Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Общество26 мая 2024 22:00

Царем Николаем II должен был стать другой человек: Царицей могла быть француженка, а Распутина в истории не было бы вовсе

Все могло случиться совсем иначе. И едва не случилось
Коронация Николая и Александры. Картина придворного художника Туксена.

Коронация Николая и Александры. Картина придворного художника Туксена.

Фото: wikimedia.org.

26 мая была очередная годовщина коронации последнего российского императора (1896 г.). Ряд обстоятельств, который привел затем Россию к Октябрьской революции, хорошо известен. Гемофилия сына заставляла семью Николая II вести достаточно замкнутый образ жизни. Итог - непопулярность царя в высшем обществе. Даже среди родственников. «Кругом ложь, обман и предательство», - напишет об этом он сам в дневнике. И его ответное недоверие абсолютно всем, подозрительность. Из-за нее - частая смена министров. А тут еще и фигура Распутина, который неведомым образом облегчал боли цесаревича, вызывала яростное неприятие. Верхи ненавидели «интригана», низы сплетничали о нем и царице. В таких условиях революцию ждали буквально все слои общества, начиная с высшего света.

А если бы перечисленные выше обстоятельства были чуть другими? Самое интересное, они и были другими. Все могло случиться совсем иначе. И едва не случилось.

Первая невеста. Маргарита

Ходили сплетни, что наследник влюблен в Маргариту.

Ходили сплетни, что наследник влюблен в Маргариту.

Фото: wikimedia.org.

Первая историческая развилка - женитьба Николая II. Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская, будущая Александра Федоровна, была не единственной его невестой. Разговоры о женитьбе пошли в петербургских салонах в 1889 году. Например, у генеральши Александры Богданович, которая оставила воспоминания. Ее салон - не совсем высший свет, скорее полусвет. Однако к Богданович захаживали министры, помощники министров, другие влиятельные фигуры и приносили поводы для сплетен.

3 ноября 1889 года она запишет в дневнике: на бирже говорят о женитьбе наследника престола на Маргарите Германской. Речь о Маргарите Беатрисе Феодоре Прусской, младшей дочери императора Германии Фридриха III и внучке британской королевы Виктории. Генеральша пишет об этом, как о деле уже решенном, и о том, что будущий Николай II влюблен (ссылается на слухи из немецких газет). В ее салоне сплетничают, что невеста нехороша собой.

Николаю 21 год. Одни современники уверяют, он уже попросил отца о браке с Алисой (ей 17) и получил отказ. По другим данным, он увидит свою будущую судьбу взрослой как раз на свадьбе упомянутой Маргариты, до того встречал ребенком.

К чему это могло привести

Современники говорили о Маргарите как о рассудительной и общительной женщине. Сравните с Александрой Федоровной, которую в России считали то застенчивой, то надменной и откровенно не любили. Граф Сергей Витте, премьер-министр в 1905 - 1906 годах, в мемуарах называл ее «ненормальной» и обвинял в плохом влиянии на Николая. Еще большую неприязнь вызывала Александра у второй дамы империи, великой княгини Марии Павловны-старшей. В ее салоне дело доходило едва ли не до заговоров против царской четы. Но дело даже не в этой ненависти двора.

Начиная с Екатерины Великой Россия была тесно связана с Пруссией. Охлаждение и обострение началось как раз при Александре III, как пишет, например, царский биограф Сергей Ольденбург. Германия сближалась с Австрией (всем известный со школы Тройственный союз, третий участник в нем - Италия). Россия в ответ ориентировалась на Францию и стала настолько открыта для французских капиталов, что выплачивать парижские займы заставляли потом уже советское правительство. В 1892-м с Парижем был заключен оборонительный союз, из которого потом вырастет Антанта. Альянс важнейший для России, наплевали даже на республиканский строй нового союзника - и Александр III c непокрытой головой слушал «Марсельезу».

Политические союзы государств, разумеется, диктовались обстоятельствами, а не родством. Но дочь и сестра германских императоров на российском престоле - это был бы аргумент для сближения с Берлином, а не с Парижем. В итоге расклад сил к моменту Первой мировой мог сложиться чуть иначе. Кто знает, достаточно ли было бы этого «чуть» для того, чтобы война не началась вообще, началась позже или пошла по другому сценарию? Сам Николай очень тяготел к своему кузену, императору Германии Вильгельму.

И не будь гена гемофилии, принесенного из Гессенского дома, не было бы болезни цесаревича и соответственно Распутина и его дальнейшего убийства, как одного из поводов к народной смуте.

Вторая невеста. Елена

Мать и отец уговаривали Николая II жениться на французской принцессе.

Мать и отец уговаривали Николая II жениться на французской принцессе.

Фото: wikimedia.org.

Развилка вторая. Еще одна невеста Николая, брака с которой очень хотели и добивались его родители. Елена Луиза Генриетта Орлеанская из рода Бурбонов, правнучка французского короля Луи Филиппа I, близкая родственница испанских и португальских монархов. Барышня завидная. Королева Виктория не прочь женить на ней своего старшего внука. Слыла красавицей и спортсменкой, немало написано о ее обаянии. 29 января 1892 года Николай упоминает в дневнике, что говорил с матерью о возможности этого брака. Однако он уже грезит своей Аликс и упрямо отмахивается от настойчивых просьб родителей выбрать француженку.

К чему это могло привести

Для Русского императорского дома не существовало лучшей невестки. Во Франции не было короля, но его наследники и все их связи никуда не делись. Как и надежды возродить монархию, кандидата в таком случае искали бы именно в Орлеанском доме.

В случае свадьбы союз России с Францией перестал бы считаться тайным, окреп. Антанта могла оформиться раньше, в те годы, когда Германия еще только готовилась к войне. А французские инвестиции в Россию, скорее всего, шли бы еще большим потоком. Сама война могла иметь другое начало или другое развитие. И то же самое, что и в случае брака с Маргаритой, ждало бы семью императора: ни гемофилии, ни Распутина, ни роковой народной нелюбви к царице, ни ненависти в высшем свете. Весь набор поводов, который в итоге обернулся Февральской революцией, оказался бы слабее.

Никса, император-либерал

Никса и Дагмар, которая потом выйдет за его брата.

Никса и Дагмар, которая потом выйдет за его брата.

Фото: wikimedia.org.

Но эти два «если бы» меркнут на фоне того факта, что Николаем II вообще должен был называться другой человек. Его дядя и тезка, старший сын Александра II. Он родился в 1843 году. Именно его, а не будущего Александра III, готовили в наследники престола. Да как! По задумке отца, он должен был продолжить «сверху» те реформы, в которых так нуждалась Россия.

Этот Николай вступал бы на престол достаточно зрелым человеком - в 39 лет. В отличие от Николая II, хорошо к этому бремени подготовленным. По отзывам графа Сергея Шереметева, человек он был с характером, во многом не соглашался с отцом. И одновременно - крайне дипломатичным, очаровывал воспитанием и образованностью. Ему назначили целый ряд блестящих учителей, начиная с писателя Ивана Гончарова. Право ему читал Борис Чичерин, философ. С одной стороны - либерал, считал демократию неизбежной. С другой - стоял за твердую власть и считал, что перемены должны быть устроены только эволюционным путем. С этой диалектикой он сильно опережал свое время, в котором была поголовная мода на левые течения. Учил наследника престола опираться на образованный средний класс. Отстаивал права личности. Первым в России начал говорить о необходимости политических партий. У него была своя формула: семья, церковь, гражданское общество и сильное, но правовое государство. Сравните с «православие - самодержавие - народность» Николая II. Какого правителя мог воспитать такой человек, да еще к зрелым 39 годам? Разумеется, конституционного монарха, невиданную для России фигуру. И вдобавок был физиком и химиком, первым сделал вывод о существовании ядра атома.

Для Никсы, как ласково звали наследника в семье, выбрали невесту, датскую принцессу Дагмар. У молодых возникли взаимные нежные чувства. Но все перечеркнула болезнь.

В 1864-м, как любой наследник российского престола, Николай отправился в обязательное заграничное путешествие. В октябре в Венеции заболел, долго не могли поставить диагноз. Туберкулезный менингит распознали только в начале 1865 года. Лечить его тогда не умели. В апреле наследник скончался в Ницце на руках у семьи, которая срочно примчалась к нему во Францию.

Дагмар тоже приехала. Уже помолвленная, по меркам того времени она оказалась в крайне двусмысленном положении. И, чтобы ее от этого избавить, Николай перед смертью взял обещание со своего следующего по возрасту брата, Александра, что тот женится на Дагмар. Вот так она стала императрицей Марией Федоровной. И матерью Николая II.

Новый наследник престола, Александр, был совсем иным. Других взглядов, не настолько готовым к будущей короне. Его основным воспитателем стал широко известный Константин Победоносцев, «подморозивший Россию». Тоже государственник, но совершенно иного разряда, чем Чичерин. И он же потом станет воспитателем известного нам Николая II.

К чему это могло привести

Что ожидало бы Россию с этим Николаем II - государем еще более либеральным, чем даже Александр II? Его старший сын продолжил и развил бы недоделанные реформы. Будь этот правитель сильным - могло обернуться конституционной монархией, парламентом, и все это еще до начала ХХ века. Случись этот царь слабым - буржуазная революция произошла бы тоже раньше, в XIX веке. И - внимание! - без большевиков. Ленин в тот момент был только гимназистом младших классов, играл с сестрой в индейцев. Из радикальных сил в России имелись только народовольцы - разрозненные, без четкой программы. Считающие, что их задача - расчистить террором поле для будущего.

Ведем цепочку дальше. Нет Александра III - нет покушения на него - не казнен за это старший брат Ленина. А не случись этой казни, все перевернувшей в сознании Владимира Ильича, сам он мирно протирал бы штаны юристом, как и собирался. Возможно, и ушел бы в политику, но явно позже. А к моменту его взросления в России уже сформировались бы серьезные парламентские силы, и у Ленина просто не было бы возможности однажды выкрикнуть «Есть такая партия!» и подобрать бесхозную власть. Даже в 1917-м это вышло у него достаточно случайно: современники вовсе не рассматривали Ленина как серьезную силу, считая его политиком третьего ряда. Стоит вспомнить, каким шоком для него оказалась Февральская революция, совсем незадолго до которой Ильич грустно говорил соратникам в Цюрихе: «Нет, батенька, похоже, революция в России случится не при нашей жизни...»

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Не сводите все к роли личности

Александр МЯСНИКОВ, историк, писатель:

- Конечно, роль личности в истории сложно отрицать. При других фигурах могло повернуться как угодно. Но моя позиция: переводить все на личность Николая II - ошибка. Причины происходящего были в первую очередь геополитические. Александр III произнес свою знаменитую фразу «У России нет союзников, кроме армии и флота» после предательства болгар. Россия положила очень много народу, чтобы освободить их от турок, - в ответ Болгария присоединилась к союзу Германии, Австро-Венгрии и Италии. Во-вторых, в российские дела очень сильно вмешивалась Англия (как и сейчас она продолжает это делать). Оттуда шел марксизм, а Маркс и Энгельс ненавидели Россию всей душой и не стеснялись это говорить. В итоге их стараниями население нашей страны ее ненавидело. Николай II столкнулся с крайне негативным общественным мнением. А Европа всячески давила, чтобы его создать. Полистаешь газеты того времени - совершенно немыслимые карикатуры на царя. Все это давление сохранилось бы и при другом царе.

А еще есть такая школьная ошибка - считать, что Александр III притормозил Россию. Нет, он проводил реформы, и успешно.

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

Чуть иная цепочка событий

Что привело Россию к Февральской буржуазной революции и дальнейшей Октябрьской, хорошо изучено. Казнят брата Ленина - Ильич решает стать политиком (а до того и не помышлял) - доверительные отношения Николая II с кайзером Вильгельмом, который, как видно из их переписки, провоцирует царя на Русско-японскую войну и одновременно прикладывает усилия, чтобы Россия в ней проиграла, - революция 1905 - закручивание гаек, и еще большие протестные настроения.

Лев Толстой в «Войне и мире» доказывает, что ход истории - во многом цепь случайностей. И будь случай чуть-чуть другим, кардинально иным мог стать результат.

Разумеется, Первая мировая была неизбежна, она случилась бы при любом раскладе. Слишком милитаризовался мир, немецкая экономика была завязана на военную промышленность, и это оружие требовало выхода. Война в любом случае снесла бы многие европейские монархии. Но для России исход войны мог быть другим, а цепочка событий, которая привела к расцвету большевиков, могла порваться на любом ее этапе, а то и вовсе не возникнуть. А при победе России в войне (ведь победа союзников случилась, но Россию ход истории досрочно выбросил из списка победителей) сама политическая карта мира была бы иной.

КСТАТИ

Была ли страна отсталой?

В советских учебниках писали однозначно: цари не решали накопившиеся проблемы, это привело к революции. А вот советская власть дала людям электрификацию, дороги, землю, работу, равноправие... На самом деле цари работали как раз над этим клубком проблем. Модернизация промышленности, электрификация были начаты при двух последних Романовых. Такие сложные процессы не могли быть устроены по щелчку пальцев Ленина за несколько лет. Железные дороги интенсивно строили с конца XIX века и не прекращали это делать даже во время Первой мировой. При Николае II их протяженность увеличилась вдвое. Росла добыча угля в Донбассе и нефти в Баку, золота на Лене, разрабатывался Кузбасс. Россия сделалась главным экспортером сельхозпродукции - 2/5 от мирового уровня. По производству пшеницы в начале прошлого века мы на третьем месте, картошки - на четвертом. Вологодского сливочного масла вывозили за границу больше, чем золота. Золотой рубль к началу ХХ века - самая крепкая валюта в мире. По количеству технических учебных заведений Россия к 1914 году - мировой лидер, опередили даже Германию. Девочек в гимназиях уже больше, чем мальчиков, куда там Европе с ее женским образованием в монастырях. В ряд развитых европейских государств, как пишет историк Василий Ключевский, Россия вступила именно при Александре III.

Были успешно проведены военная, судебная, финансовая реформы. После отмены крепостного права оставался нерешенным аграрный вопрос. Важнейший для страны, где 7/8 населения - крестьяне. Но его не смогут одолеть ни Ленин, ни Сталин. К нему подступался Брежнев. Он решается только сейчас - «Дальневосточный гектар», выделение участков многодетным.