2016-08-04T12:54:20+03:00

Загар: вреден или полезен

Каждому человеку можно загорать разное количество времени без ущерба для здоровья. Некоторым загар вообще противопоказанКаждому человеку можно загорать разное количество времени без ущерба для здоровья. Некоторым загар вообще противопоказанФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Обсуждаем со специалистами в эфире программы «Здоровый разговор» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Загар: вреден или полезен

00:00
00:00

Шевцова:

- Здравствуйте. Это программа «Здоровый разговор». Сегодня мы поговорим о загаре. Поговорим о том, вреден загар или полезен, это красиво или не очень красиво. У нас в студии Олеся Малибу – фотомодель. Олеся будет защищать загорелых девушек, а пугать и всячески предостерегать будет доктор медицинских наук, врач-онколог Европейского медицинского центра, заведующий кафедрой онкологии ЕМС Medical School Павел Валентинович Копосов.

Олеся, вы всегда достаточно загоревшая. И летом тоже, я так понимаю, эту практику вы не бросаете.

Малибу:

- Еще и зимой обязательно я загораю, часто хожу в солярий, чтобы на фоне белой шубы выглядеть еще более загорелой. Тем более сейчас лето, нужно загорать везде – в парке, возле фонтанов лежать, в солярий ходить часто. Загар – вообще признак успешности человека. Потому что когда люди смотрят на загорелую девушку, понимают, что у нее все хорошо, у нее есть деньги на отдых, на Мальдивы, возможно, и стоит с ней познакомиться, завести какие-то отношения. Конечно, мужчин больше привлекают загорелые девушки. Потому что загорелое тело смотрится подтянутым, стройным, красивым, привлекает внимание больше, чем белое. Сразу понятно, что девушка сидит дома, ничего не делает, никому не интересна.

Шевцова:

- И денег у нее нет на то, чтобы пойти.

Малибу:

- Сразу понятно всё. Естественно, мужчины таких женщин избегают.

Шевцова:

- А Павел Валентинович, наверное, когда смотрит на таких женщин, он думает: это же мой клиент.

Копосов:

- Олеся, я хотел восхититься вами, сказать, что вы такая красивая, что я даже не подозревал, что вы так глубоко смотрите в корень этого вопроса.

Малибу:

- Естественно. Я вообще женщина, которая любит размышлять и мыслить.

Копосов:

- Вы знаете, загорать или не загорать – это решение каждого конкретного человека. Вреден или полезен загар? Как и все в нашей жизни, если это делается в меру, если это делается для того, чтобы оздоровить свой организм, чтобы повысить свою самооценку, в умеренных дозах, видимо, да, загар будет полезен.

Шевцова:

- Для того чтобы наш разговор был более предметным, немного проинформируем вас по поводу тех неприятностей, которые человек может получить, если будет злоупотреблять загаром.

Справка Радио «Комсомольская правда»

Меланому, один из видов рака кожи, онкологи называют черной королевой опухолей за ее страшную силу. Этот вид рака развивается практически молниеносно, очень быстро дает метастазы и приводит к гибели человека в течение нескольких месяцев. Медики регистрируют все большее количество случаев заболевания, которые в общей сумме в три раза превышают заболеваемость раком кишечника, простаты, легких. По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2000 году во всем мире было диагностировано более 200 тысяч случаев заболевания меланомой и произошло 65 тысяч связанных с меланомой случаев смерти. Средний возраст больных меланомой в России в 2008 году составил чуть больше 58 лет. Наибольшая заболеваемость отмечена в возрасте 75-84 лет. Как поясняют врачи-дерматоонкологи, риск развития меланомы повышается в следующих случаях.

Есть генетическая предрасположенность – в семье были больные раком кожи. Критическое количество невусов, то есть родинок, если точнее, более 50 родинок на теле. Есть диспластические, то есть врожденные невусы размером более 1,5 сантиметров. Также происходит частая травматизация невусов – натирает одежда, обувь и т.д. Злоупотребление пребыванием на солнце и искусственными источниками загара – соляриями.

Шевцова:

- У нас есть звонки. Здравствуйте, Андрей.

- Здравствуйте. Я из Москвы. Хотел сказать, что Малибу – известная девушка, вполне узнаваемая. Но когда я вижу таких загорелых девушек, то у меня возникают ассоциации с курицей гриль передержанной. Мне кажется, что это чересчур.

Шевцова:

- То есть ваш мужской взгляд на это такой скептический?

Андрей:

- Все хорошо в меру.

Малибу:

- Мужчина, вы, наверное, недоедаете, поэтому у вас такие ассоциации. Любите поесть, наверное.

Шевцова:

- У меня вопрос к Павлу Валентиновичу. Когда такие перезагоревшие барышни, насколько это опасно для здоровья?

Копосов:

- Знаете, загар вообще полезен для здоровья. Но мы всегда должны понимать, что кожа при этом не должна обгорать, не должно возникать солнечного ожога или ожога, вызванного искусственным ультрафиолетом. Не должно быть эритемы кожи, не должно быть пузырей на этой коже. Если мы загораем в природных условиях, где-нибудь за городом, на даче или на 10 дней вырываемся в теплые края, мы не должны пренебрегать теми правилами, которые необходимы нам для того, чтобы организм оздоровился, не получилось лишней инсоляции. И самое главное, мы должны понимать, что главное, с этим загаром не переборщить.

Почему-то считается, что когда у ребенка появляются первые веснушки на лице после загара…

Шевцова:

- Это очень трогательно.

Копосов:

- Это трогательно, но надо сказать, что обычно это бывает у белокожих детей. И именно эти белокожие дети через несколько десятилетий, скорее всего, станут пациентами онколога.

Шевцова:

- Нам приходят сообщения: «Успешность и здоровье не в загаре. С ультрафиолетом лучше не перебарщивать, есть очень печальные примеры. Хотя небольшой загар идет человеку несомненно. Александр».

Павел Валентинович, насколько для организма вредно или полезно загорать? Как понять, когда уже опасно. Некоторые ездят каждый год на Мальдивы, валяются в солярии - и ничего. А некоторые съездят пару раз отдохнуть, и у них вылезает какая-нибудь неприятная штука, которую потом сложно вылечить.

Копосов:

- Вы абсолютно правильно ставите вопрос. Прежде всего, меланома вряд ли развивается на пустом месте. Если говорить о вреде излишней инсоляции, то мы не ожидаем, что сразу после возникновения загара вдруг возникнет меланома. Скорее всего, проходят годы, десятилетия до того, как развивается это смертельно опасное заболевание. Чаще всего избыточная инсоляция бывает в детском, юношеском, молодом возрасте, когда родителям, бабушкам, дедушкам хочется, чтобы ребенок получил заряд бодрости, заряд инсоляции, чтобы в его коже выработалось большое количество витамина Д. Кстати, витамин Д, который обычно мы получаем при употреблении, например, жирной рыбы, вырабатывается и в организме человека под действием прямых солнечных лучей либо под действием искусственной инсоляции. Но нужно понимать, что для того чтобы выработалось нормальное количество этого витамина Д, достаточно побыть на открытом солнце в летнее время в течение 5-10 минут.

Шевцова:

- Олеся, а вы сколько примерно времени проводите на открытом солнце?

Малибу:

- Если я иду на пляж, лежу, купаюсь в бассейне. Ну, часа 4, наверное.

Шевцова:

- В день?

Малибу:

- Не каждый день. Когда хорошая погода, солнце, я же не буду сидеть дома, я иду гулять с друзьями.

Копосов:

- Я надеюсь, это происходит не под палящим солнцем, а вы используете какие-нибудь тенты, зонты, укрытия.

Малибу:

- Если я сильно позагораю, то ухожу куда-то под зонт, но не всегда под зонтом я лежу.

Копосов:

- Но не тогда, когда солнце находится в зените. Я надеюсь, что вы используете те солнцезащитные средства, которые необходимо использовать во время загорания. Именно тот крем или бальзам, который обладает солнечно протективным свойством.

Малибу:

- Мне в принципе можно быстро загореть, у меня кожа смуглая от природы, поэтому я быстро загораю. Даже один поход в солярий, и я уже темная. А если каждый день лежать, то вообще буду черная. Сейчас стала себя ограничивать, потому что кожа может состариться, несмотря на мой юный возраст.

Шевцова:

- Вас пугает только то, что кожа может состариться?

Малибу:

- Да, конечно, я же не хочу быть старой, я хочу быть всегда молодой, красивой, чтобы мужчины знакомились со мной.

Шевцова:

- Ольга, здравствуйте. Откуда вы?

- Алтайский край, город Бийск. У меня вопрос к врачу-онкологу. У моей внучки (ей 11 лет) этот невус, эти пятна, очень много. Она просится на речку, мы не пускаем. Как быть? Может быть, это отразится.

Копосов:

- Спасибо за ваш вопрос. Вам прежде всего нужно обратиться к дерматологу, чтобы вашей внучке провели дерматоскопию, картирование пигментных образований на коже, рассмотрели под специальным оптическим увеличением, чтобы могли зафиксировать. Вряд ли в 10-11 лет у ребенка будет меланома, хотя эксквизитные ситуации бывают и у детей.

Шевцова:

- Насколько я понимаю, меланому нельзя без подготовки определить человеку? Образно говоря, она не болит. Или она болит?

Копосов:

- Нет, она совершенно не болит. Она обычно проявляется пигментными образованиями на коже. Обычно это пятна, то, что мы называем родинки. Иногда эти родинки начинают изменяться в размерах – увеличиваться, реже уменьшаться. Это, кстати, тоже очень грозный симптом – по эволюции развития родимых пятен. Он тоже должен заставить насторожиться. Потому что регрессия, уменьшение в размерах родимого пятна, если вдруг это окажется меланомой, вовсе не означает, что прогноз у этого заболевания будет благоприятным.

Шевцова:

- Зачитаю сообщения: «Загорать люблю, загар ко мне хорошо пристает. Загорелые девушки мне очень нравятся». «Весь загар в меру, и бледные – хорошо, и темные – тоже».

Здравствуйте, Владимир. Вы откуда?

- Здравствуйте. Я из Твери.

Шевцова:

- Вы загораете?

Владимир:

- Очень люблю загар, люблю шоколадных женщин на море.

Шевцова:

- А вы не боитесь, когда загораете, каких-то проблем со здоровьем?

Владимир:

- Я не пью никогда воды на загаре и до вечера держусь. Как стакан выпил – с моря тикай.

Шевцова:

- Я ужасно боюсь. То, что касается онкологии, для меня тема очень болезненная. Потому что в моей семье были случаи, это была не меланома, но я понимаю, если у бабушки была онкология, я могу находиться в зоне риска. Я не знаю, права ли я в своих опасениях, я перестраховщица в этом плане или есть у меня основания так думать?

Копосов:

- Вы находитесь на правильном пути, определенная осторожность должна быть.

Шевцова:

- Меланома, она наследственная?

Копосов:

- Иногда бывают наследственные меланоцитарные невусы, склонность к образованию родимых пятен, когда бывают множественные поражения кожи. Когда родимых пятен на коже несколько десятков, то этот человек является критичным по возникновению этого заболевания. Мы говорили о том, какие симптомы могут заставить человека насторожиться, не возникла ли у него меланома, в том числе и после загара. Так вот, помимо изменений размеров образования это может быть изменение окраски, это может быть выпадение волос, кровотечения из родимых пятен.

Шевцова:

- Игорь, здравствуйте.

- Здравствуйте. Мне 46 лет, я бизнесмен. У меня двое друзей погибли от страшной болезни в течение двух лет, когда они были вынуждены с молодыми дамами ездить чуть ли не каждый месяц загорать. Они сгорели буквально за короткое время.

Копосов:

- А от чего они сгорели?

Игорь:

- Именно от меланомы, от различных форм рака.

Шевцова:

- Это пугающая история, когда два человека за небольшой период погибли. Я предлагаю послушать Влада Лисовца (это очень известный стилист), который нам расскажет, в нынешнем сезоне загар вообще в моде или нет. Потому что многие девочки листают глянцевые журналы, они видят симпатичных дамочек, которые выглядят достаточно привлекательно. Интересно, с точки зрения мира моды загар сейчас популярен, актуален или уже всё прошло?

Лисовец:

- Точно не нужно перебарщивать. То есть чуть-чуть должен быть оттенок свежий, летний. Обязательно нужно пользоваться сильной защитой, чтобы не превратиться в очень загорелого, потому что это очень сильно простит, сразу выдает, что человек не столичный. Потому что столичные горожане, европейцы теперь так уже не загорают, это моветон – появиться с очень темным цветом кожи. Чуть-чуть имеет место быть, на два тона, чтобы выглядели аппетитно летом, красиво, но ни в коем случае не загорать дотемна, потому что это сейчас… Я даже не знаю, с чем сравнить, насколько это будет не актуально.

Шевцова:

- Олеся спросила Павла Копосова, что нужно делать, как нужно загорать, и сетовала на то, что когда она прилетает на Мальдивы, то очень жарко, яркое солнце, и ей тяжело.

Малибу:

- Влад Лисовец мне очень нравится, я прислушаюсь к его мнению, он классный модельер и человек симпатичный. Я хотела бы задать вопрос врачу. Я сама по себе темная, от природы смуглая, зеленоглазая, с темными волосами. Я очень люблю Мальдивы и такое палящее солнце. Конечно, на Мальдивах невозможно не обгореть. Но там очень романтическая обстановка, хочется туда ездить не один раз. Что мне делать?

Копосов:

- Олеся, редкий человек не любит Мальдивы. Загорая где-то, самое важное, не обгорать, не получать солнечных ожогов, покраснение кожи лица, спины. Не добиваться того, чтобы кожа вдруг начала шелушиться.

Шевцова:

- Некоторые люди мучаются, говорят: я еще полчаса полежу, зато я буду…

Копосов:

- Этого ни в коем случае нельзя делать. Именно эти кожные ожоги всего лишь 1-2-й степени, если они повторяются из года в год или несколько раз в год, 10-20 вот таких ожогов, и через два-три десятка лет можно ожидать какие-то онкологические проблемы со стороны кожи.

Шевцова:

- Нам слушатель звонил и рассказывал про две истории, которые произошли с его друзьями, которые ездили на активное солнце. Это действительно такая высокая степень риска, если ты постоянно находишься на палящем солнце?

Копосов:

- То, что касается меланомы кожи, то палящее солнце, которое безмерно потребляется кожей человека, делает этого человека пациентом онколога рано или поздно.

Шевцова:

- Антон, здравствуйте.

- Здравствуйте. Я светлокожий, мне хватает солнца буквально час, потому что сгораю. А после загара появляется много веснушек. Это что такое?

Копосов:

- Как раз ваша кожа устроена таким образом, что меланоцитов, тех клеток кожи, которые защищают ваш организм от солнечного перегрева, в коже содержится в недостаточном количестве. Поэтому даже небольшая инсоляция приводит к пролиферации этих клеток. Вам солнечные лучи, скорее всего, противопоказаны категорически. Нужно всячески беречь себя от этих прямых солнечных лучей. И второй совет. Обязательно рассмотрите сами или попросите врача-дерматолога, чтобы определили топографию пигментных пятен на вашей коже, сделали картирование, зарисовали эти пигментные пятна с анатомической точностью, чтобы вы хотя бы раз в 3-5 лет могли отслеживать динамику развития этих пигментных пятен.

Шевцова:

- Помимо этого что можно еще неприятного себе заработать? Не смертельного, но неприятного. Какой-нибудь дерматит, что-то еще…

Копосов:

- Есть фотосенсибилизация. Но, поверьте, она не так страшна, потому что иначе ее называют аллергией на солнце. Термин, может быть, не очень правильной с медицинской точки зрения, но, тем не менее, такой термин есть. Кроме дискомфорта, причем кратковременного, он ничего не доставляет. Но следует всегда помнить, что избыточная инсоляция приводит к преждевременному старению кожи, и у старой кожи тоже есть свои болезни, такие, как, например, себорейный кератит или, например, базально-клеточный рак кожи, который тоже может доставлять пациенту неприятности.

Шевцова:

- И это можно себе заработать даже в 30 лет, к примеру?

Копосов:

- В 30 или 35 будет старение кожи, она станет дряблой, а вот к 60-70 годам можно заработать базально-клеточный рак или какие-нибудь проблемы с кожей, которых можно избежать.

Шевцова:

- Олеся, вы сейчас слушали врача, наши слушатели звонили, рассказывали тяжелые истории. Вы после этого откажетесь от загара или нет?

Малибу:

- Не совсем. Мне в принципе хватает одного похода в солярий, чтобы я была темная.

Копосов:

- А как часто вы ходите?

Малибу:

- Раз в неделю на 10 минут.

Шевцова:

- В любое время года?

Малибу:

- Да, я зимой тоже темная.

Копосов:

- Олеся, когда вы ходите в солярий, вы всегда знайте, что экспозиция определяется не в минутах, а в биодозах. Когда вы бываете в солярии, будет совершенно не зазорно узнать, когда эти биодозы последний раз тестировались в солярии для каждой конкретной лампы, и какой временной фактор будет правильным для этой половинки биодозы.

Шевцова:

- Что такое биодоза? И после какого момента надо насторожиться и сказать: мне ваша биодоза не подходит, мне нужно другое?

Копосов:

- Биодоза это то количество ультрафиолетового излучения, которое вызывает минимальные изменения кожи в виде эритемы.

Шевцова:

- Какое безопасное количество?

Копосов:

- Полбиодозы. Потому что одна биодоза это уже эритема кожи.

Шевцова:

- Евгений, здравствуйте.

- Добрый день. Я врач, и моя тема была морфология пигментных невусов и меланома. Не только инсоляции приводят к меланомам, но и хронические травмы этих пигментных невусов. Но меланомы, невусы у детей обладают такой способностью, что морфологически они меланомы, но они ведут себя как доброкачественная опухоль. Поэтому надо удалять эти опухоли до полового созревания. Вот есть у ребенка большое пигментное пятно – удалите, пожалуйста, на волосистой части. Я сделал это со своим сыном, со своей внучкой.

Копосов:

- Если у ребенка много невусов, то, видимо, не нужно их удалять все. Есть такие меланоцитарные невусы, те невусы, которые, скорее всего, через несколько десятилетий станут меланомой. Вот именно такие меланоцитарные невусы, они имеют специальные клинические характеристики, видимо, по мере роста организма от них нужно избавляться, но это решается в каждом конкретном случае индивидуально. Травмирование же пигментных пятен – это очень и очень опасная ситуация.

Шевцова:

- В любом случае надо показаться врачу.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ