2016-07-14T10:30:19+03:00

Как Андропов был главой КГБ: показательные дела

Кто и что помогло ему прорваться на вершину власти? (2-я часть)

00:00
00:00

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» историк, доцент факультета политологии МГУ Кирилл Андерсон вместе с ведущим Михаилом Антоновым разбираются, почему при таком жестком лидере КГБ, как Андропов, инакомыслия становится все больше и больше.

Начало здесь.

Антонов:

- Вторая часть нашего рассказа про Юрия Владимировича Андропова. Сегодня мы берем начало 70-х и до 1982 года, когда народ, который не очень обращал внимание на членов Политбюро, если это не была первая пятерка, услышал об Андропове как о всесильном главе Комитета госбезопасности. Рассказ о Юрии Андропове у нас ведет Кирилл Михайлович Андерсон – историк, доцент факультета политологии МГУ. Итак, вы в первой части назвали несколько дел, которые начал вести Андропов, еще будучи главой КГБ, доводил их, уже став Генеральным секретарем. Дело фирмы «Океан», Елисеевский магазин, борьба с фарцовщиками, сажание в тюрьму за валютные операции. «Березки» появились при Брежневе.

Андерсон:

- «Березки» появились в 20-е годы - Торгсин.

Антонов:

- Среди этого перечня была борьба с коррупцией. Дело Чурбанова, дело Щелокова, попытки вести слежку за Галиной Леонидовной Брежневой – это все было. Не копал ли Андропов под Брежнева?

Андерсон:

- По моим ощущениям, основанным на том, что я знаю из тех документов, которые доступны, под Брежнева он не копал. Но поскольку уже в конце 70-х – начале 80-х было ясно, что век Брежнева недолог, шла нормальная партийно-бюрократическая борьба за власть. За то, кто будет преемником. И здесь были соперники у Андропова. Ему противостояли тот же Тихонов

Антонов:

- В первую очередь – Михаил Андреевич Суслов?

Андерсон:

- Нет, знаете, у него были с Андроповым отношения не самые худшие. Иначе бы Андропов так долго не продержался на посту председателя КГБ. В первые лица метил Черненко. И те, кто стоял за ним. То, что делал, уже придя к власти, Андропов, это просто часть политической игры, это устранение тех возможных соперников, противников, которые были. Он начал делать это еще при Брежневе.

Антонов:

- Если почитать книги Незнанского и Тополя, которые любили писать о конце 70-х – начале 80-х, там они многие дела связывают с ведомством Андропова. Это и самоубийство Цвигуна, и несколько других самоубийств, которые происходили с друзьями Брежнева. А вы говорите, что Андропов под Брежнева не копал. Были люди, под которых он копал, которых устранял?

Андерсон:

- В политическом смысле, пожалуй, главным его противником был Щелоков. Это вытекало из конфликта ведомственных интересов. Во времена Брежнева в 70-е годы сложилось две группировки элит – ведомственная элита и местная элита. Внутри этих группировок шла тоже борьба за влияние, за доступ к подписи и прочему. Спецслужбы всегда конфликтуют друг с другом, поскольку никак не могут поделить сферу компетенции. Плюс к этому Щелоков добился большего влияния последние годы на Брежнева, чему способствовал и Чурбанов, который имел определенные выходы на Брежнева. Что касается Щелокова, это было борьбой двух кланов, двух группировок. Что касается Трегубова, Соколова и прочих московских торговцев, то это было направлено против Гришина, который тоже был потенциально одним из кандидатов. Был достаточно сильной фигурой. И здесь все шло в угоду логике не чекистской разработки, а нормальной клановой бюрократической войны.

Антонов:

- Вам не кажется, что все эти дела, которые ведомство Андропова разрабатывало, мы слышали, что Юрий Владимирович лично подписывал указы какие-то, вам не кажется, что это были какие-то точечные удары? Ну хлопковое дело. Продолжайте вы. Дело Щелокова. Но один ли Щелоков там был такой? Директор Елисеевского магазина. Да, центральный магазин. Но продолжайте. А это были точечные удары, чтобы дать понять всем остальным: не зарывайтесь.

Андерсон:

- Совершенно верно. В 30-е годы в Советском Союзе было несколько показательных процессов. Бухарин, Радек, Зиновьев и остальные. Изничтожать всех коррупционеров во времена Андропова было невозможно, не хватило бы мест в тюрьмах, потому что коррупция была уже достаточно распространена. Может быть, не в таких масштабах и не в таких суммах, как нынешняя, но тем не менее, это уже существовало. То, что делал Андропов, это были показательные процессы, чтобы другим было неповадно. То, что было в Узбекистане, нечто подобное было и в соседних республиках. То же самое было и в Грузии, и в Азербайджане. Это было повсеместно. Но это был такой окрик, острастка, чтобы не зарывались и чтобы побаивались. Это совпадает с политикой, которая началась при Андропове, с политикой профилактики идеологических преступлений. Когда людей вызывали для беседы, многие понимали с первого раза, кто не понимал с первого раза, тот понимал со второго. Из 52 тысяч уличенных в диссидентстве к ответственности было привлечено около тысячи. Остальные были отпрофилактированы. И здесь, возможно, тоже был элемент показательной профилактики.

Антонов:

- При Андропове борьба с диссидентами велась намного активнее, чем в остальные годы.

Андерсон:

- Здесь палка о двух концах. Две стороны одной медали. Да, борьба с диссидентами велась. Хотя бы потому, что диссидентство как явление, как течение в духовной и политической жизни появляется во времена Брежнева. А при Хрущеве этого практически не было. Для того, чтобы появилось диссидентство как течение, нужны были некоторые условия. В том числе и определенные послабления. Если бы к инакомыслящим относились так же, как относились в 30-е годы, наверное, ситуация была бы несколько иной. Но поскольку здесь иногда журили, а не преследовали, причем в ряде случаев, скажем, с Сахаровым, в какой-то степени КГБ даже ограждал его от призывов старых большевиков. Ну чудит ученый немножко, подумаешь… Были призывы его приструнить, которые шли со стороны старых большевиков.

Антонов:

- Каким образом приструнить? А высылка в Горький?

Андерсон:

- Это не лагерь. Это немножечко другое. Плюс к этому, при Брежневе это не могло быть без участия Андропова, как руководителя КГБ. Развивается инакомыслие, причем в больших масштабах. Появляются различные дискуссионные клубы, то, что называют потом неформальными объединениями, которые не были диссидентскими. Они не выступали за уничтожение, за изменение существующего строя. Диссиденты – это больше такое радикально-революционное. Клубы самодеятельной песни, дружины охраны природы, огромное количество объединений.

Антонов:

- Первые клубы карате, которые потом закрыли.

Андерсон:

- Это тоже. Появляются неформальные объединения, их очень много. Это экологическое движение, педагогические – преподаватели-новаторы, это литература, клубы любителей поэзии. Благодаря нашей истории, у нас в крови чуть меньше, чем у китайцев, но было заложено умение читать между строк. В качестве примера. Когда Иванов написал свою знаменитую картину «Явление Христа народу», когда она была выставлена, туда в основном шла радикально настроенная молодежь. Они видели в этой картине революционный призыв. Мы воспринимаем картину как религиозную, но это пора хождения в народ, пора народников. Точно так же, когда Высоцкий пел «Идет охота на волков», все понимали по-другому. Не в буквальном смысле охотники отлавливают взбесившихся волков. А то, что волки рвутся на свободу, а их держат. В политическом смысле.

Антонов:

- В песне один вырвался.

Андерсон:

- И красные флажки.

Антонов:

- Метафоричность.

Андерсон:

- Это инакомыслие, которое развивалось в форме добровольных объединений, неформальных объединений, оно не могло быть, если бы была другая политика Кремля.

Антонов:

- Были Сталин и Хрущев, не было инакомыслящих просто.

Андерсон:

- Да были.

Антонов:

- Но разговаривали про себя, на кухне.

Андерсон:

- Писали анонимные письма, которые раскрывались элементарно.

Антонов:

- Мы видим, что в КГБ был жесткий лидер – Андропов. А инакомыслия все больше и больше. А диссиденты, которые вышли на Красную площадь в 1968 году против введения танков в Чехословакию? Кто бы мог подумать, что в Советском Союзе есть люди, которые не поддерживают это все.

Андерсон:

- У меня такое впечатление, что КГБ при Андропове, видимо, с подачи самого Андропова, отделяло радикалов, с которыми боролись более жесткими способами, включая принудительное лечение в психушках. Благо, Снежневский в свое время, известный психиатр, автор такой болезни как вялотекущая шизофрения, которая заключается и в следующем. Если вы не признаете действительность, значит вы с ней в диссонансе. Значит вы больны. Если вы не признаете советский строй, значит вы приходите в диссонанс с реальностью, значит вас надо лечить. Вы не буйный, вы просто не признаете. Андропов, в какой-то степени изолируя радикалов, не трогал эти неформальные объединения, которые потом проявят в полную мощь себя в годы Горбачева, в годы перестройки. Они станут той основой, которая выведет людей на улицы, на митинги.

И здесь мне попадался один любопытный рассказ, связанный с Андроповым. Автор – Михаил Любимов, бывший разведчик, писатель. Суть дела такова. Беседует Андропов со своим товарищем, который недоумевает, почему Андропов пропихивает к власти Горбачева. Поскольку это явно слабый человек, он не сможет быть руководителем страны, он приведет к ее краху. На что Андропов дает такое объяснение: тот социализм, который был в Советском Союзе, искусственный. Он был как бы насильно навязан русскому народу. Поэтому идет отторжение, как чего-то чужеродного. Да, Горбачев развалит страну, и появится капитализм со звериным лицом, который настолько ужаснет народ, что он уже стихийно и естественным путем будет стремиться к социализму. Восстановит социализм, и это будет уже выстраданный социализм, а не привитый ему извне.

Антонов:

- Хитро, по-гроссмейстерски.

Андерсон:

- Я так понимаю, это фантазия автора, но поскольку человек, связанный с конспирологией и профессионально, и по своим работам, это как один из вариантов. Объяснений может быть много. Но факт тот, что вот то послабление, которое было при Брежневе, в области инакомыслия, в области неформальных объединений, да то же самое развитие студенческих строительных отрядов – кузницы будущих первых олигархов…

Антонов:

- А с другой стороны, закрытие КВН.

Андерсон:

- Но потом открыли.

Антонов:

- Да, в 1987 году. 1979 год, в некоторых воспоминаниях я читаю о том, что в разговоре Брежнев говорил: я не хотел вводить войска в Афганистан. Меня уговорили Суслов, Устинов и Андропов. Если додумать это и понять, что в период правления с 1982 по 1984 годы Андропов не делал никаких попыток вывести ограниченный контингент войск в Демократической Республике Афганистан, то за этими фразами есть какая-то правда?

Андерсон:

- Первое. Андропов пытался решить проблему Афганистана. Но решать ее надо было с главным оппонентом – с Рональдом Рейганом, который играл роль бесстрашного ковбоя, сражающегося с мировым злом коммунизма. Он воспринял первые попытки Андропова наладить контакты как проявление слабости. Плюс к этому еще «Боинг» помог, который подлил масла в огонь

Антонов:

- Тот самый корейский «Боинг», который сбили наши войска ПВО.

Андерсон:

- Андропов, как и все руководство Советского Союза, долгое время был против введения войск в Афганистан. Потому что призывы ввести, того же Амина, были на протяжении нескольких месяцев настоятельные. Там были наши советники. Охрана Амина и врачи Амина – наши соотечественники. И только слухи о том, что он собирается переметнуться к американцам, побудили к более решительным действиям. Больше всего ратовал за это Громыко. Устинов опасался. Потому что он представлял себе, какие это масштабы и какие последствия. И вначале послали мусульманский батальон, набранный из таджиков, узбеков. Тем более, половина таджиков по другую сторону границы. Они, правда, воевать не стали, их тут же обратно отправили. И в последний момент присоединился Андропов. Он был тоже против, потому что считал, что это авантюра. Он пытался потом вернуть, но ничего из этого не получилось. Ему не удалось. Это будет только при Горбачеве.

Антонов:

- 1982 год, 10 ноября. Леонид Ильич во сне умирает. Было принято, кто подписал некролог, тот и будет следующим Генеральным секретарем. Рассматривались другие кандидатуры. Как же Андропов попал в Генсеки?

Андерсон:

- Судя по всему, он сумел найти какие-то очень веские аргументы для Черненко, который вместо того, чтобы претендовать на первое кресло, стал подыгрывать Андропову. Есть сведения, что была долгая беседа Андропова с Черненко с глазу на глаз. После чего Черненко на пленуме сделал предложение избрать Андропова Генеральным секретарем. Тем самым лишив себя возможности баллотироваться на этот пост. Многое из того, что творится в политике, остается за кадром, и мы никогда не узнаем, о чем шептались те или иные товарищи. В данном случае никаких свидетельств не осталось. Вернемся к Афганистану. Проект решения был написан Черненко о вводе войск в Афганистан, в загородном домике у Брежнева, на листке отрывного календаря. Не было бумаги под рукой. Дефицит.

Антонов:

- Мы фактически закрыли 1982 год – с середины ноября 1982-го люди стали жить при новом Генсеке. Он выглядел намного моложе, чем Леонид Ильич Брежнев, но никто не думал, что правление Юрия Владимировича Андропова окажется столь непродолжительным. Об этом мы поговорим в следующей программе.

ОКОНЧАНИЕ

Андропов - Генсек. Начало системного сбоя СССР

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ