Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Общество22 сентября 2021 10:19

«Мужской костюм – 500-600 рублей, платье - около 200»: сходили в семейное ателье, которое работает 60 лет и где шьют и для модниц, и для хоккеистов из «Динамо»

Прониклись атмосферой, а также узнали историю семейного дела, что шили раньше и что шьют минчане и сколько стоит пошить костюм или платье [фото]
Ателье работает с 1962 года. Оно не закрывалось ни на день

Ателье работает с 1962 года. Оно не закрывалось ни на день

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В тихом центре Минска, на улице Коржа уже много лет работает швейное ателье с поэтичным и простым названием «Лявонiха». Старожилы этого столичного района, известного в народе как Розочка, говорят: сколько себя помним, столько здесь это ателье и было. "Комсомолка" заглянула в это место и не пожалела.

Нашу беседу с Любовью то и дело прерывали приходящие заказчики

Нашу беседу с Любовью то и дело прерывали приходящие заказчики

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Ателье работает с 1962 года. При строительстве жилого дома это помещение планировалось именно под швейное ателье. В советские времена это было ателье легкого платья под номером 13, чуть выше по улице, буквально через несколько домов, находилось 24-е, оно специализировалось на верхней одежде. К сожалению, его уже давно нет, - рассказывает нам владелица мастерской Любовь Кваченок.

Любовь надеется, что дело, которое подарила ей ее мама, она передаст в руки своего сына Моисея

Любовь надеется, что дело, которое подарила ей ее мама, она передаст в руки своего сына Моисея

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- В 1975 году мои родители переехали из Украины в Минск, купили в Масюковщине частный дом. Моя мама - а ее здесь все знали как Любовь Ивановна, хотя по документам у нее редкое украинское имя Орыся - уже обладала профессией в швейном деле и пришла работать сюда. Переступила порог этого дома и всю жизнь здесь проработала. Потом наступили 1990-е, когда разваливался Союз, и мама сначала оформила коллективное предприятие, затем - фирму «Лявонiха», став директором ателье. Проработала она так до 2013 года, когда они с отцом, а он много лет проработал главным архитектором Минского района, решили вернуться на родину - во Львовскую область.

Родители Любови вернулись на Украину. "Сейчас они живут у самого подножия гор и очень счастливы"

Родители Любови вернулись на Украину. "Сейчас они живут у самого подножия гор и очень счастливы"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Тогда-то мама и передала мне это дело, В то время я была достаточно занятым человеком, творческим, ставила спектакли, но мы с мужем приняли решение – будем развивать ателье. У нас не было сомнений: это дело жизни моей мамы, она и сама шила, и следила за качеством работы других мастеров.

"Наступили девяностые, когда разваливался Союз, мама сначала оформила коллективное предприятие, затем - фирму"

"Наступили девяностые, когда разваливался Союз, мама сначала оформила коллективное предприятие, затем - фирму"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Люди приходили к ней, доверяли, сформировался круг постоянных заказчиков. Поэтому для меня это сейчас – не работа, это кусочек моей жизни.

Сейчас в ателье работают шесть мастеров

Сейчас в ателье работают шесть мастеров

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Взяв в свои руки бизнес, Любовь делала все, чтобы он не только оставался на плаву, но и расширялся.

- Конечно, те мастера, которые работали вместе с моей мамой, постепенно уходили на пенсию, мы набирали новых. Сейчас у меня работает шесть человек - четыре девушки и два парня. Знаете, у меня два критерия приема на работу: взаимоотношения в коллективе и профессионализм в работе. Каким бы не был отличным мастер, но если он не уживается в нашем коллективе, то он уходит. И наоборот. Сейчас, считаю, у нас отличная команда: есть сменность. Мне не важно, во сколько мастер пришел на работу или ушел. Главное, чтобы дело было сделано и не был обижен заказчик.

Беседа - беседой, а рабочий процесс требует постоянного участия

Беседа - беседой, а рабочий процесс требует постоянного участия

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Говоря о профессии портного, Любовь подчеркивает, что она в целом достаточно востребована, но очень немного людей сейчас пользуются возможностью индивидуального пошива.

В советские времена это было ателье легкого платья под номером 13

В советские времена это было ателье легкого платья под номером 13

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Он всегда был дорогим удовольствием и таковым остается сегодня. Но сейчас много рынка - люди предпочитают купить вещь, поносить и выбросить. Но есть те, кто хочет выглядеть индивидуально, выделяться из толпы. Те приходят и шьют.

- Что чаще всего заказывают?

- Мужчины – костюмы, а юбки, блузки, брюки - женщины, платья - несколько реже.

- Сколько стоит пошить себе предмет гардероба?

- Все очень индивидуально. Мужской костюм – в среднем 500 – 600 рублей. Платье - в районе 200 рублей.

Чаще всего люди обращаются за ремонтом одежды

Чаще всего люди обращаются за ремонтом одежды

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

По наблюдениям Любови, люди по-разному реагируют на стоимость услуги. Для некоторых это приемлемый порядок цифр, они понимают, что такое пошитая именно по твоей фигуре вещь. Другие приходят, интересуются ценой и уходят со словами: «Лучше купить в магазине».

Основные заказы - это ремонт одежды, но пошив есть всегда. Сегодня это - приятная редкость. А когда-то все было иначе.

Сама мастерская - место очень атмосферное

Сама мастерская - место очень атмосферное

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Если взять историю, то мне мама рассказывала: в советские времена ателье работало в две смены - с 7 утра до 12 ночи. Было строго - в семь утра швея уже должна была сидеть на рабочем месте за машинкой. Когда мастера приходили на работу, на улице уже стояла очередь, а ведь прием заказов начинался только с 11 утра. Если на смене был более лояльный бригадир, то он открывал дверь и впускал людей в холл, а если бригадир был «вреднючий», то люди ждали на улице - и в мороз, и в дождь.

Все оформление холла мастерской - дело рук самой Любови, ее сына Моисея и супруга Валерия

Все оформление холла мастерской - дело рук самой Любови, ее сына Моисея и супруга Валерия

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Я очень хорошо помню эти времена: приходила к маме на работу, здесь работала и мамина коллега, моя тезка. Помню, я к ней подходила и просила: тетя Люба, сшейте мне «колешочки» вместо «кошелечки». Она мне шила. Я и сейчас закрываю глаза и мгновенно переношусь в ту атмосферу: ткани, мел, утюги, - с улыбкой говорит Любовь.

Много лет ателье сотрудничает с хоккейным клубом

Много лет ателье сотрудничает с хоккейным клубом

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Пока мы разговариваем с ней, в ателье приходят заказчики: кому-то надо починить свитер, кому-то – юбку, третьему - нашить новые погоны на форму. Пока Любовь принимает заказы, мы рассматриваем холл ателье: здесь нашли свое место и швейная машинка Zinger начала прошлого века (она, как выяснилось, принадлежала бабушке нынешней владелицы ателье), профессиональные утюги начала 60-70-х годов ХХ века.

Какие-то вещи - собственность семьи Любови, что-то приносили благодарные клиенты

Какие-то вещи - собственность семьи Любови, что-то приносили благодарные клиенты

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Что-то - вещи семьи Любови, что-то для коллекции приносили благодарные клиенты. Целая стена отдана черно-белые фотографии: родители Любови, ее бабушка и дедушка, муж Валерий, сын Моисей.

- Здесь все те, кто отдал часть души этому ателье, - пояснила Любовь.

"Нашивки на спортивную форму членов президентской команды по хоккею тоже пришиваются руками наших мастеров"

"Нашивки на спортивную форму членов президентской команды по хоккею тоже пришиваются руками наших мастеров"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Вы говорили, что сейчас «век потребления»: купил, поносил, выбросил. Бывают ли какие-то периоды, когда работы становится меньше?

- Есть сезонность. Январь-февраль - самые слабые месяцы в плане объемов заказов. Но такого, чтобы не было работы и мастера сидели без дела? Такого не было никогда, даже сейчас, во время пандемии, когда многие ушли на удаленку.

"У нас с мужем не было сомнений: это дело всей жизни моей мамы, мы обязаны его продолжить"

"У нас с мужем не было сомнений: это дело всей жизни моей мамы, мы обязаны его продолжить"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Случаются ли недовольные клиенты?

- Чтобы кто-то остался недоволен качеством работы - таких случаев считанные единицы. Я не хвалюсь, но если мы будем некачественно работать, то заказчики будут от нас просто уходить. Бывает, мы не успеваем выполнить какой-то заказ в срок, тогда созваниваемся с клиентом и решаем этот момент. Это случается, когда просто вал работы, плюс ко всему у нас отшивается хоккейная команда «Динамо-Минск», с ними начинала работать еще моя мама. А получилось все случайно. Как-то к ней зашел Степан Хачатрян (многолетний администратор хоккейного клуба. – Авт.) и что-то ему нужно было срочно сделать. Сделали. Потом – еще раз и еще. И так «Динамо» стало нашим постоянным клиентом: все нашивки на формах игроков сделаны руками наших мастеров. То же самое касается и президентской команды по хоккею.

Кому-то нужно укоротить брюки, кому-то - пришить новые погоны

Кому-то нужно укоротить брюки, кому-то - пришить новые погоны

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В это время нас вновь прерывают: навестить маму и бабушку на рабочем месте приехали сын Любови Моисей, его супруга Татьяна и двое очаровательных малышей с редкими именами - Аарон и Ной.

Я всегда, и когда принимаю , и когда отдаю заказ, говорю: «Спасибо, что у нас обслуживаетесь».

Я всегда, и когда принимаю , и когда отдаю заказ, говорю: «Спасибо, что у нас обслуживаетесь».

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Это, надеюсь, будет преемственность поколений. Когда в 2018 году я сломала руку (шла на работу, упала – гипс), мой сын, ему в то время не было и 20 лет, был вынужден прийти сюда, заменять меня здесь. Конечно, ему помогали наши мастера, он справился. А потом сказал: «Мама, я влюбился в твое ателье». Он очень углубился, участвует в деле, сейчас, например, делаем сайт, будем развивать выездное обслуживание - чтобы заказчик не только мог к нам прийти, но и вызвать на дом. Это была моя идея, Моисей за нее ухватился.

- То есть, ателье это когда-то перейдет к нему руки?

- Мне бы этого, разумеется, очень хотелось. Я чувствую ответственность, во-первых, за дело жизни моей мамы, во-вторых, перед заказчиками. Люди привыкли. У меня есть одна постоянная заказчица, которая сказала мне: «Я к вам прихожу за двумя спасибо». Я всегда, и когда принимаю, и когда отдаю заказ, говорю: «Спасибо, что у нас обслуживаетесь». Это наше правило, которое, надеюсь, сохранят и мои дети.

"Надеюсь, что преемственность поколений у нас случится"

"Надеюсь, что преемственность поколений у нас случится"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Перышко на самом деле зовут Месси»: после смерти самого толстого кота Беларуси выяснились неизвестные подробности его истории (читать далее)

«Я Наташу Королеву от Николаева не уводил. Все было по-другому!»: Тарзан - Сергей Глушко рассказал о семье, детстве под Минском, возрасте и карьере (вот тут про все это и не только)