С ветерком
по Карелии

Экспедиция «КП» промчала на снегоходах
170 километров по лесам, озёрам, рекам и
болотам Северного Приладожья

С ветерком
по Карелии

Экспедиция «КП» промчала на снегоходах
170 километров по лесам, озёрам, рекам и
болотам Северного Приладожья

Москва – Сортавала

Ночной поезд от столицы до города Сортавалы в Карелии идет меньше 14 часов. Мы сели на него вечером в 18:45 на Ленинградском вокзале и в 8:22 утра уже были на месте. Здесь нас встретил автобус с нашим давним приятелем Андреем Сущеней, и мы сразу отправились на снегоходную базу «Уксунлахти» на берегу одноименного залива Ладоги. То есть самой Сортавалы мы в утреннем сумраке практически не видели. Потому, по пути до базы, ознакомимся со справкой об этом небольшом карельском городке.
Сортавала располагается на северо-западном берегу Ладожского озера, в полусотне километров от финской границы. Здесь проживает порядка 15 000 человек, но при этом город считается вторым по посещаемости в республике (после Петрозаводска) из-за его близости к туристическим жемчужинам Карелии мраморным каменоломням Рускеалы и православной святыне острову Валаам.
Историки считают, что племена саамов поселились тут еще 8 тысяч лет назад. Финно-угры подтянулись сюда заметно позже в X-XI веках н.э. с территорий нынешних Финляндии, Эстонии и южных берегов Онежского и Ладожского озер. В результате смешения этих племен и образовалась народность под названием «корела» (предки современных карел).
Что касается русичей, новгородцы объявились тут пару столетий спустя. Присоединили эти земли к своему княжеству и обратили местных язычников в православие. Забавно, что некоторые исследователи связывают с этим даже происхождение названия Сортавала. Якобы топоним произошел оттого, что именно сюда прогнали православные монахи чертей с острова Валаам. «Sorta», мол, произошло от русского «чёрта», а «valta» – от финского «сила» и, получилась Сортавала – «чёртова сила». Впрочем, вариантов возникновения названия этой местности так много, что в них ни упомянутый чёрт, ни учёные до сих пор никак не разберутся.

День 1.

«Уксунлахти» – «Черные камни»

Тем временем мы доехали до базы «Уксунлахти», где уже, наконец, пересели на снегоходы. В первый день «снегопробега» нам предстояло проехать порядка 90 км по карельским сугробам, в сторону от Ладожского озера. Маршрут пролегал по лесам, рекам, болотам, горам, озерам и на бумаге выглядел так: Уксунлахти – Уксунйоки – Мустосуо – Муставаара – Янисъярви.
Чтобы разобраться с этими названиями, устроим маленький урок финского языка. Местные топонимы представляют собой слова, состоящие из двух финских корней, в которых вторая часть четко указывает, о каком географическом объекте идет речь: «лахти» это залив, «йоки» река, «суо» болото, «ваара» гора, а «ярви» озеро. Теперь, если еще раз посмотреть на маршрут, вам станет ясно, где у нас было болото, а где река и озеро.
Первый день выдался пасмурным и относительно теплым. Мы бодро стартовали, но на маршруте часто вязли в сугробах, а порой и переворачивались в глубоком (местами по пояс) снегу. Вытаскивали поочередно увязшие по уши снегоходы, а они, на секундочку, весят под 300 кг.
В итоге маршрут получился долгим и до базы «Черные камни» мы добрались уже затемно, хотя последние полтора десятка километров по озеру Янисъярви мы промчали, бешено газуя, чтобы не завязнуть в озерной снежной каше. Она образуется оттого, что между снегом и льдом даже в морозы выступает вода. Такие участки нужно проезжать на полном газу.

День 2.

«Черные камни» – Рускеала – «Времена года»

Маршрут второго дня был короче (не более 80 км), но заметно интереснее вчерашнего. Нам предстояло увидеть карьер Рускеала и вновь вернуться на берега Ладоги (если точнее, её залива Ораванселькя). С погодой повезло: было -15 мороза, яркое солнце и свежевыпавший снег «пухляк». По соседству с «Черными камнями» проехали зоотерриторию, на которой не раз видели стада маралов и косуль, которых здесь разводят в условиях дикой природы.

В Рускеале мы предпочли известному Горному парку, окультуренному под туристов (с дорожками, видовыми площадками, лестницами, оградами и мостиками), другой заброшенный рускеальский мраморный карьер посреди дикой природы.
Там никого кроме нас в тот момент не было. Поснимали каменоломню, где сейчас уже ничего не напоминает о былом производстве. Этот карьер представляет собой глубокий кольцевой каньон с озером на дне, по льду которого мы сделали несколько символических кругов на снегоходах.

А в окультуренный Горный парк Рускеала лучше заехать как-нибудь летом, с семьями. Он, конечно же, того стоит и имеет свою интересную историю.

Первыми добычу мрамора здесь начали шведы во второй половине XVII века. Разработки шли до завершения Северной войны, по итогу которой эти земли вновь стали русскими.

При Петре I эти каменоломни пришли в упадок и были заброшены, а вспомнили о них только при Екатерине II. Тогда деревушка Рускеала превратилась в большой поселок. Огромные глыбы мрамора зимой на санях вывозили к Ладоге, а весной на парусниках в Санкт-Петербург.

Рускеальским камнем украшены Исаакиевский собор, Мраморный дворец, Казанский собор и многие архитектурные шедевры в окрестностях Северной столицы Царском Селе, Гатчине, Петергофе.

…В этот день мы так же нередко переворачивались и утопали в снегу, но устали меньше, чем накануне. Видели заброшенные финские хутора (эти территории неоднократно переходили из рук в руки между СССР и Финляндией в период с 1939-го по 1944-й годы), озёра Вахваярви и Ристиярви.

На базу «Времена года» приехали еще засветло по льду ладожского залива Ораванселькя. Тут нужно отметить, что базы в Карелии просто роскошные, с отличными условиями размещения, банями-саунами (чтобы попариться и отогреться после дня, проведенного на морозе) и вкусной карельской кухней.

День 3.

Ладожские шхеры — исторический парк «Бастион»

В последний день мы планировали побывать на сакральном острове Валаам, но неблагоприятные погодные условия на Ладоге внесли свои коррективы. Значительная часть крупнейшего в Европе пресноводного озера весь февраль оставалась открытой из-за штормового ветра и по технике безопасности аэролодки на Валаам не ходили. Пришлось провести весь день в Сортавале и её окрестностях. Уже без снегоходов.
Поездку на Валаам нам заменили путешествием на той же аэролодке вдоль изрезанного заливами побережья по Ладожским шхерам. Шхерами называют архипелаг мелких скалистых островов вдоль прибрежной полосы, отделенных друг от друга узкими проливами. Ладожские шхеры это большие и малые острова у изрезанного узкими заливами северо-западного и северного побережий Ладоги. Из более чем шестисот ладожских островов около пятисот щедро рассыпаны именно тут.
А оставшееся до отправления вечернего московского поезда время мы провели в историческом парке «Бастион» на окраине Сортавалы. Экспозиция в парке самая разноплановая. На большой его территории есть и свой «Каменный век», и выставка деревянных скульптур насекомых, и музей «Четыре фронта» (реконструкции советских казарм первой половины ХХ века), и реконструкция древней крепости викингов.

Экскурсии в советских казармах казённые и скучноватые, а вот во владениях викингов более чем занятно и познавательно и все экспонаты доступны тактильно, то есть их можно потрогать-пощупать: примерить на себя доспехи, помахать мечом, и даже пострелять из луков, арбалетов или метнуть в цель копье или топор. 

Есть тут и кузница, где можно помахать молотом, и гончарная мастерская, где вас ждет мастер-класс по лепке посуды. И гиды-эрудиты тут веселые и бородатые настоящие викинги в соответствующем прикиде. Правильнее, конечно, здесь побывать с детьми, но, признаемся, и нам, взрослым мужикам, было нескучно.

В общем, говоря по-карельски, «терве туллес» (добро пожаловать) в Сортавалу, не пожалеете!

ТЕКСТ: Рамиль Фарзутдинов

ФОТО: Рамиль Фарзутдинов, Евгений Сазонов, Андрей Сущеня

УЧАСТНИКИ ПРОБЕГА:
Вадим Горяинов, Дмитрий Паппе, Евгений Сазонов, Игорь Сичка, Александр Тарасов и Рамиль Фарзутдинов

Terveh!

Спасибо за интересный маршрут турфирме KareliaOK и отдельный респект её директору Андрею Сущене — нашему давнему другу и надежному проводнику.