Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Политика10 ноября 2021 20:08

В Карабахе провокация: неизвестный расстрелял рабочих, проводивших воду для российских миротворцев

Это могли сделать специально, чтобы омрачить годовщину, когда Россия остановила войну в Закавказье
Гагику Азаяну пистолетная пуля попала практически в центр груди, именно туда нужно стрелять, если целить в сердце.

Гагику Азаяну пистолетная пуля попала практически в центр груди, именно туда нужно стрелять, если целить в сердце.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Спецкор "КП" поговорил с выжившей жертвой чудовищной провокации. В этой истории слишком много зловещих совпадений, чтобы это было просто случайностью.

8 ноября, накануне годовщины подписания «мирного договора» об окончании войны в Карабахе, неизвестный расстрелял четырех армянских сотрудников местного водоканала, работавших в «серой», демилитаризированной зоне.

Они проводили воду на пост российских миротворцев. До него от места работ было примерно 500-600 метров. Пост этот контролирует трассу, соединяющую Степанакерт с Арменией, и его важность трудно переоценить.

Разумеется, все три разрешения на проведение работ были получены – от военных Карабаха, от миротворцев и от азербайджанской стороны. Все сотрудники были одеты в сине-серые спецовки, к месту работ приехали на машинах, а экскаватор, которым они пользовались, находился там уже несколько дней…

Только сейчас к выжившим в этой бойне начали пускать посетителей. Гагику Азаяну пистолетная пуля попала практически в центр груди, именно туда нужно стрелять, если целить в сердце. Но, стрелок промахнулся на какие-то миллиметры… Гагик деликатен: «Я не очень хорошо говорю по-русски, есть кому перевести?». Но мы прекрасно понимаем друг друга. Раненый рассказывает неизвестные подробности:

- Мы работали снизу, под дорогой. Ремонтировали водопровод для миротворцев. Где-то через час, мы увидели, что к нам идет человек.

- Он был в гражданской одежде?

- Нет, он был одет как спецназовец… Автомат с подствольником, пистолет, все у него было. Он спускался с горы, бежал и стал орать на нас. Геворк (в последствии убитый сотрудник водоканала, – прим. корр.) стал объяснять, что мы работаем здесь, делаем водопровод для русских. Но он продолжил орать.

- На каком языке?

- Он говорил, кажется, не совсем по-азербайджански, мы знаем этот язык немного. А ругаться он пытался по-русски и у него не получалось ругаться правильно. Он вскинул автомат, передернул затвор, потом достал пистолет, тоже передернул. Мы ему говорим: «Слушай, давай мы больше не будем работать!». Он зашел сзади и выстрелил Геворку в голову, в затылок, потом ранил еще одного и еще одного, потом меня… Я заводил в этот момент экскаватор, чтобы развернуться и уехать.

- Разрешения были у вас?

- Да, были. Миротворцы сказали: «Идите, работайте».

- Что за пистолет у него был?

- Такой, я видел, американский, как ТТ, но только длинный.

Товарищ Гагика, лежавший на соседней койке с простреленным плечом, подтвердил, что язык, на котором говорил с рабочими этот убийца, «был какой-то странный».

Анонимный источник в спецслужбах Карабаха, так прокомментировал этот расстрел спецкору "КП". По его мнению, миротворцы просто не понимают, как реагировать на подобные происшествия. Тем более, что в данном случае, если бы россияне открыли огонь из всех стволов по нападавшему, это было бы именно то, чего добиваются сторонники продолжения военного конфликта. Спровоцировать миротворцев, дискредитировать миссию и начать, наконец-то, в Карабахе, как говорят за линией разграничения – «вторую серию» войны.

Впрочем, и наши миротворцы уходить никуда не собираются, через день после провокации, в расположении наших войск, впервые за сто с лишним лет в Карабахе открыли и освятили православный храм. Заявка на будущее весьма красноречивая.