2016-07-14T10:30:19+03:00

Теряет ли нынешняя молодежь духовность

Основатель общественного движения «Божья воля» Дмитрий Энтео в гостях у Леси Рябцевой на Радио «Комсомольская правда»Основатель общественного движения «Божья воля» Дмитрий Энтео в гостях у Леси Рябцевой на Радио «Комсомольская правда»Фото: Наталья КАМЕНЕВА

Леся Рябцева обсуждает этот вопрос с основателем общественного движения «Божья воля» Дмитрием Энтео [аудио, видео]

Теряет ли нынешняя молодежь духовность

00:00
00:00

Рябцева:

- Всем привет! Это программа «Мракоборец». С вами Леся Рябцева. Будем говорить сегодня вместе с моим гостем Дмитрием Энтео. Это основатель общественного движения «Божья воля». Мы будем говорить про человеческие ценности, про культурные. И, чего греха таить, про религиозные.

Энтео:

- Здравствуйте!

Рябцева:

- Давай пройдемся по актуалке. Последние новости, которые пришли от тебя, это новости про Оксюморона. Это исполнитель, который чем-то тебя оскорбил, видимо.

Энтео:

- Конечно, никакого оскорбления. Просто сегодняшнее поколение молодых людей, поколение Z, боюсь, потерянное поколение. Если мы еще что-то искали, стремились к духовности, понимали, что дух властвует над потерей, то здесь как-то все совсем плохо. И к сердцам этих молодых людей подобраться очень сложно. Я еще не видел, чтобы у кого-то это получалось.

Мне приходится анализировать тренды, которые сегодня есть в молодежной среде. И пытаться хоть как-то найти культурный код, чтобы общаться с молодыми людьми на понятном их языке.

Последний тренд – это версус батла. Это соревнование, где люди исполняют музыку, читают свои тексты. Они друг с другом соревнуются. Взаимные оскорбления, упреки. И все это делается под рифмовку. Люди оценивают качество рифм, артистизм и так далее.

Рябцева:

- А что тебя оскорбило? Ты же делаешь примерно то же самое?

Энтео:

- Мне нечего скрывать. Мне не настолько интересно творчество этого исполнителя, его форма. Мне интересно поговорить с его аудиторией. Конечно, эти ценности далеки от христианских. Все они поют примерно об одном. Эзотерика, блуд, легкие наркотики, женщины. Мне кажется, мне было бы о чем с ним поговорить. Тем более, что человек, безусловно, талантливый. Я слушал его последний альбом. Да, это неплохо.

Рябцева:

- С одной стороны, ты хочешь воспользоваться его аудиторией, которая у него уже наработана. С другой стороны, понимаешь, что ты лидер общественного мнения. И хочешь повлиять на то, о чем он речитативит.

Энтео:

- Я пытаюсь использовать подобные технологии. Смотрю, что популярно в разных сегментах. Например, если мы говорим о молодежи, то в свое время были популярны тема ютьюб-блогеров. Там были самые раскрученные из них: Хованский, Ларин. Мне приходилось с ними встречаться, записывать видео, спорить, чтобы их серьезную аудиторию как-то заинтересовать. На секунду заставить их задуматься о каких-то вещах… О социальных проблемах, попросить их не повторять тех ошибок, которые мы все, возможно, совершали в их возрасте. И, возможно, не совершили бы, если бы кто-то нам сказал, куда ведет этот путь.

Все прозаично. Но, по-моему, Мирон как-то отстранился от этой идеи. Но будет выступление 8 мая в Москве на площадке «Слово». У меня уже есть оппонент. Я человек молодой, творческий. Мне интересно попробовать себя в разных ипостасях. Так что там почитаем рэп.

Рябцева:

- Рэп от Дмитрия Энтео – это, конечно, что-то, что поражает мой разум. Людей, которых ты назвал, ютьюберы в том числе, это бизнесмены. А получается, что ты тоже бизнесмен теперь?

Энтео:

- Нет. Я хоть и очень увлекаюсь экономической мыслью, австрийской экономической школой, борьба с левыми идеями, на мой взгляд, должна быть последовательной, но какую-то свою аудиторию, небольшую популярность я никак не монетизирую. Я не имею рекламных контрактов.

Рябцева:

- Кроме «Авиасейлс»?

Энтео:

- Да. Это достаточно неприятная история. Мы даже думаем подать иск на этих людей.

Рябцева:

- Как обычно ты делаешь?

Энтео:

- Некрасиво. Если люди используют чужой образ в рекламе без разрешения, но это уже другая история.

Денег с того, что я делаю, не имею никаких. И подчас бывает достаточно трудно, когда какие-то здоровые проекты приходится прекращать, потому что они просто не имеют должного финансирования.

Рябцева:

- Ты сказал о том, что люди воспользовались твоим образом для того, чтобы заработать? Тебе не кажется, что это око за око? Ты используешь условного Оксимирона или Хованского для того, чтобы самому раскрутиться, а потом кто-то раскручивается за твой счет. По-моему, все очень логично.

Энтео:

- Речь идет о прямой коммерцилизации.

Рябцева:

- А у тебя кривая коммерциализация? Но кого ты представляешь в этой истории? Государство? Русскую православную церковь? Православных христиан? Себя?

Энтео:

- Я не представляю государство, потому что далеко не со всеми аспектами современной внутренней политики и внешней я могу согласиться. И я не могу представлять церковь, всю полноту церкви. Потому что она очень разная. Это самые разные люди, точки зрения в церкви. Есть более либеральные, есть более консервативные - тот пласт, к которому я отношусь, сегмент, где я имею определенное влияние. Я могу говорить, что я представляю определенный сегмент молодых людей. Он достаточно большой на самом деле. Те, кто родился еще в СССР, росли в 90-е, все же пришли к вере, к понятию, что такое консервативные ценности, почему это нужно сохранять. Я представляю, мне кажется, свое поколение людей, которые пришли к вере достаточно искренне. И сегодня они смотрят, что происходит с Россией. И хотят сказать свое слово. Хотят, чтобы мнение христиан было услышано. И в этой борьбе за право устанавливать общественные нормы, на базе которых развивается наше общество, которое влияет на воспитание наших детей.

Рябцева:

- Ты говоришь, что хочешь стать неким авторитетом для поколения, которое тебе понятно, близко. А кто же у тебя этот авторитет? Кто твой наставник?

Энтео:

- Могу назвать имя священника, который повлиял на меня. Не на мой воцерковление, но который заразил живым чувством бога и желанием, счастьем делиться с другими. Более того, пытаться не стесняться откровения бога, даже если они радикально, резко и совершенно неполиткорректно для современного общества.

Священник Даниил Сысоев. Уже шесть лет, как его убили. Мы верим, что бог прославил его как мученика. Его застрелили в храме около метро «Кантемировская», когда он исповедовал человека. Это было убийство по религиозным мотивам, связанным с его проповедью. Мне кажется, человек, который хочет больше узнать о христианстве в современном мире, ему стоит обратиться к его наследию, книгам, аудиозаписям. Это можно послушать ВКонтакте. Это был удивительный человек.

Мне очень интересна судьба русской эмиграции. Судьба генералов «белого движения». На мой взгляд, это достойнейшие люди. Я даже сегодня не вижу личностей подобного масштаба, которые сражались за историческую Россию, за христианскую Россию, свободу и права своих людей. Тот же Дроздовский, Врангель, Колчак. Я стараюсь делать все, чтобы люди не забывали их. Мы в Москве ходим на разные мероприятия, встречи, панихиды, связанные с «белым движением», с его лидерами. Пытаемся доносить до молодежи те ценности, которые они транслировали.

Рябцева:

- Совсем недавно с друзьями обсуждала вопрос. Какими качествами должен обладать священнослужитель? Нигде не сказано, какие качества, какие характеристики должны быть у них.

Энтео:

- Есть такие слова: бог гордым противится, смиренным дает благодать. Святых харакатеризовало смирение. Они понимали свою немощность перед богом, считали себя хуже всех людей. И никогда не превозносились над кем-то. Это такое их удивительное свойство. Поэтому они аж светятся изнутри.

Священник никогда не должен подменять собою бога, Христа. У человека должна быть оставаться свобода. И любой совет священника человек должен сравнивать со своей совестью, с тем, что он знает из Священного писания, из учений святых.

Смирение чувствуется. Со смиренным человеком радостно находиться. А возле гордого, наоборот, он подавляет тебя. Мне кажется, важно, чтобы священник учил не от себя, от от слова Божьего, потому что часто бывает, что в новые учения проникают в церковь. И люди немного стесняются откровений бога. И пытаются его искажать. Пытаются сделать их христианства нечто такое розовое, лайт, позитивное. Обрезая все негативные стороны. Проповедь о том, что бог наказывает за грехи и о том, что все решается в этой жизни, человек может вечно нести последствия своих злых поступков, это духовная реальность. Она ужасает. Бог не только любовь. Бог еще и справедливость. И в нем все это неразрывно. И поэтому нам надо изменять свою жизнь, нужно кается. И стремиться к нему.

Все это часто пытают завуалировать. Типа, живи, как хочешь. Люби. Будь позитивным и бог всех простит. Неважно, во что ты веришь и так далее. Светский дух проникает в лоно церкви. Бывают попытки совместить откровения бога с современными квазинаучными картинами реальности. Революционизмом и так далее. На мой взгляд, это тоже тупиковый путь. Есть истина. И если какие-то модели на данный момент человечество использует для того, чтобы контактировать с этой реальностью, описывать ее, они не соответствуют слову Божиему. Тем хуже для этих моделей. Научные представления постоянно меняются, опровергают друг друга. Истина Божья неизменна.

Рябцева:

- Я следила за твоим путем, потому что мы долгое время в одно сфере. Общаемся и работаем с одними и теми же людьми.

Энтео:

- Я читаю твой Твиттер. Мне нравится.

Рябцева:

- Лучше не надо. Он сейчас уже сильно трансформировался.

Если честно, я сейчас тебя не узнаю. Помимо того, что у меня было некий образ тебя, лично с тобой я встречалась года три назад. И это была одна из самых ужасных встреч в моей жизни.

Энтео:

- Когда это было?

Рябцева:

- И я тебя нее узнаю. Это было в парке Горького. На одной из акций оппозиционеров. Ты вел себя, мягко говоря, неспокойно. И ты там был не один. Ты был со своими соратниками. И я понимаю, что сейчас передо мной сидит противоположный тому человек. Я понимаю, что в твоей жизни что-то произошло. И мне очень интересно, что это. Тогда ты был оголтелый, орущий, психованный. Просто из тебя перло что-то негативное. У меня была реакция отторжения того, что с тобой происходило.

Сейчас ты… Может, потому что пытаешься мне понравится, но ты сейчас не создаешь впечатления сумасшедшего человека. Либо в тебе что-то проиявилось, либо что-то еще…

Энтео:

- Я, безусловно, взрослею. У меня идет некое внутреннее развитие, как у любого человека. Но все же я не думаю, что какие-то радикальные изменения произошли. Мне сложно вспомнить конкретно ту встречу, но бывают ситуации, когда нужно показывать какую-то жесткость. Возможно, тот случай был связан с ЛГБД-сообществом. Я негативно отношусь не к самому факту их существования, а именно к попыткам манифестаций половых девиаций, как нормы, проведению шествий, акций. Если честно, я считаю это опасным явлением, потому что вижу, как толерантное отношение к пропаганде подобных девиаций буквально за 15-20 лет изменило радикально культурный код. Достаточно консервативный Европы и западного сообщества. И я бы не хотел, чтобы мои дети жили в таком мире, где такой образ жизни, которые ничего, кроме разрушения и страдания с собой не несет. И опасен для общества.

Поэтому с моей стороны можно встретить реакцию отторжения, гнева. Если это связано с богохульством. Или с пропагандой половых девиаций. Я помню историю про библейские города Содом и Гоморру, на месте которых сейчас Мертвое море. Я верю, что бог наказывает народы за терпимое отношение к таким страшным порокам, как гомосексуализм, аборты, кощунство. Мне кажется, что есть такие границы, где нужно быть твердым. Да, кому-то нравится сначала разозлить христиан чем-то, например, кощунством публичным. Они просто хотят, чтобы мы смирялись со всем этим. Но я не хочу с этим смиряться. И, мне кажется, что проходить мимо и пытаться сделать из себя образ позитивного человека, который не гневается, пытается всем нравиться, еще что-то, в этом нет любви. Есть лицемерие.

Рябцева:

-Помнишь, были различные выставки, на которые ты приходил и все крушил и ломал? Получается, что ты себя оправдываешь в этой ситуации, потому что гнев может быть праведным, например. И сейчас ты так же поступил бы с этими выставками?

Энтео:

- Безусловно, гнев может быть праведным. Это движение души. Просто человек злоупотребляет этим движением души, когда направляет гнев на ближнего. Гнев нам нужен для того, чтобы мы его концентрировали на себе, на своих страстях. Во-вторых, для того, чтобы пресекать то, что уводит человека от бога. И это нормально.

Я бы не стал преувеличивать свои заслуги в каких-то крушениях, но да, действительно, не один десяток мероприятий, где было публичное богохульство, в том числе, под видом современного искусства, мы закрывали. Мы как-то с этим боролись.

Рябцева:

- Но есть же законные способы…

Энтео:

- К сожалению, законные способы не работают. Мы достаточно плотно работаем с этим сегментом. Представьте, идет выставка. Там порнографическое изображение Иисуса Христа. Предельно отвратительное. Мы считаем, что это абсолютно недопустимо. Нам нет дело, где это: на выставке, на площади. Но это публичное пространство. И мы понимаем, что самое святое, что есть в нашей жизни, оно оскверняется. И мы против этого.

Не так давно был принят закон о защите чувств верующих. Но до самого недавнего времени он не имел, фактически до сегодняшнего момента не имеет никакой применительной практики.

Рябцева:

- Скоро все поменяется.

Энтео:

- До того, как мы шли на выставку и просили сначала организаторов убрать, пойти на компромиссы или устраивали какие-то акции. Конечно, это далеко от слова «погромы», но все же. Мы писали тысячи заявлений в правоохранительные органы. Интернет позволяет сегодня сконструировать очень много этих заявлений. Мы ездим всегда с юристом, с оператором. Перед этим мы вызываем полицию.

Но ничего не работает. Просто людям это не интересно. Закон не имел прецедентной силы. Его приняли просто так. И конфликты социальные, они все больше нарастали. Мы помним МХТ, «Тангейзер» в Новосибирске. Собирались пятитысячные митинги. И то, что было на Манеже.

Все, что можно решать правовым полем, мы бы хотели решать. Я категорически против того, чтобы кто-то злоупотреблял подобными юридическими инструментами, например, запрещал те концерты, допустим, каких-то хэви-метал исполнителей, которые не несут прямого богохульства. Я сторонник того, что только прямое богохульство мы должны останавливать. Все остальное – свобода людей. Если дети от этого ограждены, то человек сам имеет право выбирать. Мне даже приходится часто защищать те или иные публичные мероприятия от православной общественности. У нас есть свои места общения, форумы, чаты, где прорабатывается повестка, что отменять, а что не отменять.

Рябцева:

- Ты понимаешь, что тебя на всех этих людей не хватит? И негативизм разжигает еще больше насилие внутри нашей страны.

Энтео:

- Я бы не сказал. Например, ситуация с концертом сатанистов. Речь идет не просто об эстетике сатанизма. Речь идет о группах, которые говорят: сжигайте церкви, вешайте попов. И страшная хула в отношении Иисуса Христа. Просто прямой сатанизм. И ничего хорошего мы в этом не видим.

У нас получилось именно в рамках правового поля отменить несколько десятков концертов. И уже сами промоутеры поняли, что нужно сверять, кого ты привозишь и их повестку, поведение, их тексты с некими культурными особенностями страны. И все меньше таких попыток. Мне кажется, найден компромисс. Например, есть исполнитель Мэрилин Мэнсон. Если бы он исключил несколько текстов, которые прямо оскорбляют Христа и не рвал бы Библию на сцене, как он делал в Петербурге, то пусть слушают те, кому интересно. Но если ему в кайф именно надругаться над нашими святынями, то ему не нужно сюда приезжать.

Рябцева:

- Может, ему очень плохо? Он несчастен?

Энтео:

- Можно его обнять.

Рябцева:

- Просто помочь ему чем-то.

Энтео:

- Ну, да. Мне тоже жалко многих. Но иногда надо их останавливать. Если преграды этому процессу не будет, то очень скоро наше общество радикально поменяется. Я уже не знаю, что будет из того поколения, которого воспитано мемами из соцсетей. На этой черной эстетике, на беспредельном цинизме. Оно просто опасно и деструктивно.

Я не вижу ничего плохого, что молодые люди выходят протестовать против гей-парада. Или против того, что оскверняются их святыни. Мне кажется, что это нормально. Плохо, когда всем все равно.

Рябцева:

- Мы сейчас обсуждали разрушение, приостановление. Что же вы созидаете? Что создаете?

Энтео:

- Общественной темой мы занимается четвертый год. Уже очень устали.

Рябцева:

- На пенсию пора…

Энтео:

- Я уже седой весь. Но дело не в этом.

Удалось сделать достаточно много. К сожалению, в русской православной церкви есть большая проблема в работе с молодежью. И в миссионерской деятельности. Были розданы сотни тысяч разных листовок про исповедь, причастие, о вере, о боге. Разные лекции, беседы, кружки по изучению библии. Очень мощный ряд проектов мы сделали борьбы с абортами, информированием школьников об этой проблеме. И помощи женщинам. Это целая детективная история сделать так, чтобы девушка не сделала аборт. Она звонит на линию узнать, как сделать аборт на позднем сроке. И как узнать ее данные? Пройти к ней, задружиться, наобещать ей всего. Потом эти обещания исполнить. Только чтобы этот ребенок родился на свет. Подобному уделяется много внимания.

Просветительские проекты, связанные с историей. Особенно трагична история 20 века, потому что она связана с коммунистическим наследием. Мы считаем, что это деструктивное явление. С ним надо бороться. Это один из самых острых вызовов современности – такой левый поворот в современной России, когда мы начинаем оправдывать преступления прошлого. Только потому, что это наши преступления.

Молодежные темы, просветительские.

Рябцева:

- Вижу огонек у тебя в глазах. Что-то ты вспомним.

Энтео:

- Пытаемся работать с субкультурными пластами молодежи. Например, у нас будет достаточно спорное мероприятие, но кому-то оно может понравиться. Есть такой предрассудок о том, что православие запрещает татуировки. И, на самом деле, это неправильно. Библия, в Ветхом завете она запрещает прямой заповедью только начертание на теле память об умерших. Это определенные языческие ритуалы. Но ничего не говорится в нормальных татуировках. И в христианской традиции она достаточно широко распространена. Это делали и русские паломники после посещения Иерусалима, христиане в агрессивном исламском окружении, когда им нужно сохранить свою идентичность.

Была такая история. Не так давно, когда еще на Кавказе было неспокойно, группа паломников ехала в горах на автобусе к нерукотворному Спаса, который на скале отразился. Их остановили люди с бородами, с автоматами, в камуфляже. Просили выйти. И сказали: у кого нательный крест, отдайте. Человек сорок отдали. И только три человека их не сняли с себя. И тогда эти люди сказали: вот чего стоит ваша вера. И выкинули их кресты в пропасть. И уехали. Я услышал, что один человек после этого захотел себе сделать татуировку с крестом на теле, чтобы никогда не отречься. Сделать свой выбор раз и навсегда.

И вот мы думаем вобрать мастеров десять. И молодежи, которой интересно, сделать на пасхальной неделе такие кресты красивые. Есть разные формы.

Рябцева:

- Я бы себе тоже сделала…

Энтео:

- Приходи.

Рябцева:

- …если бы я была к этой культуре чуть ближе.

Почему сегодня молодежи и молодым неинтересна религия и вера? Как ее надо подать? В какую пилюлю сформировать?

Энтео:

- В каждом из нас есть пустота внутри, которую мы пытаемся чем-то наполнить. Радостью. Это естественно для человека – стремление к радости. Но мы ищем эту радость не там, где надо. И молодые люди обжигаются на этом. Кто-то пытается пустоту внутри заполнить наркотиками. Кто-то подсаживается на блуд, а кто-то на чувство влюбленности. И пока ему хорошо с этим человеком, потом другому, третьему, четвертому. Если есть семья и дети, ломает все это. И ему надо, чтобы постоянно радость от влюбленности была. И он готов переступать через других людей.

Рябцева:

- Что же остановит его?

Энтео:

- В какой-то момент совесть начинает просыпаться и говорить, что это путь никуда. И люди пытаются пустоты для себя заполнить. И только разрушают себя. Это проблема поколения.

Как им говорить? Наверное, надо находить общий язык. Так, чтобы они понимали. Чтобы им было интересно. Надо объяснять, что сегодня этот образ жизни, фри-лав, наркотики, психоделики, музыкальные стили, связанные с ними, они бывают самые разные.

Рябцева:

- Если наши ценности не блуд, не наркотики, не деньги, тогда что?

Энтео:

- Сам бог. И стремление к нему. Стремление устроить так, как он хочет. Вера в бога – это корень всего. И из этого корня выстраивается правильное понимание в политическом устройстве, правильное понимание этики, построение семейной жизни, морали. Более того, экономики, хозяйственной деятельности. Все из этого корня.

Рябцева:

- Ты говоришь, как человек, который в это погружен. Знаешь, есть знаменитый опрос: когда количество православных не совпадало с количеством верующих в нашей стране. Есть люди, которые не знают ничего. И им сложно понять фразу: нужно жить во имя бога.

Энтео:

- Я понял. Человек сегодня должен хоть на мгновение выйти из того омута, в который он погружен ежедневно из тех потоков терабайтов информации, которую он принимает из социальных сетей, СМИ, своей работы, рутины. На секунду остановиться и задуматься. Любой человек должен задать себе вопрос: зачем я живу? В чем смысл моей жизни? Есть ли бог? Стоит ли его искать?

К сожалению, сегодня мы не можем себе этого позволить. Либо просто взять и уехать на природу. И побыть неделю наедине с самим собой. Без информационного шума.

Жить только ради того, чтобы жить, это не выход. Это бессмысленно и обречено на уничтожение. Есть в нашей жизни вечные ценности, которые могут наполнить наше бытие смыслом. Причем, смыслом, который приходит за пределы смерти.

Человек для начала должен задавать себе эти вопросы. Хотя бы искать истину. Самое страшное, когда человек ничего не ищет. Духовная амнезия. Человек опьянен этим миром. И не хочет просыпаться хоть на мгновение.

Люди просто должны задавать себе вопрос: в чем смысл моей жизни? Есть ли бог? Стоит ли его искать? Можно ли его найти? И вот когда человек понимает, что бог не только создатель, но и мыслитель, управляет вселенной и без его воли ни один волос с нашей головы не падает, тогда эта встреча происходит. И у человека меняется сознание. И оно перестает быть ограничено тварными формами бытия этой тварной вселенной. Оно получает новую возможность видеть не только творение, но и того, кто создал это творение. Такая трансформация на уровне ума происходит. И человек преображается.

И дальше человек делает выбор: либо он меняет себя в соответствии с истиной, старается жить по совести, либо…

Рябцева:

- Либо ему страшно.

Энтео:

- Да. И он пытается придумать себе какую-то другую картину мира, которая не будет требовать от него нравственного изменения, усилий. Что молодой человек может делать? Я хочу духовности, это так, чтобы быть модным, чтобы я не просто…

Рябцева:

- Как Энтео. Татушку набью с крестом на груди.

Энтео:

- Это типа того. Но дело даже не в этом. Энтео призывает все же к пути достаточно непростому. Христианство – это путь определенных нравственных самоограничений. Хотя если человек идет по этому пути, достаточно легко все дается с божией помощью.

Человек, скорее, пойдем в магазин, возьмет книжку какого-то Оша. Делай, что хочешь, блуди с кем хочешь, радуйся жизни, смерти нет. Все окей!

Рябцева:

- У нас осталось совсем мало времени! Быстро задам тебе разные вопросы. И нужно быстро отвечать.

Пасха. И если забивать в поисковом запросе «Пасха», то вылезает чуть ли не первая новость, что в Москве раздадут 50 тысяч пасхальных ленточек. Я связи между Пасхой и ленточками не очень вижу. Хотела бы твою вариацию. Что же нужно делать на Пасху? О чем задуматься?

Энтео:

- Действительно, сегодня люди не понимают значение этого праздника. Это день торжества человека над смертью. День, когда обреченность человека, все, что мы делаем, пожирает смерть, и эта бесконечная сансара была разрушена богом, который пришел в этот мир. Надо объяснять людям, в чем смысл. Надо не просто смотреть, как они в очередях в храмах просто хотят осветить свои куличи, а надо проповедовать, дарить им литературу, листовки, приглашать в храм на беседы, чтобы они узнавали о вере.

Те люди, которые имеют на себе крест, чтобы они просто знали основы своей веры. Это так просто! Этому надо уделить хотя бы одну неделю, чтобы изучить то, что нужно. Во-первых, послушать огласительные беседы. Знать, почему это.

К сожалению, люди готовы тратить огромные ресурсы, время, чтобы выучить иностранный язык, язык программирования, чтобы научиться качественно делать ту или иную работу. Но для того, чтобы узнать самое главное, просто изучить христианство, которое играет такую роль в самосознании, развитии, каких бы взглядов мы не придерживались, уделить силу и волю. Но нет. Люди не хотят. Им неинтересно.

Рябцева:

- Ты был женат, кажется?

Энтео:

- Нет.

Рябцева:

- И детей, соответственно, тоже нет. Есть ли фраза, которую ты повторяешь себе каждый день?

Энтео:

- Это фраза молитвы утром, вечером и в течение дня. Я очень просто ее начинаю. С того, что я прославляю бога. Потому что бога надо славить. Я говорю: слава тебе, боже, слава тебе! За то, что ты есть, за то, что ты воскрес. За твои бесконечные совершенства. Я благодарю его за каждое мгновение жизни, за каждый глоток воздуха. И я прошу прощения за свои грехи, за то зло, которое я делаю в отношении к богу, в отношении к своим ближним, за то, что во мне мало веры, за то, что я унываю и так далее.

После этого я прошу его о всех близких, родных, о читателях своего Твиттера, о тебе в том числе…

Рябцева:

- Как мило. Спасибо.

Энтео:

- Молитва хоть и простая, потому что мало времени этому уделяю. Но все же молиться нужно.

Рябцева:

- Спасибо. Я, честно, не ожидала, что эфир получится таким.

Мракоборец. Православный активист Дмитрий Энтео о себе и своей общественной деятельности.Журналистка Леся Рябцева продолжает вычислять бесов в российской культуре. Сегодняшнему гостю, православному активисту Дмитрию Энтео было что рассказать о себе и своей общественной деятельности. Теряет ли современная молодёжь духовность, и ходят ли молодые люди в церковь?

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ