Общество

Мы вместе с незрячим прошли по городу: Насколько доступна доступная среда?

41-летний Павел Обиух рассказал, что жизнь незрячих делает проще не только инфраструктура, но и специальная техника
Павел Обиух - человек с двумя высшими образованиями и эксперт по доступной среде. Фото: автора

Павел Обиух - человек с двумя высшими образованиями и эксперт по доступной среде. Фото: автора

Встречаемся на Полежаевской, на остановке у метро. Когда Павел выходит из троллейбуса, я его, конечно, сразу узнаю - по белой трости. Павел Обиух - человек с двумя высшими образованиями, кандидат педагогических наук, признанный эксперт в области доступной среды.

Павлу 41 год и он ничего не видит. Глаукома.

- Зрение постепенно ухудшалось. Школьную программу я получал в интернате для слабовидящих. Видел плохо, но тогда еще мог читать сам, без спецсредств. С 22 лет я вообще ничего не вижу.

Смартфон - незаменимый помощник. Павел ведет пальцем по экрану, а специальная программа голосом воспроизводит содержимое страницы. Фото: автора

Смартфон - незаменимый помощник. Павел ведет пальцем по экрану, а специальная программа голосом воспроизводит содержимое страницы. Фото: автора

С Павлом мы договорились сделать репортаж о том, как незрячий человек может перемещаться по современному городу и существует ли доступная среда, о которой так много говорят. Хочется представит себя на месте человека, который ничего не видит и объяснить читателям, что это такое.

- Позитивные изменения связаны не только с изменением структуры города, но и с развитием технологий, - рассказывает Павел. - Я приведу пример. Возьмем поход в магазин. Там стало гораздо проще. Мне сейчас не нужно считать наличные деньги, я могу расплатиться картой. Это плюс. Но все магазины переехали в торговые центры. И это минус.

Мне неловко. Но я все же спрашиваю:

- А раньше вас с деньгами обманывали? Случалось такое?

- Некоторые почему-то многие думают, что на купюрах есть какие-то тактильные полосы и мы можем наощупь их определять. Это не так. Только зрячий человек мог подсказать. На доверие. Бывало, что обманывали, но это один случай на десять тысяч! И такое в любой стране может случиться. Я как-то прилетел в Прагу и поехал на такси в гостиницу. Чехия как раз переходила на евро и там ходили две валюты, евро и кроны. И я случайно таксисту отдал сто евро вместе ста крон. Это прям большая разница по курсу. А он молча взял и уехал.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Итак, идем в метро.

- Вот мы сейчас с вами стоим у спуска. Перед лестницей ступенька…

- Для незрячих ступенька не проблема. Трость у меня впереди, я всегда могу найти эту ступеньку и шагнуть на нее. Для нас куда более важна информация, как мне добраться до этой станции, как ее найти. Предположим, что я на этой станции никогда не был, это новый для меня маршрут. Я вышел из автобуса. Как мне искать метро? В какую сторону идти? Вот в этом сложность.

- И что остается? Только спросить у кого-то?

- Да. Только спросить.

Для начала Павлу нужно найти тростью край автомобильной дороги. Это его ориентир - идти от остановки вдоль дороги и упереться в подземный переход.

В метро спускаемся на Полежаевской. Фото: автора

В метро спускаемся на Полежаевской. Фото: автора

Спускаемся. Со ступеньками все действительно несложно - Павел чувствует тростью, что они уходят вниз и просто шагает. А вот дальше... В столице во многих местах проложена тактильная плитка. Но здесь ее нет. Павлу приходится просто идти вдоль стены, простукивая тростью, и… удаляясь от входа в метро. Но мой спутник понимает это лишь когда доходит до лестницы на противоположной стороне улицы. Приходится развернуться и, двигаясь вдоль другой стены (она теперь слева), искать вход.

На полу наконец появляется тактильная плитка с продольными линиями - они указывают направление движения. Павел доходит по этим блокам до входа в метро. А перед дверями, кстати, тоже лежит тактильная плитка. Только другая - точечная (ее еще называют «с пупырышками»). Это означает, что дальше будет преграда, нужно быть осторожным.

- Если бы была линия, которая вела бы сразу после спуска к дверям метро, это, конечно, было бы удобнее, - констатирует мужчина. - У нас есть государственный стандарт укладки тактильной плитки. Но к сожалению, его приняли уже после того, как во многих местах положили плитку. Мне рассказывали, что первые рабочие вообще были уверены, что это покрытие - для красоты.

По словам Павла, это проблема покрытия на многих железнодорожных станциях - вокруг точечной тактильной тактильной (она означает «стоп, дальше препятствие») положена мелкая плитка, которые при «прощупывании» тростью довольно похожи. Фото: автора

По словам Павла, это проблема покрытия на многих железнодорожных станциях - вокруг точечной тактильной тактильной (она означает «стоп, дальше препятствие») положена мелкая плитка, которые при «прощупывании» тростью довольно похожи. Фото: автора

Тактильная плитка - это вообще целая система сигналов. Например, сначала линии тянутся вдоль, а потом несколько плиток со скошенными линиями поперек.

- Они показывают, где вход, - объясняет Павел. - То есть ты чувствуешь, что линии идут вдоль, вдоль, а потом поперек, мне сразу понятно, что здесь можно повернуть и что-то найти.

Итак, проходим на Полежаевскую. Турникет. Еще один спуск по ступенькам вниз. Как и говорил Павел, на этой станции для него никаких ориентиров. И вот тут включается человеческий фактор. Видя, что человек с тростью, люди подходят, интересуются, нужна ли помощь. Предупреждают, что буквально в паре метров край платформы. То же самое, когда прибывает поезд. Это зрячим видно, где дверь остановившегося вагона. Павлу нужно определить ее, ведя тростью вдоль вагона. Люди и тут подходят, предлагая провести в вагон. Павел благодарит, но старается все делать сам.

Фото: автора

Фото: автора

ДО ЧЕГО ТЕХНИКА ДОШЛА

Уже в вагоне Обиух достает телефон. Помимо трости это его главный гаджет для перемещений в пространстве и вообще. Экран полностью темный. Там, под темнотой, все как у зрячих - иконки приложений, записная книжка, сообщения. Сейчас Павлу нужно прочесть расписание пригородных электричек от Нагатинской (он живет в городе Домодедово). Мужчина водит по экрану подушечкой указательного пальца, а программа читает ему вслух приятным женским голосом.

- Есть навигаторы, которые разработаны специально для слепых. Например, я еду в Подмосковье на маршрутке. В маршрутках остановки не объявляют. Но я при помощи этого навигатора поставил маркер на той остановке, которая мне нужна. Установил звуковой сигнал. Я сижу, спокойно слушаю музыку в телефоне, но за 500 метров до остановки приложение подает мне звуковой сигнал, что я подъезжаю.

Кстати, металлические плиты, лежащие перед и после эскалатора в метро - тоже сигналы для незрячих. Фото: автора

Кстати, металлические плиты, лежащие перед и после эскалатора в метро - тоже сигналы для незрячих. Фото: автора

Пока едем в вагоне, Павел рассказывает про разные спецсредства и гаджеты, которые помогают. Например, есть говорящие мультиварки, которые подсказывают навигацию кнопок в меню. Или устройства, которые позволяют наливать в чашку воды, не переливая через край (начинает пищать, когда доходит до условной «ватерлинии»).

- А для работы самая незаменимая вещь - компьютер и органайзер ElBraille. Он помогает читать содержимое экрана компьютера, планшета или телефона - с помощью синтезатора речи или брайлевского дисплея. Это такой устройство, которое читает текст и переводит в шрифт Брайля - точки на кнопках преобразуются в буквы. Очень удобно!

- Импортное устройство?

- Нет, российский производитель, «Элита Групп». Изначально как раз они придумали эту идею подобного портативного компьютера. Есть и другие российские аналоги, они дешевле, но качество… Я даже не могу подобрать приличного слова. Пользоваться этими штуками невозможно. Они ломаются постоянно, они неудобные.

Названия компаний, которые производят аналоги, Павел Обиух не озвучивает. Но недавно нам похожую историю рассказывал незрячий москвич Алексей Черников. По программе индивидуальной реабилитации (ИПР) парню предоставили бесплатно от государства портативный компьютер. Производства екатеринбургской фирмы «Круст», которая выиграла тендер госзакупок. Но прибор чудесным образом почти сразу вышел из строя. Знакомые рассказали Алексею, что подобные проблемы с гаджетом «Круста» были и у других людей. Поначалу Черникову отказывались выдать новый, рабочий прибор. Но когда он сказал, что решил писать в прокуратуру, привезли ElBraille (который, напомним, делает совсем другая фирма) - только бы не поднимал скандал. Эксперты же объясняют - проблема в том, что аналоги попросту недоработаны, эти приборы даже в исправном состоянии не выполняют всех заявленных функций. Почему так - это вопрос открытый. Есть версия, что очень уж спешили запустить «машинки» в массовое производство, потому что нужно было выигрывать государственные тендеры на поставку оборудования незрячим россиянам. Потому, мол, и себестоимость снизили ниже нижнего, - тоже ведь условие для победы в тендерах по госзакупкам. Факт остается фактом: государство выдает аппараты, которые работают с перебоями… А, например, Павлу Обиуху брайлевский дисплей помог купить один из частных благотворительных фондов.

ЛЕСТНИЦЕЙ ПО ГОЛОВЕ

Выходим на Пушкинской. Павел нащупывает тростью на полу выпуклую шуц-линию и идет по ней.

- А вот тут интересно, - Павел останавливается: - Видите впереди нас переход?

На многих станциях шуц-линии, по которым ходят незрячие, расположены слишком близко к краю платформы. Безопасней двигаться ближе к центру. Фото: автора

На многих станциях шуц-линии, по которым ходят незрячие, расположены слишком близко к краю платформы. Безопасней двигаться ближе к центру. Фото: автора

Действительно, метрах в двадцати от нас переход на другую станцию, лестница, которая наискосок перекрывает половину платформы. И тут я понимаю, что если двигаться строго по шуц-линии, край лестницы четко попадает идущему в голову…

- Бывало, что вы бились о нее?

- Конечно. И не раз. Поэтому здесь мне нужно перейти влево, за колонны, и дальше двигаться вдоль них. Правильно было бы чтобы я, как незрячий, вообще по краю платформы не ходил, потому что есть шанс упасть на пути. Для этого нужна текстурная линия в середине платформы. Но ее нет.

- А вообще бывало, что вы серьезные травмы получали из-за столкновения на улице с каким-то предметами?

- К счастью, судьба была ко мне не слишком жестока. Но синяки и шишки случаются регулярно. Например, иду я по тротуару, а передо мной рекламный щит. Или грузовик разгружается. И когда моя трость проходит под ним, то голова моя проходит точно куда надо. Это довольно частая история. Я знаю даже незрячих, которые специально носят бейсболку с козырьком, чтобы хоть как-то защитить голову. У меня есть друзья, которые падали с платформ на рельсы - и на железной дороге, и в метро. К счастью, все живы остались. Но слышал, что случались и трагедии.

ПЛИТКА ПРОТИВ ПЛИТКИ

Доходим до перехода на Чеховскую. Эскалатор. Новая станция. Снова колонны. Наконец добираемся до нужного места - Павлу нужен первый вагон из центра.

На Нагатинской, кстати, тоже засада - шуц-линии проложены будто «для галочки», впритык к колоннам, пройти по ним с тростью фактически нельзя.

Продольные линии тактильной плитки означают направление. Перебивающие наискосок - поворот. Точечные - что дальше будет некая преграда, нужно быть острожным. Фото: автора

Продольные линии тактильной плитки означают направление. Перебивающие наискосок - поворот. Точечные - что дальше будет некая преграда, нужно быть острожным. Фото: автора

Вообще, неудобства для незрячих проявляются даже в мелочах. Мы выходим из перехода метро, поднимаемся в кассам (девушка помогает Павлу найти вход в здание), далее Обиух предоставляет свою соцкарту, на которую записывают билет до Домодедово. Затем нам нужно снова спуститься в переход, пройти сотню метров и подняться к станции.

- Если бы я был обычным человеком, я бы сразу на станцию прошел, - говорит Павел. - Но мне сначала нужно записать билет. В терминалах (в них есть такая функция для соцкарт, - Авт.) я этого сделать не могу, потому что они для незрячих не приспособлены.

Уф. Добрались до платформы. Но тут новая проблема. Как найти край и не свалиться с него? Мне, зрячему, видно, что там есть желтая полоса «пупырчатой» плитки. А вот Павлу с тростью разобраться сложнее. Потому что вся платформа уложена секциями маленькой плитки.

- На ощупь что обычная плитка, что точечная - сложно различить, - вздыхает Обиух.

Действительно, странно.

Павел Обиух живет в подмосковном Домодедово и постоянно пользуется электричками. Фото: автора

Павел Обиух живет в подмосковном Домодедово и постоянно пользуется электричками. Фото: автора

«ПАНАЦЕИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДОСТУПНОСТИ ПОКА НЕ ПРИДУМАЛ НИКТО»

Ждем электричку и продолжаем общаться.

- При перемещении по городу самое опасное - нерегулируемые пешеходные переходы?

- С машинами проще, потому что их легче остановить, чем поезд. Но вообще в Правилах дорожного движения есть такой пункт - 14.5. там говорится, что водитель обязан пропустить слепого пешехода с белой тростью даже вне пешеходных переходов и светофоров. Но даже из моих знакомых водителей об этом правиле не знает никто… Поэтому даже если я иду мусор выносить около дома, я машины пропускаю. Я же не знаю, чем водитель занимается - в ухе ковыряет, в телефоне сидит. На улицу выхожу только с тростью!

По словам Павла, без трости незрячему безопасно передвигаться только в собственной квартире. На улицу - только с ней. Фото: автора

По словам Павла, без трости незрячему безопасно передвигаться только в собственной квартире. На улицу - только с ней. Фото: автора

- Вы ездите по разным странам. Пространство, которое вокруг вас, по доступности в России и Европе сильно отличается?

- Плюс-минус нет. Когда в юности я начинал заниматься доступной средой, я работал в компании, которой руководит американка, живущая в России. У нее была такая позиция, что России нужно активно перенимать иностранный опыт. Во многом я с ней в этом согласен. Но это больше касается отношения общества к незрячим. Панацеи с точки зрения доступности пока не придумал никто. Я был во многих странах, в Германии, Голландии, Чехии, Испании, Италии. В Штатах я был. Я нигде не видел, чтоб среда была ну прямо очень доступна. Думаете, слепые там живут, как в раю? Ну нет, конечно. Москва в этом плане довольно удобный город.