Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 мая 2024 17:17

Подоходное чудо: «Налог для богатых» уже вернул жизнь 25 тысячам детей

«Комсомолка» узнала, куда пошли деньги с дополнительных 2% подоходного налога, которые в России уже платят зарабатывающие более 5 млн рублей в год

Фото: Shutterstock.

Прямо сейчас в России обсуждается перенастройка налогов, которая должна сделать их более справедливыми. Богатые, по этому замыслу, должны будут отчислять в казну больше, а семьи с детьми получать от государства больше помощи.

На самом деле, пробный заход такого «налогового маневра» уже был. И вот что из этого вышло.

СПАСАТЕЛЬНЫЙ «КРУГ ДОБРА»

Фонд помощи тяжелобольным детям «Круг добра» появился по распоряжению президента тогда же, когда и налог на сверхдоходы — в январе 2021 года. Если кто забыл, то вот уже четвертый год у нас в России люди, зарабатывающие более 5 миллионов рублей в год (или 416,7 тысяч в месяц и выше), платят не 13% подоходного налога, а 15%. И эти самые 2% сверху обычной плоской ставки для всех - «налог для богатых», как прозвали его в народе, минуя все бюрократические инстанции, идут прямиком в «Круг добра» - на закупку дорогих и таких необходимых лекарств для детей. Например, уколов для новорожденных со СМА (спинально-мышечной атрофией), ценой почти 100 миллионов рублей каждый. На такие раньше в бюджетах региональных минздравов элементарно не было денег.

«Комсомолка» узнала из первых рук, как работает «налог на богатых» и скольким детям удалось помочь за это время.

«ПОСЛАНЫЕ БОГОМ»

Александр Ткаченко — бессменный руководитель «Круга добра». Он - необычный чиновник, хотя и не любит, когда его так называют.

- В первую я священнослужитель, - всегда поправляет он.

И хотя Ткаченко уже три года у руля госфонда, подчиненные до сих пор называют его Отец Александр. Он занимается помощью тяжелобольным детям уже больше 20 лет. И перевернул в принципе представление о такой помощи. С нуля, на ровном месте он создал первый в России детский хоспис. Тогда ничего подобного не было, многие даже и слово-то такое — хоспис — не знали. И это дело он до сих пор не бросает, не смотря на то, что переехал из Питера в Москву из-за работы в «Круге добра».

- В нашем детском хосписе уже выросло целое поколение хороших начальников. Так что есть кому доверить, - говорит «Комсомолке» Отец Александр. - Хотя и я не бросаю дело моей жизни, участвую. В прошлом году мы открыли уже хоспис для молодых взрослых. Ребят, которым исполнилось 18 и юридически они уже не дети, но все так же нуждаются в помощи.

- Да, это большая проблема у нас в стране, потому что как-только наступает совершеннолетие, резко кончается поддержка государства тяжелобольным, - замечаю я.

- Мы стараемся это изменить.

- Сколько человек работает в «Круге добра»? Люди надежные?

- Вы знаете, вглядываюсь в жизнь и не могу не сделать вывод: все, кто приходят к нам работать, посланы Богом. В «Круге» у нас 80 сотрудников. Но мы недавно обратились в Минздрав с просьбой расширить штат. Задачи растут. Мы занимаемся не только закупкой лекарств, но и пациентскими организациями, и образованием для врачей.

- Это задачи Фонда? Или сверхзадачи уже?

- «Круг добра» был создан президентом России как фонд поддержки детей с тяжелыми хроническими, в том числе редкими (орфанными) заболеваниями. А помощь бывает разная. Например, повышать уровень «орфанной настороженности» у медиков, чтобы они могли сразу диагностировать редкие врожденные болезни, которые часто маскируются под что-то другое. Это важно. Как и работа с родителями.

Александр Ткаченко — бессменный руководитель «Круга добра». Фото: "Круг добра"

Александр Ткаченко — бессменный руководитель «Круга добра». Фото: "Круг добра"

САМЫЙ ДОРОГОЙ ПРЕПАРАТ В МИРЕ СТОИТ $3 МИЛЛИОНА

- Давайте к главным цифрам — скольким детям удалось помочь за эти три с лишним года?

- На сегодня 24 тысячам 882 мальчишкам и девчонкам удалось вернуть детство. Из них 1364 ребенка со СМА, 1579 детей с хроническим гепатитом С, 690 детей с первичными иммунодефицитами и дефицитом антителобразования. Есть и супер редкие заболевания, с которыми в России живут лишь несколько пациентов. Они теперь могут радоваться каждому дню, нормально ходить в школу, играть во дворе, дружить, рисовать, смотреть мультики.

- А суммы какие на это израсходованы?

- Контракты и договоры на медпомощь и покупку лекарств заключены на 239,5 миллиардов рублей.

- Я знаю, что обращаться к вам можно и напрямую, и через лечащего врача. Удается реагировать на все обращения? Слышала жалобы от некоторых родителей, что получали отказ.

- Фонд не отказывает никому, кто обращается по поводу закупки инновационных и дорогостоящих лекарств, эффективность и безопасность которых подтверждена. Проблема в том, что многие не понимают: мы не имеем права закупать машины для детей-инвалидов или оплачивать реабилитацию. Мы не можем подменять работу всего Минздрава.

- Санкции не помещали работе фонда? Все-таки препараты импортные…

- Честно говоря, у нас были опасения. Очень несправедливо было бы воевать против больных детей. Но все в порядке, слава Богу. Единственное - логистика сложнее стала. Напрямую из Европы привозить теперь ничего нельзя же. Но фонд закупает большие партии про запас. И никто из наших подопечных не почувствовал изменений в последние 2 года.

- А денег на всех больных детей хватает? Очередь не стоит у вас под дверью?

- Все, чьи заявки одобрены экспертным советом фонда (в него входят врачи, специалисты ведущих НИИ, профильные благотворительные, некоммерческие и пациентские организации), помощь получают. Но волнение за будущее есть, потому что появляются все новые препараты генной инженерии. И если раньше считалось, что самое дорогое лекарство в мире — «Золгенсма» (та самая инъекция для больных СМА), то теперь уже есть и более дорогое - «Элевидис» от миодистрофии Дюшенна-Беккера, тяжелейшего заболевания, которое поражает мальчиков. Препарат стоит 3 миллионов долларов! Экспертный совет уже одобрил его закупку. А фонд приложит все силы, чтобы препарат как можно быстрее оказался у российских врачей. А значит, около 50 мальчиков получат такую необходимую терапию в 2024 году.

О НЕДОБРОСОВЕСТНЫХ «БЛАГОТВОРИТЕЛЯХ»

- Но вас не обошли стороной и скандалы. Помню историю вашего подопечного Матвея, которому, тем не менее, некий благотворительный фонд продолжил собирать 200 миллионов рублей на «Золгенсму».

- Все это бросает тень не на нас, а на тех, кто собирает. Ребенок получал и получает нужные препараты бесплатно, что не мешает недобросовестными людям собирать деньги. Таких случаев было уже несколько на самом деле. Мы за всеми пристально следим, пытаемся вразумить и благотворительные фонды, и родителей. Правда все равно же всплывет, ее не скроешь... Что касается другой критики, то всегда же есть ругатели, которые не могут и не хотят ни верить, ни радоваться позитивным изменениям в стране. Для меня лично - это признак болезни души таких людей. Самое главное, что опыт «окрашивания средств», собранных в виде повышенной ставки налога (когда деньги идут сразу на конкретные задачи, не застревая в банках и конторах-прокладках. - Авт.) — это очень хороший опыт. Мы своей работой это, мне кажется, доказали.

На сайте «Круг добра» понятные любому человеку отчеты о работе. Есть и истории конкретных семей, чья жизнь благодаря этим «окрашенным деньгам» изменилась. Зайдите, почитайте!

НЕДЕТСКИЕ ИСТОРИИ

«Спасибо, что живем в стране, где нет чужих»

Вот лишь некоторые отзывы родителей тех мальчишек и девчонок, которые удалось поставить на ноги с помощью президентского «Круга добра».

«У человека с ахондроплазией нет выбора: с хирургическими удлинениями конечностей или без них, вся жизнь пациента – сплошной путь героя. Благодаря «Кругу добра», за 5 месяцев наша Вера получила 6 новых сантиметров. У нее распрямилась спина, она уже смогла дотянуться до дверных ручек и кранов. А 1 сентября мы ведем нашу девочку в первый класс. Она очень довольна красочным рюкзаком и новой школьной формой, которую выбирала сама». (Мама Веры Нестеровой. Москва)

«Я смотрю на своих детей и счастливо улыбаюсь. Старший, Эрхан, бегает на переменках, как и его сверстники, играет в театре и в кино. Младшая, Каролина, записалась в кружок танцев и больше не жалуется на боль в ногах… «Круг добра» помог им вернуть полноценное детство. О чем еще я могу мечтать? Моим детям повезло больше, чем мне. В моем детстве у нас никто не слышали о таком заболевании как Х-сцепленный доминантный гипофосфатемический рахит». (мама Эрхана и Каролины Степановых)

«Государство не просто предложило свою помощь, а стало серьезно помогать конкретным детям: моему Тимуру и тысячам детей с тяжелыми заболеваниями. Только так и должно работать социальное демократическое государство, где жизнь – это ценность». (Анна Басанова, Москва)

«Болезнь Легга-Кальве-Пертеса – редкая и тяжелая. Меньше чем за год мы с сыном прошли непростой путь и смогли поверить в мощь своего государства и свои силы. Мы встретили много добрых друзей и теперь каждый день благодарим Бога, что все мы – одна страна, где нет чужих детей. Все – свои!». (Елена Белецкая, Курская область).

«Мы стали получать препарат от нейрофиброматоза 1 типа и рост образований у Миши остановился. У сына ушли боли, он начал сам топать по лестницам, подниматься на горку. Если бы мне сказали, что у меня будет ребенок, который в четыре года начнет изучать анатомию и космос, я бы не поверила. Миша уже участвовал в детских Олимпиадах по математике и знает химический состав Солнца! Учителя в растерянности: что Миша будет делать в первом классе». (Мама Миши Денисенко, Краснодарский край)