2016-06-22T12:17:02+03:00
Комсомольская правда
3

Геннадий Онищенко - о мельдонии, комаре Зика, запасах отечественных презервативов и ВИЧ-инфекции

Геннадий Онищенко.Геннадий Онищенко.Фото: Евгения ГУСЕВА

Помощник премьер-министра РФ дал интервью сайту "Комсомольская правда" [видео]

...В студию Геннадий Онищенко зашел легким спортивным шагом - все-таки сказываются юношеские увлечения спортом. И, хотя доктор занимался не легкой, а как раз наоборот, тяжелой атлетикой, а именно – поднятием штанги, обойти скандал с олимпийской командой России по легкой атлетике никак не было возможно.

- Геннадий Григорьевич, скажите, почему так случилось, что четверть нашей сборной (я имею в виду легкоатлетов) не попадет на Олимпиаду в Рио? Почему за рубежом потеряли всякую совесть и всякий здравый смысл, наказывая всех спортсменов скопом?

- Пьер де Кубертен, который в новейшей истории возродил идею олимпизма, прежде всего преследовал цель, чтобы Олимпийские игры были вне политики, чтобы они были площадкой для примирения мыслящих людей. Сегодня Олимпиада превратилась в свою противоположность, в орудие решения политических вопросов, создания политической напряженности. И вот я лично в этом вижу мощный шаг к разрушению олимпийского движения. Я думаю, что создается прецедент, когда Олимпийские игры просто утратят свой первоначальный смысл, утратят всю ту сакральную ауру, которая вокруг них была создана, и превратятся в заурядную площадку для выяснения политических отношений. Но это, как говорится, на полях. А по сути, наши спортсмены самые «чистые». Самые «грязные», больше использующие всякого рода стимуляторы, это американцы и немцы. Я не знаю, как бы наши спортсмены выглядели, если бы они имели равные возможности со спортсменами стран, где развита фармакология. У нас, к сожалению, фармакология сегодня, не только спортивная, но и обычная, лечебная, находится на очень низком уровне. Мы практически утратили ее в период безвременья после 91-го года.

И наши спортсмены пользуются теми стимуляторами, которые для американцев, для немцев, для других стран являются не то что вчерашним, а позавчерашним днем. Спорт высоких достижений сегодня невозможен без использования фармакологических препаратов, которые восстанавливают организм после тех запредельных нагрузок, которые испытывают спортсмены. Настолько высоко поднята планка спортивных достижений. Есть виды спорта (например, тяжелая атлетика), в которых есть очень четкие критерии: сколько человек вырвал, толкнул.

Так вот, те килограммы, которые сегодня являются олимпийскими, мировыми, национальными рекордами, достигнуты с использованием препаратов. Даже витамины идут в ход, чтобы улучшить метаболизм, то есть обмен веществ. В организме молодого человека, занимающегося спортом высоких достижений, он гораздо выше, чем банальный механизм, который используется в обычной жизни. И он нуждается в поддержке.

- Почему тогда наших ловят, а не американцев?

- Американцы, имея более высокие стимуляторы другого поколения, заставили международные организации ввести мельдоний в список запрещенных, хотя раньше он широко применялся… Я помню, в Минздраве Советского Союза мы этот мельдоний внедряли. Прошло уже 30 лет.

- Он сейчас в аптеке лежит.

- Лежит, он используется для лечения, и будет использоваться для лечения людей. А анаболические стероиды, которые так же запрещены в спорте, они же тоже используются для лечения. После тяжелого заболевания или сложной операции человеку же надо восстановиться.

- Так почему на нас за этот мельдоний «наезжают»?

- Как почему? Им нужно выиграть Олимпийские игры. Смотрите, на всех Олимпиадах наши спортсмены выигрывали с низкими стимуляторами по сравнению с соперниками. Если всех уравнять, отобрать всё… У американской и германской сборной в жилах течет не кровь, а раствор всех мыслимых и немыслимых видов стимуляции организма человека.

- А зачем мы с ними тогда дискутируем? Давайте вообще бойкот объявим, как в свое время американцы объявили бойкот Олимпиаде-80, если они так издеваются над нами и над здравым смыслом.

- Нет, они не издеваются. Я это расцениваю как истерику от беспомощности. Они ничего не могут сделать с Россией сегодняшней, когда мы не подчиняемся им. Все в мире под козырек берут, а русские - нет. Наша секретарь комсомольской организации госпожа Меркель, которую мы воспитали в своем комсомоле, она же под козырек берет перед американцами.

- Плохо комсомол воспитывал будущих федеральных канцлеров.

- Это в том числе и ваша газета виновата, что вы им не давали той прививки самостоятельности, которая нужна была бы.

- Мы же не знали, что она будет…

- Продукт надо готовить на все случаи жизни.

- Вы имеете в виду Меркель?

- В данном случае – да, политический продукт. Но мы отвлеклись. Ведь не все спортсмены употребляли запрещенные препараты, и они – сильные конкуренты. Тогда решают: снять всю команду, хотя это явно абсурдное решение. Как это можно, снимать всю команду? Я поймался – меня снимайте. А если вы тренировались и не пользовались этим препаратом, почему вы должны страдать? В конце концов, наша страна может собрать мальчишек из обычной секции юношеской и отправить на Олимпиаду. Они-то чистые. Это право страны.

Кто дал право этим клоунам, руководителям олимпийского движения, так оскорблять страну и спортсменов? Они хоть зарядку по утрам делали когда-нибудь? Судя по их внешнему виду, нет. А по некоторым даже видно, что они страдают и другими привязанностями, к другим стимуляторам, которые не относятся к спорту вообще.

Геннадий Онищенко. Фото: Евгения ГУСЕВА

Геннадий Онищенко.Фото: Евгения ГУСЕВА

- Мы сейчас всё правильно делаем –имею в виду реакцию нашего руководства, спортивной общественности, болельщиков?

- Наша страна никогда себя неправильно не ведет. Другое дело, чтобы нам не сорваться в истерику, надо пройти это испытание достойно. Но то, что сегодня олимпийское движение, идея олимпизма поставлена под большой вопрос, это абсолютно очевидная вещь.

- Вы как Виктор Степанович Черномырдин, он говорил: курс у нас один – правильный.

- А почему Виктор Степанович Черномырдин не может быть для нас с вами ориентиром?

Человек, который первым в огромной стране осознал необходимость изменений, первый, кто в той еще советской системе перевел целую отрасль на экономические рельсы. Ведь он ликвидировал министерство и создал акционерное общество. Это еще тогда, когда об этом и вслух не говорили. Для своего времени он был человеком очень передовых взглядов. А вот тот период, когда он был премьер-министром, был самым тяжелым в истории нашей страны. И благодаря его такой мужицкой, житейской мудрости многие вопросы уходили, разрешались. Он был талантливый руководитель.

- Я согласен с вами... Все знают Геннадия Григорьевича Онищенко как легендарного Главного санитарного врача Российской Федерации.

- Я надеюсь, в слове «легендарный» никакого изъяна…

- Без кавычек. У меня все герои либо легендарные, либо великие.

- Давайте, об этом за скобками.

... о санкциях и продутовом эмбарго

- Хорошо. Следующий блок вопросов касается форума, который прошел в Санкт-Петербурге.

- Жизнь, история дала нам уникальный шанс. Он состоит в том, что есть эмбарго с двух сторон – и с той, и с этой стороны.

- С их стороны санкции, с нашей – эмбарго.

- Есть эмбарго и с той, и с другой стороны. Есть низкие цены на нефть. А учитывая, что с пониманием процессов и работы на опережение у нас не всегда все получается, мы в какой-то мере приперты к стене. И этот уникальный шанс мы должны использовать не на 100 и не на 200, а, по меньшей мере, на 300-400 процентов. В том числе и применительно к форуму. Мы его называем Санкт-Петербургским.

- Он по сути европейский.

- Да, в числе прочих обсуждалась и тема, которая мне близка особенно: о соизмерении инфекций, экономического ущерба, который они производят – а это действительно очень серьезная тема, со своей историей. Но я не буду даже в советское время опускаться, я напомню о том, что в 2006 году в том же Санкт-Петербурге собрались главы восьми самых сильных государств мира и вопросу инфекций был посвящен один из трех вопросов, которые обсуждались. Тогда была принята целая декларация по профилактике инфекционных заболеваний. И когда я сегодня слышу от наших новых организаторов, что впервые на таком форуме обсуждается вопрос экономической значимости борьбы с инфекциями, кроме смеха, это не вызывает ничего.

... о прививках против гриппа и нфекционной безопасности

- Но проблема-то совсем не смешная…

- Еще бы! Вот кто-то взял и посчитал бы, что нам дает вакцинация против гриппа. Даже в своем ущербном, секвестированном виде, в котором она проводится! Уверяю, счет пойдет даже не на миллионы рублей, а гораздо больше. Всего-то 40 миллионов человек вакцинируются перед каждым эпидемическим сезоном. Но дело не только в экономическом эффекте. Тут поднимается вопрос о биологической безопасности нашей страны. Я говорил об американских лабораториях, которые есть в Грузии, открываются в Казахстане, начинают строиться на Украине.

- Они не могут комара Зика на нас оттуда напустить?

- Комар Зика это детский лепет на лужайке по сравнению с тем, что они могут сделать. Это военные микробиологи, которые будут работать. Ясно, что они не будут думать о здоровье детей, потому что их не этому учили, у них не эти задачи. …

Вот яркий пример – Одесса. Очень уязвимый в эпидемиологическом плане регион. Только я за свою не очень продолжительную профессиональную жизнь в Одессе занимался двумя вспышками холеры. Сегодня в Одессе уже 300 больных.

- Каких больных, чем они больны?

- Не могут разобраться. Только вчера вечером появилось сообщение, что это ротавирусная инфекция. То есть у них уже 300 больных, а они не могут диагноз поставить.

- Нам нужно их спасать или обороняться?

- Нас это беспокоит не потому, что мы хотим позлорадствовать. Нас беспокоит, способны ли мы справляться с подобными вызовами? Есть ли у нас эффективная системы лабораторной диагностики? Сезон холеры в августе начнется.

- Где?

- Вообще. Это сезон, когда поднимается заболеваемость холерой. Так вот, если, не дай Бог, занесут в Одессу холеру и так они будут разбираться, как с ротавирусом, то мало не покажется и нам. А там еще этот господин, который президентом Грузии попрыгал, теперь администрацией Одесской области рулит, ничего против эпидемии не предпринимает…

- Так и Саакашвили может тогда заразиться этими всеми болезнями.

- Если бы он заразился, я бы, может быть, отступил от своих корпоративных принципов и порадовался бы. А вот почему страдают миллионы несчастных людей, живущих в Одесской области и других частях Украины, это меня, конечно, тревожит. А еще волнует опасность для населения нашей страны, ведь для болезней нет государственных границ. Плохо будет там – перекинется к нам. А мы готовы дать бой? Боюсь, не очень…

...об импортозамещении

- Когда мы ждали вас в гости, то опубликовали анонсы, в том числе в Твиттере. Знаете, вас, оказывается, любят наши посетители. Многие говорят, что Онищенко еще до санкций и эмбарго предвосхитил политику импортозамещения. Именно Онищенко в свое время, проявляя дальновидность, стал настаивать на запрете иностранных продуктов и замене их на отечественные. Все помнят историю с «ножками Буша» - куриными окорочками из США, названными в народе в честь тогдашнего президента Америки.

- Надо отдать должное, в конце прошлого века «ножки Буша» сыграли очень существенную роль в поддержании нашего биологического баланса. Но когда они совсем скатились до того, что каждую ножку можно было бы считать практически химическим боезарядом, настолько безобразно соблюдались технологии по пестицидам, ядохимикатам, по стимуляторам роста и т.д., просто необходимо было их запретить. Так вот, тогда наша страна производила 800 тысяч тонн белого мяса.

- То есть птичьего.

- Да. Этого было недостаточно. Но в правительстве у нас был очень мудрый человек Виктор Алексеевич Зубков, курировал сельское хозяйство. И когда я ему доложил про ядовитые ножки, он начал реализовывать программу развития отечественного птицеводства. Что позволило в очень короткое время начать производить 3 миллиона тонн белого мяса.

- Без всяких добавок вредных?

- С соблюдением всех требований.

- Курятиной пахло?

- Почему пахло? Она и сейчас пахнет, наша отечественная курятина, как вы выражаетесь. Назовем это белым мясом. Конечно, это маловато, надо бы еще миллион добавить, до 4.

- Так добавьте.

- Беда в том, что мы не удовлетворяем физиологический спрос, но покупательная способность… Не могут покупать люди даже этот объем. И сейчас уровень продаж немного даже снижается.

- Подешевле можно продавать.

- Вот это хорошая подсказка. Уверен, производителю есть куда снижать цену… Не хотят…

- Вы подскажите в правительстве как помощник премьер-министра.

- Понимаете, у нас рынок якобы цены регулирует…Но давайте не уходить от темы – мы ж про импортозамещение говорим. Так вот, такая же программа, как с белым мясом, работает сейчас по производству молока. Здесь более многоплановая проблема. Во-первых, у нас сильные соперники - транснациональные компании, которые вошли в наш рынок. А кроме того, я сторонник того, чтобы мы отличали цельное молоко от восстановленного.

- На вкус?

- Чтобы мы его отличали в производстве, в торговых сетях. Чтобы человек приходил в магазин и читална этикетке бутылки: вот это цельное молоко, которое было выдоено на вечерней дойке, а во второй половине следующего дня я его купил. Это живое молоко, это цельный белок, это сохраненные витамины, микроэлементы и т.д.

А что такое восстановленное молоко? Это килограмм сухого молока разводится, грубо говоря, ведром воды. Его, конечно, можно пить, но это другого качества продукт.

Геннадий Онищенко. Фото: Евгения ГУСЕВА

Геннадий Онищенко.Фото: Евгения ГУСЕВА

... о вреде пальмового масла

- А вот потребители просят: «Ответьте, насколько вреден заменитель молочного жира. Как обойтись без этой гадости?» Речь, видимо, идет о пальмовом масле?

- Мы покупаем сегодня 600 тысяч тонн пальмового масла. В пересчете на одного человека это 4,5 килограмма.

- В год?

- В год. В Европе это 11 кг. Американцы потребляют 3,5. Суточная норма насыщенных жиров содержится в 1 кг масла, выше которой нежелательно потреблять. Вот представьте, мы с вами за год потребляем только 4 суточных нормы. В советское время тоже покупали пальмовое масло. Но только для производства туалетного мыла. Разрешение на использование пальмового масла в продуктах питания ввели в 90-е годы. Это была вынужденная мера, потому что не хватало еды. Мое глубокое убеждение, что сегодня от пальмового масла надо отказываться, потому что у нас есть свое масло.

- Не пальмовое.

- У нас есть и соевое, и льняное, и подсолнечное, и т.д.

- Так давайте откажемся.

- Давайте отказываться.

- Что для этого нужно?

- Вот нам говорят: вы покупаете «Пошехонский сыр». Но он не «Пошехонский сыр», от него между пальцами течет желтоватая жидкость.

- Тогда писать: «Пошехонский (пальмовый) сыр».

- Нет, надо писать не «Пошехонский сыр». Это произведение, во-первых, должно быть в другом ценовом диапазоне, гораздо более дешевом, и называть его должны не сыром, а сырным продуктом. Тогда никто никого не будет обманывать. Пожалуйста, хочешь более дешевое, покупай, но точно понимай, что это – не сыр.

- А что же не вводится такое правило?

- Это давно введено. Если закон нарушается (а это делается, к сожалению), злоумышленники должны нести ответственность. Но поскольку мы договорились не кошмарить бизнес, то его и не кошмарят…

- Давайте тогда кошмарить, и дети не будут гибнуть, и еда будет съедобной…

- Конечно, я не выгораживаю надзорные органы. Их государство выгородило, опрометчиво сказав: один раз в три года проверять. Да, есть объекты, на которые можно и 5 лет не ходить. А есть объекты, на которые нужно если не каждый месяц, то хотя бы 1 раз в квартал.

Но, но! Есть очень мощный резерв, который мы не используем. Это закон о защите прав потребителя. Мы любим помитинговать на кухне, посидеть на лавочке возле подъезда. Но если бы мы, зная свои права, умело их использовали, тогда, я думаю, все недобросовестные производители, торговые сети боялись бы потребителя.

... о запрете презервативов Durex

- Мне не простят, если я не задам вопрос по поводу запрещения презервативов Durex. Кому нужен такой запрет?

- Я не знаю, почему вы поддаетесь на дешевые провокации, которые, как я предполагаю, специально очень грамотно раскручивает та организация, которую вы пытаетесь не назвать. Запрещали, как я понимаю, надзорные органы, имея все правовые основания.

- А своими качественными изделиями № 2, как говорили в советские времена, мы обеспечим население?

- Они вам очень нужны?

- А почему нет? Не только мне. Скажем, в качестве защиты от ВИЧ-инфекции.

- Я вам так отвечу: этого добра – презервативов - в нашей стране хватает. И не лейте крокодиловы слезы по поводу той пресловутой фирмы, о которой вы так печетесь.

- Геннадий Григорьевич призывает население пользоваться отечественными презервативами и другими контрацептивами. Я правильно понял?

- В данном случае господин Гамов вас к этому призывает. Я сказал то, что я сказал.

... о ВИЧ

- Геннадий Григорьевич, а насколько серьезна сейчас в стране проблема ВИЧ-инфицирования?

- Работая в Министерстве здравоохранения Советского Союза, я знал первого ВИЧ-инфицированного, который был диагностирован в нашей стране.

- Он жив?

- Это было на Соколиной горе, 2-я инфекционная больница города Москвы. Его звали Владимир Красичков, он был военным переводчиком в Танзании, там заразился. Умер он от саркомы Капоши. Это классический исход для такого рода больных, как правило. И вот с этого момента, с первого больного и на сегодняшний день, я с разной степенью интенсивности этой проблемой занимаюсь.

А сегодня ВИЧ является, если хотите, тестом на гуманность нашего общества.

- Как понять?

- Очень просто. Когда появился ВИЧ, все перепугались, не только мы, но и весь мир. За эти годы, если брать за точку отсчета выявление первого больного (хотя наверняка они были и раньше), в следующем году будет 30 лет этой проблеме в нашей стране. Тогда ничего не было: ни лекарств (как и во всем мире), одноразового инструментария медицинского. И первой эпидемической ситуацией, которая потрясла всю страну, стало групповое заражение детей в республиканской детской больнице в Элисте. Тогда были приняты очень серьезные решения ЦК КПСС и Советом Министров СССР. В кратчайшие сроки было налажено производство одноразовых шприцев, разработаны и внедрены тесты на вирус, приступили к разработке и производству собственных лекарственных препаратов. Работа принесла свои плоды.

В прошлом году в нашей стране отмечено 5 впервые выявленных случаев заражения ВИЧ-инфекцией, которые эпидемиологи относят к предполагаемому внутрибольничному заражению.

- А если говорить о динамике – число зараженных увеличивается, уменьшается? Какими темпами?

- Что у нас сегодня есть? У нас есть политическая воля государства. Президент, председатель правительства держат эту проблему на постоянном контроле. И не просто смотрят, а принимают очень серьезные решения. В частности, по прошлому году 230 тысяч больных, которым было показано лечение, принимали его за счет государства. Не пустили на самотек, мол, каждый гражданин пусть сам за себя отдувается. Если бы еще решили вопрос с абсолютно необоснованной высокой ценой на антиретровирусные препараты… Предположим, один и тот же препарат одной и той же фирмы в Казахстане стоит 50 копеек, а у нас, допустим, 150 рублей. Это я порядок цифр называю, не называя, какой препарат. В этом есть заинтересованные структуры в нашей стране, прежде всего фармацевтический бизнес. Это бессовестно с их стороны.

- Давайте их тоже покошмарим.

- Это нужно сделать, и механизмы и инструменты в том числе и ФАС предлагала очень эффективные.

-Еще б они работали…

- Недавно проводилась целая акция Фондом социально-политических инициатив, Министерством здравоохранения, Роспотребнадзором, которая называлась «Остановить СПИД». Цель этой акции была объяснить молодежи, что сегодня люди, которые имеют в своей крови ВИЧ-инфекцию, должны быть вполне социализированы. Это значит, они могут и должны жить ровно столько, сколько живет их поколение, за счет поддержания лекарствами. У нас же люди с диабетом лечатся постоянно. Так и здесь. Второе. Они могут иметь семьи и детей, причем детей здоровых рождать. Показатель по прошлому году – 2,8% заражения детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Это один из лучших показателей в Европе.

- Вы не ответили на мой вопрос. У нас государство столько денег вкладывает в борьбу с ВИЧ-инфекцией. А динамика какая?

- Давайте так я скажу. Государство мало вкладывает, нужно больше вкладывать. Это моя оценка. По прошлому году все-таки нарастает число инфицированных. Дело в том, что у нас было до недавнего времени 3 эпидемии – наркомания, гепатит, ВИЧ. С гепатитом мы проблему острой стадии решили.

- С наркоманией – никак.

- Наркомания возрастает, к сожалению. Знаете, у медиков есть такой косвенный тест - идет продажа наркотиков в регионе или нет. Если там происходят какие-то сбои в доставке, то наркоманы интенсивно начинают обращаться к специальным врачам, в наркодиспансеры. Знаете почему? Потому что им могут для снятия абстинентного синдрома дать дозу прямо в больничных учреждениях. Вот перехватили полицейские хороший конвой с наркотой – наркоманы косяком потянулись в больницы. Так вот, нам надо 42 тонны.

- Чего?

- Опиатов, тяжелого наркотика, для того чтобы поддерживать этот баланс. Это по самым скромным подсчетам. Представляете, что это такое?

- В Китае смертная казнь применяется к тем, кто распространяет наркотики.

- Я не готов давать оценки политике Китая насчет смертной казни. Но я могу согласиться с вами, что мы в этом плане недорабатываем. И не случайно ликвидировали целое ведомство и борьбу с наркотиками вновь вернули в Министерство внутренних дел.

- А со СПИДом тоже нет движения?

- В мире каждые два года проходят глобальные конференции по ВИЧ/СПИДу. Наша страна включилась в этот процесс в 2005 году, когда президент объявил национальную программу здоровья. В прошлом году на конференцию приехали более 2,5 тысяч человек. Особенность этого форума состоит в том, что там собирается мировое научное сообщество, практики, ВИЧ-инфицированные, неправительственные организации, которые занимаются помощью ВИЧ-инфицированным. Это уникальный проект, который создан в нашей стране.

- Инициатором создания которого стал Геннадий Онищенко?

- Во всяком случае, я участвовал в организации первой конференции и всех 5 последующих. Более того, это единственная такая оптимальная площадка для Центральной Азии и Восточной Европы. В последней конференции у нас принимали участие 79 стран. В 2018 году мы снова соберемся в Москве. Это говорит о признании России как лидера в этом пространстве. Даже Украина к нам приехала, 60 человек, несмотря на всю ту истерию, которую развили и господин Порошенко, и вся эта камарилья.

- Это помогает нам с динамикой как-то справиться?

- Это помогает нам, во-первых, владеть ситуацией вокруг нас, проводить достаточно сбалансированную политику, делиться своими достижениями, изучать те достижения, которые есть в других странах в этом плане. Нам нужно расширить число участников. И, прежде всего – привлечь Министерство здравоохранения. Потому что получается так, что оно занимается самой важной, самой объемной частью проблемы - лечением, но учредителем конференции не является. Я думаю, что сегодня активным участником конференции должно стать и Министерство внутренних дел, на котором лежит профилактика ВИЧ-инфекции, распространения наркомании и т.д.

Конечно, вся работа должна вестись с акцентом на молодежь. В нынешнем году мы провели марафон против ВИЧ в Казани, а следующий будет в Екатеринбурге как наиболее уязвимом регионе, там очень высокая распространенность, он в лидерах, к сожалению. Затем, может быть, в рамках 6-й конференции можно будет провести в Москве пробег, с участием всех делегаций.

- А вы сами можете побежать?

- Вот в Казани я эту попытку сделал…

- Мы готовы вас поддержать.

- Когда побежим, так я и вас приглашу.

... о ситуации с медицинской помощью в стране

- Хорошо, договорились. Вот вопросы наших читателей. Сергей спрашивает: «Кто создал и поддерживает кризис, в котором, если приболел, то, считай, умер?» Ирина, формовщица: «Почему стало очень проблематично попасть в стационар через «скорую»? Отвезут больного только в состоянии полутрупа». «Почему в Москве закрывают ГКБ (городская клиническая больница), куда уходят миллиарды, уплаченные по взносам ОМС?» Я был в Туле, там позакрывали родильные дома.

- Все эти вопросы примерно на три часа разговоров.

- Главное, что вы их услышали.

- Я, как человек, ходящий по земле, могу сказать, что реформы идут, это хорошо, они нужны, но тщательно нужно следить за конечным результатом этих реформ, как их оценивают наши граждане…

- Вот так и оценивают.

- Разные есть оценки. Положительные тоже. В ближайшие дни с господином Хрипуном из департамента здравоохранения Москвы мы этот вопрос будем обсуждать. Я его приглашу на участок терапевтический, и мы с ним посмотрим, что нам скажут люди на этот счет. Вот это я вам обещаю. Что касается других регионов, то, конечно же, нужно более внимательно мониторить ситуацию и реагировать. Вот мое впечатление, что многих вопросов могло бы не быть, если бы за этим кто-то следил. А то, знаете, выпустили приказ и забыли про него. А люди, особенно пожилого возраста, у которых есть системные проблемы, которым периодически, к сожалению, приходится обращаться к врачам, задают вопрос: а почему я должен каждый раз видеть разные лица врачей? И совершенно правильный вопрос. И врачу неудобно, он видит первый раз пациента, приезжает к нему на дом, он должен изучить вот такую историю болезни. А вот институт участкового врача, который пережил и голод, и разруху, и не одну революцию, и эффективно со всем справлялся, почему-то сегодня задвинут на второй план. Есть вопросы, и правильно люди их задают. И спасибо им за терпение.

Интервью Геннадия Онищенко! [прямая трансляция]В понедельник, 20 июня, к нам в Комсомолку придет помощник премьер-министра России, бывший главный санитарный врач страны, легендарный Геннадий Онищенко.

ЧАСТЬ 1

Геннадий Онищенко - о трагедии в Карелии: "В лагере было нарушено все, что можно было нарушить"

Геннадий Онищенко дал большое интервью сайту «Комсомольская правда». Помощник премьер-министра России, бывший Главный государственный санитарный врач России рассказал о причинах трагедии на Сямозере в Карелии (подробности)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24