Общество7 октября 2021 3:24

Одна абсолютно счастливая Верхняя Хава. В этой деревне московские зарплаты, но за пьянку увольняют без рассуждений

Бывший военный моряк Антон Пермяков создал под Воронежем хозяйство образцового содержания. Там даже есть собственный аэроклуб и чемпионская пейнтбольная команда, на месте побывал корреспондент kp.ru Алексей Овчинников
Недавно пацаны из Верхней Хавы стали чемпионами России по пейнтболу

Недавно пацаны из Верхней Хавы стали чемпионами России по пейнтболу

Сюда едут со всей страны. А почему: средняя зарплата животновода в его предприятии превышает 80 тысяч рублей, специалисты всего через 2-3 года получают комфортное жилье (бесплатно и в собственность!), сельские ребята занимают первые места на всероссийских соревнованиях по пейнтболу и авиамодельному спорту и большинство из них, в отличие от сверстников из других сел, не хотят уезжать с малой родины. В свободное же от работы время любой сотрудник агропредприятия может в буквальном смысле возвыситься (и опять же — бесплатно) над земными проблемами: несколько лет назад предприниматель создал в чистом поле аэродром со спортивными планерами и самолетами, который сегодня считается одним из лучших в России.

Что же нужно сделать, чтобы подобное появилось в других территориях, и люди, живущие в глубинке, не чувствовали себя на задворках? За ответом на эти вопросы спецкорр kp.ru Алексей Овчинников отправился в село Верхняя Хава.

Перед каждым вылетом проходит инструктаж

Перед каждым вылетом проходит инструктаж

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ЗАЧЕМ СЕЛЯНАМ НЕБО?

- Антон Геннадьевич-то? Вон он! - техники аэроклуба «Сапсан» показывают пальцем в небо, в котором наворачивает фигуры спортивный Су-31.

- Фактическая облачность 9 баллов, нижний край — 1000, ожидаются парящие условия… Над заповедником ниже 500 метров не летаем… Контроль остатка топлива каждые 10 минут… Постоянно вести круговую и радиоосмотрительность, - одновременно ведется инструктаж для опытных и начинающих пилотов. Часть из них — сотрудники Верхнехавского агрохолдинга, которые всю неделю возились с племенными свиньями и убирали урожай в полях, а свой законный выходной посвятили не банальному пиву у телика, а самолетам и небу — где еще такое увидишь!..

Самолет-буксировщик кругами затаскивает планер на высоту

Самолет-буксировщик кругами затаскивает планер на высоту

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Как это зачем? - по их лицам понимаю, что задал, кажется, дурацкий вопрос. И вместо ответа предлагают усесться в один из планеров. По пути рассказывая о самом почетном посетителе аэроклуба — 99-летнем ветеране войны Марии Колтаковой. Та в мае специально приезжала сюда из Белгородчины, чтобы подняться под облака.

- Не волнуйся, - подбадривают. – Наши инструкторы – лучшие в своем деле, чемпионы Европы и мира по планерному и самолетному спорту.

Самолет-буксировщик, натянув трос, тащит с собой планер и после короткого разбега взлетает, кругами затаскивая нас наверх. В какой-то момент трос отцепляется, и дальнейшее не передать словами. Сплошной восторг! Под планером комбайны методично молотят подсолнухи. Справа Липецк, слева Воронеж, потом наоборот. Ветер шуршит по дюралевой обшивке, облака, подсвеченные солнцем и четко очерченные контуры полей - красота, помноженная на ощущение свободы, которой не мешает теснота кабины! Спрашивать - зачем простым крестьянам небо, больше не хочется.

С гендиректором агропредприятия Антоном Пермяковым приземляемся почти одновременно. Он глушит Су-31 и идет навстречу, улыбаясь через усы и явно гордясь тем, что у его подчиненных есть такие возможности. Которых в свое время не было у него.

Вокруг - красота, помноженная на ощущение свободы

Вокруг - красота, помноженная на ощущение свободы

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

НАЧИНАЛИ С 50 ГА

Как и многие пацаны в шестидесятые Антон Пермяков мечтал стать космонавтом. Однако летного училища в окрестностях его родного Бийска не было. Вычитав где-то, что один из космонавтов начинал с водолазов, он пошел учиться на эту профессию. Позже выяснилось - дорога в небо ему закрыта из-за высокого роста. И будущий аграрий несколько лет посвятил военно-морскому флоту.

Все изменилось в девяностые, он уволился и подался в коммерцию. Сначала торговал макаронами, потом продавал зерно. А вскоре и сам втянулся в фермерство, взяв первые 50 гектаров на окраинах Верхней Хавы. Вместе с компаньонами приобрели местный элеватор. Потом были еще поля и еще, появилась техника… Антон Геннадьевич снова улыбается, вспоминая, что хозяйство начиналось всего с 5 человек, а сейчас на предприятии трудятся более 750 сотрудников. Поля разрослись до почти 12 тысяч гектаров и если на заре хозяйствования они радовались 25 центнерам пшеницы с гектара, то сегодня и 55 центнеров считают зазорно малым. А еще в его 14 суперсовременных комплексах живут более 140 тысяч свиней — это основное направление. Да не простых, а племенных — входящий в группу компаний селекционно-гибридный центр «ТопГен», эмблема которого украшает хвосты планеров, — один из лучших в России в области племенного свиноводства, а это уже серьезная наука, на которую здесь не скупятся.

- И в этом смысле мы не отстаем, а в чем-то даже опережаем лучшие мировые практики! - гордится он.

Инструктор

Инструктор

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ЧТОБЫ ДЕТИ НЕ ЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ НА ЗАДВОРКАХ

Мы пьем чай на аэродроме, любуясь взмывающими и приземляющимися друг за другом планерами и самолетами.

- «Бочка». Так! Теперь пошла «восьмерочка». Плавненько, пошел-пошел… Отлично! - командует с земли инструктор. За штурвалом — член сборной России по самолетному спорту. От наблюдения за крутящим фигуры высшего пилотажа Як-52 захватывает дух. Еще недавно этот самолет «дремал» в одном из аэроклубов Камчатки. ДОСААФ передал его верхнехавскому аэроклубу, который за 3 миллиона его отремонтировал на авиазаводе. За счет сельхозпредприятия.

- Все наши сельские ребята с 14 лет могут начать учиться летать, - доволен Пермяков. – И не только наши — дети всего района, а также соседней Липецкой области, на территории которой и находится аэродром. - А однажды целый набор из девчонок был, представляете?!

И я снова недоумеваю. В последнее время среди аграриев только и разговоров, что об острой нехватке рабочих рук на селе. Сельхозначальники уже готовы и осужденных на поля выпускать, и мигрантов вагонами завозить. А он трудовые резервы, будущую смену, авиацией балует: вот станут пилотами эти мальчишки и девчонки и не пойдут на фермы и в поля...

Антон Пермяков с утра успел погонять на спортивном Су-31

Антон Пермяков с утра успел погонять на спортивном Су-31

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Так это же здорово! - неожиданно радуется он в ответ. - Нет никаких обязательств, что ребенок, который научился летать, должен идти в сельское хозяйство. Несколько наших воспитанников сегодня учатся в военных и гражданских летных училищах, а один уже трудится в одной известной авиакомпании. И мы ими гордимся! Но главное даже не это - авиация учит тому, чтобы человек самостоятельно научился принимать решения и нес за них ответственность. А еще аэроклуб для того, чтобы сельские дети не ощущали себя на задворках, не чувствовали себя ущербными только от того, что живут в деревне!

- Кстати, что с мигрантами - привлекаете?

- Мне это и в голову не приходило. У нас задача — не зарабатывать деньги путем привлечения людей из Средней Азии, а вместе с местными властями развивать район и людей. И мы для этого делаем все. Но самые эффективный в плане развития человека у нас — не аэродром, а… Пойдемте, сами все увидите.

«НЕ ПАРЬТЕСЬ — МЫ ИЗ ДЕРЕВНИ!»

На околице Верхней Хавы села идет бой. Пацаны и девчонки с азартом лупят друг в друга из пейнтбольных маркеров - здесь проходят областные соревнования по этому виду спорта.

- Антон Геннадьевич, ваши снова всех рвут! - констатирует судья, а вокруг не удивляются: сборная Верхней Хавы по пейнтболу, поддерживаемая аграрным предприятием, давно стала грозой именитых российских команд. Недавно, например, выиграли Кубок Москвы во втором дивизионе.

Гендиректор агрохолдинга пилотирует самолет

Гендиректор агрохолдинга пилотирует самолет

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Подходят потом москвичи и спрашивают: «Пацаны, вы откуда такие?» - вспоминают ребята, стаскивая шлемы. - А мы: «Не парьтесь - мы из деревни!»

- Тактика, стратегия, умение молниеносно принимать решения, прекрасная физподготовка, - обоснует позже нужность пейнтбола для подрастающего поколения Пермяков.

Вот кого на экономические форумы нужно возить - пользы от этих пацанов явно больше, чем от фрикообразных тиктокеров и рэперов.

Но одним лишь пейнтболом круг увлечений подростков не ограничивается. Для ребят созданы секции авиамоделизма, судомоделизма, работает тир для стрельбы из пневматического оружия.

- Как узнал, что такое есть под Воронежем, тут же переехал сюда из Крыма, - говорит руководитель авиамодельного кружка Василий Горбатков, показывая модели самолетов. - Это все наши дети делали! Сегодня такие кружки большая редкость, из гражданских авиамоделистов таким никто уже не занимается. Очень полезная штука - в детях развивается инженерная мысль. Они и в хозяйстве и стране в дальнейшем пригодятся. Наши дети не в смартфоны целыми днями тычутся, а вот это все собирают. И занимают первые места на соревнованиях! Это не тупая игра, а настоящее серьезное увлечение!

«ПЛЮШКИ» ДЛЯ СОТРУДНИКОВ

Местные загибают пальцы, перечисляя «плюшки», которые положены сотрудникам предприятия помимо высоких зарплат (в среднем животновод здесь получает около 85 тысяч):

- В допандемийный период, например, им раздавали оплаченные туры в Турцию, Грецию, Египет, Израиль. Хочешь пойти выше и поучиться передовым технологиям свиноводства, пожалуйста, - отправят хоть в Германию, хоть в Данию.

Внизу - современные свинарники агрохолдинга. Их у него 14

Внизу - современные свинарники агрохолдинга. Их у него 14

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Сообразят вдруг группой рвануть в Воронеж на крутой спектакль — и это оплатят («Кино — за свой счет, - скажет потом Антон Пермяков. - Потому что кино — это обычно развлечение, а театр — работа мозга. Мы же оплачиваем только то, что развивает и обогащает человека»).

- Оплатят и заочное образование в любом вузе по профильным специальностям.

- В дополнение к госпрограммам на каждого третьего, четвертого и пятого ребенка полагается по 10 тысяч рублей в месяц. Вплоть до 18-летия (в этом месте я хватаюсь за калькулятор. Ого! Более 2,1 миллиона получается!).

Таунхаусам сотрудников холдинга позавидует любой москвич

Таунхаусам сотрудников холдинга позавидует любой москвич

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

И много еще чего «по мелочам».

А вот и одна из главных «фишек» - квартал домов, с нуля построенный для сотрудников. Не «человейников», а очень даже симпатичных строений.

ПОРАБОТАЛ ГОД — ПОЛУЧИ КВАРТИРУ

- Это пример исполнения федеральной программы, - поясняет Пермяков. - Половина затрат — государственные, половина — наши. Любой специалист (а это может быть как ветврач, так и слесарь), отработав год без происшествий, имеет право встать в эту программу и получить жилье исходя из соцнорм: 54 метра на семью из трех человек, 72 - на четверых. Бесплатно и сразу в собственность. Хочет побольше — придется доплатить разницу, для чего даем беспроцентный кредит на 5 лет.

И глядя на всю эту уникальную для страны социалку, в моей голове одно «почему» нагромождается на другое. Цель любого бизнеса, как известно, извлечение прибыли в доход владельцев. Что часто бизнес понимает слишком буквально, в погоне за бешеной рентабельностью, оставляя крохи на фонд оплаты труда - мол, и так их зарплаты на рубль больше средней. А тут все равно наоборот…

Ответ снова вышел за рамки банальности.

Василий Горбатков переехал в Верхнюю Хаву из Крыма, чтобы учить детей в авиамодельном кружке

Василий Горбатков переехал в Верхнюю Хаву из Крыма, чтобы учить детей в авиамодельном кружке

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

БОЛЬШИЕ ЗАРПЛАТЫ — ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

- Считайте, что это не благодеяние, а наш меркантильный интерес, производственная необходимость, - поясняет Антон Пермяков. – Мы стараемся собирать умных и ответственных людей, а если они не смогут зарабатывать достойную высокую зарплату, они просто уйдут. И тогда вы останетесь с менее умными людьми, которые быстро завалят вам производство. Кстати, когда мы это сделали, другим предприятиям в округе также пришлось увеличить зарплаты сотрудникам. Иначе мы бы всех самых думающих к себе переманили.

Мы ходим по селу, и я не перестаю изумляться — оно хоть и является райцентром, но все же кардинально не похоже на депрессивные райцентры средней полосы страны, которых я повидал немало. Какая-то другая Россия, где жизнь бьет ключом, а в глазах нет безнадеги. В местном физкультурно-оздоровительном комплексе, например, каких только кружков и секций нет — хошь танцуй, хошь рисуй. Бокс, борьба, бассейн, зимние виды и другие увлечения — как в советскую ДЮСШ попадаешь. Для сотрудников предприятия занятия в бассейне для них и их детей — бесплатны.

- А почему такое — редкость в стране? – спрашиваю Пермякова.

- Я за нас только могу говорить, - пожимает он плечами. - Почему другие не делают — у них надо спросить. Причин может быть много и не всегда виноват бизнес. Есть такие условия ведения бизнеса, в которых предприниматель думает, что он у него в любую секунду может закончиться, поэтому требовать от него вложения на долгие сроки, наверное, не очень верно. Для того, чтобы этого не происходило, государство должно четко установить правила игры и не менять их, как вздумается кому-то! И в сельском хозяйстве также.

«ПОШЛИНАМИ ОБРУБИЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ»

И мы долго говорим о головной боли аграриев — внезапно введенной экспортной пошлине на вывоз зерна. Из благих вроде бы побуждений — чтобы из-за возросших мировых цен на зерно в стране не подорожал хлеб. По сути, часть прибыли крестьян внезапно ушла в бюджет. В то время как сельхозка — история долгая, с многолетним планированием, на эти деньги многие рассчитывали. И вовсе не для того, чтобы в офшоры перекачать, а купить новые комбайны с тракторами, построить новые фермы. И теперь аграрии вынуждены эти инвестиционные планы сокращать. Многие же земледельцы, глядя на это (особенно там, где за минусом пошлины рентабельность приближается к нулевой), теперь отказываются брать новые земли — а смысл, если непонятно, что завтра? Он говорит о том, каким парадоксом на этом фоне выглядят планы сельхозначальников выделить пол-триллиона на восстановление брошенных земель.

Так выглядят дома сотрудников агрохолдинга сверху

Так выглядят дома сотрудников агрохолдинга сверху

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Их бы и без этих денег восстановили, если бы пошлинами не обрубили перспективы, - продолжает Антон Пермяков. - Смотрите, что происходит: на Кубани и Черноземье нет брошенных земель. И аграрии там переживут пошлины, как бы трудно ни было. Выматерятся, плюнут, но переживут. А как быть с Нечерноземьем или, например, с Забайкальем и другими зонами рискованного земледелия? Пойдет бизнес туда, если правила постоянно меняются? Нет, конечно. Таким образом, уничтожается возможность создания добавочной стоимости на сельской территории, а значит, ставится крест на развитии этих территорий. Нет производства — не будет развития села, и никакие субсидии и программы не помогут — это все равно, что в мусорное ведро деньги бросать, а деревни при этом будут вымирать... Вообще, из-за этих пошлин складывается ощущение, что вместо того, чтобы бороться с бедностью, мы начали бороться с возможностью зарабатывать. Не так страшно, что забрали у крестьян эти миллиарды. Страшно, что подорвали доверие. И вот это мешает в первую очередь - отсутствие внятной и последовательной сельхозполитики. С установления четких правил мы в свое время и начали, и стало получаться!.. Стоп, а что это у нас?

Кажется, настало время воочию ознакомиться с установленными в хозяйстве правилами...

«ДЕРЕВНЯ ПЬЕТ И РАБОТАТЬ НЕ ХОЧЕТ? БРЕД!»

Внимание Пермякова приковано к трем машинам в квартале для сотрудников предприятия. Те по-московски припаркованы у подъездов и вроде никому ничего не перегораживают.

- Вон же в двадцати метрах стоянки, а здесь дети бегают и проезжающие мимо авто могут их не заметить, всех предупреждали, - сердится он и вызывает охранников. Вскоре те выкрутят все ниппели из колес и выбросят их на помойку. Незадачливый автомобилист потратит какое-то время, чтобы накачать шины, а охрана получит премию за «науку».

- В следующий раз думать будут! - резюмирует он. - Если правила один нарушит, потом второй и третий — начинается бардак.

Я еще осмысливаю эту увиденную часть «коллективного договора», а он продолжает:

- Бред, что деревня пьет, ворует и работать не хочет. Русский человек может хорошо работать, если создать ему условия. И правила. Которые должны соблюдать и руководители. Если человек вынес с предприятия хотя бы гвоздь, тот напишет заявление «по собственному». А сотрудник, который это обнаружил, получит 150 тысяч премии. Все об этом знают, поэтому у нас не воруют.

И в качестве примера он рассказывает давнюю историю, когда хозяйство подарило молодому сотруднику хорошие деньги, чтобы тот купил дом для семьи. А он через неделю был застукан с ворованным мешком комбикорма.

- Жалко было, конечно, оступился парень, - вспоминает он. - Но мы его тотчас уволили. Чтобы никто не подумал, что и их тоже разок за воровство простят. Всего несколько случаев было таких за 23 года.

«СЕЛ ПЬЯНЫМ ЗА РУЛЬ — ПИШИ ЗАЯВЛЕНИЕ»

- И не пьют? - вспоминаю еще об одной головной боли работодателя.

- Нет. У нас, например, запрещено приходить с «выхлопом». Но бывают нечаянные праздники — друг приехал вечером или любимая теща. Но каждый знает — перед тем, как поднять рюмку, он должен позвонить своему руководителю. И не приходить наутро. Так можно 2 раза в месяц. А еще, если я узнаю (а я узнаю!), что наш сотрудник был лишен прав за езду в нетрезвом виде (даже если он в отпуске), он напишет заявление…

- Но он же и так наказан — и штраф, и пешком теперь...

Антон Пермяков смотрит на меня немного удивленно, а потом отвечает:

- Мы же здесь умных людей собираем. А если он сел подшофе за руль — это неадекват, а зачем нам неадекваты? И нечего потом говорить, что детей кормить нечем — он о детях меньше всего думал, когда пьяный в машину садился.

Сурово, но крыть на это было нечем.

И мы еще долго говорим про все то, что откровенно мешает развиваться русскому селу. О неподдающихся логике нормах, которые принимают без оглядки на людей села. О господдержке, которую, по его мнению, не нужно оказывать крупным предприятиям («Лучше небольшим фермерам раздайте — эффективнее будет»). О том, что он не смотрит на цвет дипломов выпускников вузов («Может, у его родителей много денег и они все время платили за это, а сам он ничего не хочет — тогда зачем он нам нужен? А может, он по ночам вагоны разгружал, поэтому не доучился, но хочет. Последнего возьмем и обучим».) И отвечает на последнее «почему».

- Почему развивается наш район? Нам повезло — местная власть и бизнес находят общий язык и двигаются в одном направлении. А чтобы развитие проходило еще интенсивнее, нужно указать сельхозбизнесу направление — дать четкие условия и правила, куда двигаться, а куда лучше не надо. И не трогать, перефразируя Столыпина, лет двадцать. И тогда такие села, как наше, начнут появляться по всей стране.

P.S. Материал готовился к печати, когда из Верхней Хавы пришла очередная новость: сельская команда выиграла Кубок России по пейнтболу.

Идеальный мир в Верхней Хаве
Здесь дают бесплатное жилье, платят высокие зарплаты, учат летать на самолетах и оплачивают учебу в вузах. Молодежь не хочет уезжать из села! В чем секрет села Верхняя Хава, узнавал корреспондент «КП» Алексей Овчинников