Экономика13 сентября 2021 15:30

Тигра надо защищать и от «классических», и от новых угроз

Директор центра «Амурский тигр» Сергей Арамилев — о том, как обеспечить дальнейший рост популяции
Сергей Арамилев

Сергей Арамилев

Фото: Андрей МИНАЕВ

- Удалось ли России достичь целей по сохранению и увеличению популяции тигра?

- Россия – одна из немногих стран, которая выполнила свои обязательства. Мы создали все особо охраняемые природные территории, которые планировали создать. Модернизировали службу охраны объектов животного мира, внедрили современные технологии по учету животных, разобрались с социально-экономическими аспектами охраны данного вида. Лишь России, Индии и Непалу удалось не только сохранить популяцию, но и увеличить ее численность. На данный момент популяция оценивается более чем в 600 особей, в 2010 году, напомню, было около 450. С учетом того, что тигр – все-таки, тропическая южная кошка, это большие успехи. Во многих странах хозяйственное освоение территорий было столь масштабным и разрушительным, что места обитания тигров были полностью уничтожены. Восстанавливать их трудно, а зачастую просто невозможно. Сейчас юг Дальнего Востока России тоже стоит на пороге взрыва экономического развития. Запускается много масштабных проектов, и наша общая задача – найти компромисс между хозяйственным освоением и сохранением природы. Ровно через год в нулевой день ВЭФ состоится международный форум, посвященный сохранению тигров. Надеемся, что во Владивосток приедут представители всех стран ареала обитания тигра, чтобы рассказать об успехах и неудачах.

- Есть ли какие-то механизмы взаимодействия, между инвесторами и природоохранными организациями? Получается ли находить баланс между интересами человека и тигра?

- К счастью, есть. На начальной стадии, правда, но мы очень надеемся, что данное взаимодействие будет закреплено в новой редакции стратегии сохранения амурского тигра, которая сейчас разрабатывается Министерством природных ресурсов. Уже понятно, что стратегия будет выходить за пределы сферы ответственности Минприроды, поэтому в рабочую группу вошли практически все федеральные министерства, а также представители крупного бизнеса. Возглавляет группу министр юстиции Константин Анатольевич Чуйченко. Мы надеемся, что в стратегии будут прописаны как инструменты контроля государства над бизнесом, так и пути поиска компромиссов. Некоторые крупные компании являются партнерами и спонсорами центра «Амурский тигр». И если раньше некоторые из них воспринимали наше партнерство как некий откуп — мол, мы даем деньги на экологию, считайте, что возмещаем свой ущерб, — то сейчас они используют наши профессиональные компетенции. И главное, что все уже понимают, что проще договориться с экологами до начала проекта, чем потом вступать с ними в бессмысленные войны, совершать ошибки и платить многомиллионные штрафы. Мы же выступаем за то, что если производство создать необходимо, нужно делать это в максимально щадящем режиме.

Потому что самое главное – это люди в ареале тигров. Если уровень их жизни будет достаточно высок, если у них будет хорошо оплачиваемая работа, то им не придется бегать по лесу в попытках совершить преступление: убить краснокнижное животное или украсть лес. Это не нужно никому. Всем нужна стабильность.

К счастью, наметились хорошие тенденции. Мы вспомнили, наконец, что в советское время Дальний Восток был очень развит и густо населен. И это никак не вредило природе. Предыдущие поколения сохранили ее для нас. Наша задача – использовать те же технологии: развивать рыбопереработку, рыбный промысел, заготовку недревесных продуктов, развивать экологический туризм.

- Можно ли говорить о том, что предыдущая стратегия сохранения популяции тигра была выполнена?

- Стратегия, принятая в 2010 году сроком на 10 лет, выполнена практически полностью. Год от года численность либо была стабильна, либо росла. И это говорит о том, что меры были правильные.

В первую очередь, удалось поменять законодательство. Именно это и было основной задачей стратегии. Тогда казалось, что базовые законы, например уголовный кодекс, не могут быть изменены. Тем более ради каких-то там животных... В итоге, получилось. И тигр теперь – это локомотив, потому что все меры, направленные на сохранение данного вида, помогают и другим краснокнижным животным, потому что разницы между охранными статусами тигра, леопарда или белого медведя — нет. Это одинаковые для закона животные. И изменяя статью Уголовного кодекса ради тигра, мы помогаем и другим видам. Поэтому можно сказать, что с тигра начались позитивные изменения системы охраны природы в России в целом.

Новая редакция стратегии будет нацелена не только на классические — незаконные рубки, браконьерство, — но на новые угрозы. Одна из них – африканская чума свиней, которая вредит не только промышленному свиноводству, но и дикому поголовью. К сожалению, пока вакцины против АЧС не существует. Вспышка заболевания может приводить к смерти 100% поголовья. Кабан, напомню, – один из основных кормовых видов для тигра. Поэтому сокращение его популяции повлияет и на хищника. Этот год нам удалось пройти благополучно, так как туши павших зимой кабанов замерзли, и тигры успешно их находили и съедали.

- Здесь надо подчеркнуть, что тигру вирус африканской чумы свиней не страшен. Как и человеку, к счастью.

- Совершенно верно. Под ударом только кабан. Однако вспышки АЧС все же влияют негативно и на человека. Нужно понимать, что кабан – это еще и основной ресурс для населения. Если для европейской части России охота – это некое развлечение, то за Уралом для многих — средство к существованию. Многие таежные села живут лесом. И кабан для них – важный источник мяса. Поэтому проблема масштабнее, чем кажется. Решать ее можно несколькими способами. Все будет зависеть от следующей зимы, а точнее, от количества снега. Если оленям и изюбрям будет сложно, наверное, будет принята непопулярная мера закрытия охоты. Но всем нужно понимать, что это будет сделано для того, чтобы население не осталось без копытных животных в будущем.

К счастью, наш уссурийский кабан обладает сильным иммунитетом. И африканская чума не полностью его выкосила. Да, численность в три раза снизилась, но как вид он остался! И мы надеемся, что меры, которые принимает государство, позволят решить эту проблему. Уже известно, что дикий кабан не является источником АЧС, вирус приносит в тайгу человек, когда, к примеру, вывозит в лес зерно и зерноотходы. Доказано, что вирус прекрасно сохраняется на зерне.

Другая часть новых угроз связана с хозяйственным освоением ареала, с приездом людей, с заселением их на таежные участки, в том числе по программе «Дальневосточный гектар». Это хорошая программа, но нужно вырабатывать механизмы контроля использования участков, потому что каждый гектар – потенциальный источник пожаров. Мы из населенных пунктов не всегда можем предотвратить уход огня в лес, а когда люди уже живут в лесу, то риск такого ухода еще выше. Многие заводят на своих гектарах сельхозживотных, которые способны заносить в тайгу опасные вирусы… Однако все эти проблемы можно решить — на законодательном уровне наделить определенные службы полномочиями по контролю.

И о транспортной инфраструктуре тоже необходимо сказать. Дорог становится больше, они становятся более скоростными. И встречи на них с животными неизбежны. Такие встречи приводят к ДТП, смертельным как для животных, так и для человека. Поэтому новые дороги нужно проектировать с учетом того, чтобы у животных были возможности перемещаться между участками ареала без выхода на дорожное полотно.

- Что необходимо делать для того, чтобы предотвращать или эффективно разрешать конфликтные ситуации между тигром и человеком?

- Нужно работать. Люди, получающие «Дальневосточный гектар» в таежной местности, и люди уже проживающие в населенных пунктах рядом с лесом, должны быть уверены, что государство их защитит. А животные должны понимать, что государство, защищая население от животных, сделает это наиболее гуманно. Такая система отношений создана. Приморье и Хабаровский край – единственные регионы, которые имеют специализированные группы по разрешению конфликтных ситуаций. Это люди, которые выезжают, отлавливают или отпугивают животное. Здесь необходимо и население просвещать, потому что зачастую в таежных в населенных пунктах у людей нет заборов, собаки бегают без привязи, коровы свободно пасутся в лесу. И тигр воспринимает этих животных как свою законную добычу. В Хабаровском крае проводили эксперимент. Заставили население забрать собак на ночь в дом. И оказалось, что тигр, не найдя свободных собак, уходит и никогда в эту деревню не возвращается. Необходимо, чтобы в новой редакции Стратегии государство усилило работу групп по разрешению конфликтных ситуаций, создало больше центров для передержки, потому что вместе с экономическим развитием число конфликтных ситуаций будет расти. И мы должны быть готовы их успешно разрешать.

- Стратегически баланс между экономикой и экологией возможен?

- Современная история показывает, что да. Я надеюсь, что мы продолжим развивать те положительные тренды, которые уже заданы. И тогда они приведут нас к мечте: чтобы тигры и люди начали жить в гармонии.

Смотреть видеосюжет
Сергей Арамилев на ВЭФ-2021
Сергей Арамилев на ВЭФ-2021