Василий Песков28 октября 2020 23:50

В природном заповеднике «Оренбургский» открыли мемориальную доску легендарному журналисту "КП"Василию Пескову

Василий Михайлович побывал здесь в день 20-летия заповедника
Василий Михайлович мечтал еще раз побывать в оренбургской степи. Фото: Сергей Жданов

Василий Михайлович мечтал еще раз побывать в оренбургской степи. Фото: Сергей Жданов

МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА НА КОРДОНЕ

26 октября 2020 года на домике кордона участка «Буртинская степь» природного заповедника «Оренбургский» открыта еще одна мемориальная доска легендарному журналисту "Комсомольской правды", экологическому просветителю и защитнику природы Василию Михайловичу Пескову.

Это уже седьмая по счету такая доска, вторая из открытых в этом, юбилейном для Пескова году. Недавно мы сообщали об открытии памятной доски на здании Воронежского отделения Российского географического общества. И вот теперь свой вклад в увековечивание памяти Василия Пескова на Оренбуржье внесли сотрудники заповедника во главе с директором Рафилей Бакировой и скульптором Александром Сукмановым.

Василий Михайлович побывал здесь 14 июня 2009 года, в день 20-летия заповедника. Степной природный заповедник «Оренбургский» - уникальный уголок дикой природы: на планете степи занимают всего 8 процентов суши, да и те в основном распаханы. Чудо, что в 1989 году, буквально на излете советского периода, удалось застолбить драгоценный участок оренбургской первородной степи в неприкасаемом статусе заповедника. А в 2015 году тут была запущена единственная в России программа создания полувольной популяции лошади Пржевальского, давно исчезнувшей из дикой природы, где 200 лет назад табуны этих лошадей заполоняли степь.

26 октября 2020 года на домике кордона участка «Буртинская степь» открыта еще одна мемориальная доска легендарному журналисту "Комсомольской правды". Фото: Антон Тыщенко

Сейчас сюда завезли группы из Франции и Венгрии. До 2030 года планируется создать устойчивую, самовоспроизводящуюся популяцию примерно в 150 голов. А когда Василий Михайлович приезжал сюда со своим оренбургским товарищем и коллегой, фотохудожником Сергеем Ждановым, команда «Буртинской степи» только готовилась к проекту. Песков принял участие в радиолюбительском марафоне, организованном Международным фондом охраны природы. В тот день радиолюбители почти двух сотен заповедников и национальных парков мира вели связь со степным кордоном. Песков тоже вышел в эфир, поздравил юбиляров и пожелал им новых успехов. А после сеанса связи подарил сотрудникам свои книги, которые до сих пор бережно сохраняются здесь. В журнале почетных гостей оставил фирменный автограф с автошаржем.

Василий Михайлович побывал здесь в день 20-летия заповедника. Фото: Сергей Жданов

Об этом посещении Сергей Жданов рассказал в журнале «Оренбургский край» (2014). Они вместе с Василием Михайловичем совершали летом 2009 года путешествие по маршруту: Аксаково, «Национальный парк «Бузулукский бор», по пушкинскому тракту вдоль реки Урал (Рассыпное, Нижнеозерное, Татищево), через Оренбург взаповедные степи. Вот как он описывает первую встречу Пескова с оренбургской степью:

«Степь цвела и благоухала... Повсюду лежали древние камни, рядом с кордоном средневековые кулпытасы и родник Кайнар. Во время очередной остановки у кайсацких кулпытасов Василий Михайлович заметил: «Степь - колыбель цивилизации. Самые древние поселения человека найдены здесь. Оренбургская степь - удивительное пространство, по которому происходило движение народов, пролегали пути с востока на запад и с запада на восток. О степи стоит рассказать, она неповторима и легко ранима».

Особый восторг Пескова вызвали цветущие шары перекати-поле, которые такими он видел впервые. Долго рассматривал мелкие душистые белые цветочки, пытался выдернуть шар из земли, но кустик так крепко держался многометровыми корнями, что даже не пошевелился.

Степной природный заповедник «Оренбургский» - уникальный уголок дикой природы. Фото: Сергей Жданов

Жданову удалось сделать тогда редкий кадр: над Песковым парил полуметровый лунь, степной ястреб. Очень взволновался Василий Михайлович, услышав пение иволги. Её гнездо располагалось в нескольких метрах от домика кордона. Во время прогулки у ручья обрадовался встрече с бекасом: «Давненько не видел этого легендарного кулика, воспетого Тургеневым и Аксаковым». Ночью Василий Михайлович заслушался трелями соловья рядом с родником Кайнар, вспомнил записки Аксакова, где тот описывал свой восторг от этого пения «поздно вечером.., при свете потухающей зари, при блеске звезд...»

Василий Михайлович много говорил о том, что значение степи в жизни современного человека трудно переоценить. С другой стороны, степь повсеместно стала уничтожаться, превращаться в агроландшафт. Песков сокрушался, что в природоохранной политике государство, к сожалению, придерживается остаточного принципа.

«Дело дошло до того, что в лесной державе упразднили департамент леса, закрыли научные станции, олигархи покушаются на заповедные территории. Очень важно сохранить древнюю степь для будущих поколений, - говорил он. - Грустно признать, но на «клочке земли, припавшем к трем березам» частенько видишь кучу мусора»...

Лошади Пржевальского. Фото: Антон Тыщенко

Песков долго беседовал с сотрудниками кордона и сказал, что именно на таких бескорыстных людях заповедное дело держится.

«Я много путешествую по заповедникам России, бывал на Аляске, в африканских и заокеанских заповедниках, - размышлял он, - и скажу вам, что заповедное дело в России поставлено по многим показателям лучше, чем в других странах. В Европе заповедники - скорее формальность, все земли заняты, остались маленькие клочки. Мировая тенденция – использовать заповедники в целях наживы, массового туризма. У нас есть настоящие заповедные территории, нетронутые уголки дикой природы, и сберегли их скромные, честные, трудолюбивые работники заповедников и национальных парков».

Василий Михайлович оставил на память свою книгу с дарственной надписью. Фото: Сергей Жданов

Василий Михайлович мечтал еще раз побывать в оренбургской степи. Со Ждановым они собирались восстановить в аксаковском имении водяную мельницу, нашли аналог, договорились о поездке. Не пришлось... Но степняки, как видим, не забыли внимания Василия Михайловича к ним. И сделали свой подарок великому натуралисту, чьи заветы помнят и чтят и поныне.