец клуба его сына Хабиба Eagles MMA.

Ликвидированные в Дагестане террористы. Фото: стоп-кадр видео

Ликвидированные в Дагестане террористы. Фото: стоп-кадр видео

Погибли 15 силовиков, пострадали еще около 25 человек. Работа по поиску всех участников «спящих ячеек» продолжается.

Почему рвануло именно в Дагестане?

Дагестан исторически был непростым регионом, в котором проживают десятки национальностей. На чем всегда и пытались сыграть наши заклятые «партнеры». Я помню его в начале 2000-х, когда на улицах Махачкалы, Каспийска, Хасавюрта теракты гремели буквально ежедневно. Разгул терроризма, замешанного на коктейле из религии и бандитизма, превратил республику в форпост радикального ислама на Северном Кавказе, где сотрудников правопорядка убивали практически каждый день.

Потом началась Сирия, и доморощенные ваххабиты потянулись на Ближний Восток за «лучшей долей». Профессиональные вербовщики зазывали в Халифат так искусно, что туда ехали семьями, с детьми. На какое-то время Дагестан наконец вдохнул полной грудью. Сюда потекли инвестиции и даже туристы, чего я не мог себе представить еще лет 15 назад. Отдыхающие со всей России поехали в местные горы и на местное море.

Террористы атаковали Дагестан 23 июня 2024 года. Фото: стоп-кадр видео

Террористы атаковали Дагестан 23 июня 2024 года. Фото: стоп-кадр видео

Но постепенно псевдоислам в его пещерных проявлениях начал возвращаться в республику. На этот раз его принесли не арабские эмиссары, а «лидеры мнений», кумиры молодежи. Блогеры с миллионными аудиториями, звезды борьбы, бойцы ММА. В соцсетях они выставляли напоказ свою религиозность, заразив этим поклонников. Вот только с традиционным исламом это увлечение имело мало общего. Оно превратилось в нечто субкультурное, в противопоставление традиционному вековому укладу этого региона.

В начале 2000-х в радикальный ислам вербовали в «подъездных» мечетях. Сегодня — в Телеграм-группах, где «проповедники» из пластичного материала, состоящего из плохого образования и зашоренного взгляда на мир, лепит новых «воинов Аллаха». Помните провокации во время мобилизации? Или погромы в Махачкалинском аэропорту, когда озверевшая толпа искала по воздушной гавани евреев, которые должны были прилететь из Тель-Авива? Это все — проба пера, эксперименты по управлению массами, которые, к сожалению, показали положительный результат для своих хозяев. И они пошли дальше.

Кто мог быть организатором?

По сути, на Северном Кавказе нам пытаются открыть второй фронт. Традиционно за брожениями в этом регионе торчат уши британской разведки. Не добившись перелома на украинском фронте, коллективный Запад будет и дальше пытаться раздергать наши ресурсы. Открывать второй фронт в Средней Азии или Казахстане сегодня рискованно — могут не потянуть. Особенно на фоне последних заявлений Израиля, который уже готов вторгнуться в Ливан. Не поддержать его Запад не может, а два вторых фронта — слишком накладно. Поэтому будут взрывать нас изнутри.

Неслучайно теракт в Дагестане был устроен в День Святой Троицы — православного праздника, который отмечается по всей России. Очередная попытка раскачать Северный Кавказ на религиозной теме, вбив в клин в совсем недавно окрепшее межконфессиональное согласие в регионе.

Синагога в Дербенте после пожара. Фото: Низами Гаджибалаев/ТАСС

Синагога в Дербенте после пожара. Фото: Низами Гаджибалаев/ТАСС

Безусловно, никакие попытки западных спецслужб не имели бы успеха, если бы для этого не было почвы в самом Дагестане, о которой я написал выше.

Как могли оказаться костяком террористов сыновья и племянник главы района?

Тут нет ничего удивительного. Во-первых, это уже взрослые люди, младшему из которых — 31 год. Как показывает опыт, терроризм не имеет социальных ограничений. Я помню, как приехал в дом шахидки Марьям Шариповой, которая подорвала себя в московском метро. Высшее образование, преподавательская карьера, должность учителя истории в школе села Балахани, Унцукульского района Дагестана…

Но, опять же, как показывает практика, родители не могут не знать об «увлечениях» своих детей. Или, как минимум, догадываться. Я объехал с десяток семей шахидок, исключений не было. И отец Шариповой, тоже преподаватель, обо всем прекрасно знал. А потом и сам ушел «в лес», где и был уничтожен силовиками.

Магомед Омаров возглавил Сергокалинский район Дагестана в 2010 году. Фото: сергокала.рф

Магомед Омаров возглавил Сергокалинский район Дагестана в 2010 году. Фото: сергокала.рф

О причастности Омарова-старшего к теракту будет судить следствие. В его доме прошли обыски, а президиум регионального политсовета «Единой России» Дагестана исключил его из партии - «за дискредитирующие действия».

Почему молчат дагестанские «кумиры молодежи» - борцы без правил и блогеры?

Они могут выступать единым фронтом. Например, когда надо дружно пожалеть палестинцев. О чем просил боец Хабиб Нурмагомедов, никогда на ринге не поднимавший российский флаг, Трампа? Чтобы тот остановил Израиль, а не Украину. Они могут навзрыд причитать о жертвах Газы (это тоже, безусловно, большая трагедия), но не замечать жертв Донбасса, Белгорода или «Крокуса». Никто из этих дагестанских кумиров не осудил погромы в Махачкалинском аэропорту. Более того, некоторые назвали аресты бунтарей едва ли не репрессиями. И требовали простить «ребят».

«Пожалуйста, не надо ломать судьбы молодых ребят и показательно их наказывать, чтобы якобы другие боялись. Здесь это так не работает, и пора уже понять, и выйти на открытый диалог с народом. Наоборот, покажите жест добра — что и вы идёте навстречу и амнистию даёте», - писал тогда чемпион Европы по вольной борьбе Махмуд Магомедов.

Для них осудить сегодня публично действия террористов в Дагестане — это оттолкнуть от себя часть аудитории. Той самой религиозно-субкультурной молодежи, которая дает статистику блогам и телеграм-каналам. А это в том числе ударит и по кошельку (выждав некоторую паузу, Хабиб все же счел нужным опровергнуть связь одного из дагестанских террористов с его клубом и назвал теракт зверским и бесчеловечным - ред.).

Надо ли вешать вину на всех жителей республики?

Конечно, нет. Именно этого и добиваются те, кто стоит за терактом. Большинство жителей республики категорически против терроризма — слишком много бед и смертей он принес Дагестану в 90-е и 2000-е. И на проявления «пещерного исламизма» смотрят с осуждением. В конце концов дагестанский народ в реальности представляют не проживающие в Арабских Эмиратах борцы и блогеры, а десятки тысяч бойцов СВО, которые с оружием в руках сейчас отстаивают нашу государственность. Не жалея своей жизни. Вот лишь некоторые.

Юнус Жамалов – уроженец Казбековского района, старший сержант Росгвардии в запасе, участник боевых действий против террористов на Северном Кавказе. Героически погиб в СВО.

Расул Идрисов – сержант Росгвардии, кавалер ордена Мужества. Погиб смертью храбрых в Запорожской области в прошлом мае.

Ахмед Давурбегов. Профессиональный военный, офицер, прошел Сирию. В июне 2022 года Давурбегов погиб при танковом обстреле.

Султан-Мажит Эсенбаев, отец восьмерых детей. Пошел добровольцем на СВО в возрасте 55 лет. Погиб в боях на Запорожском фронте.

Ибрагим Манапов. Ушел добровольцем в 38 лет, в 2022 году. Погиб смертью героя в конце сентябре 2022 года. В феврале 2023 года был посмертно награжден орденом Мужества.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Пора снова мочить террористов в сортире (подробнее)