Общество

Кому выгодны экологические протесты в регионах России и чем они грозят

Наш спецкор разбиралась, как благородная борьба за чистоту окружающей среды может стать оружием в руках ушлых дельцов
Наш спецкор разбиралась, как благородная борьба за чистоту окружающей среды может стать оружием в руках ушлых дельцов

Наш спецкор разбиралась, как благородная борьба за чистоту окружающей среды может стать оружием в руках ушлых дельцов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Нынешний 2020 год запомнится нам коронавирусной пандемией, изменившей привычный уклад жизни. Запомнится не только коварной болезнью, но теми ограничениями, на которые пришлось пойти во всем мире, чтобы приостановить массовые заражения. Повсеместный карантин, работа на удаленке, комендантский час, пропуск на выход из дома, обязательный масочно-перчаточный режим и так далее. Из-за карантинных мер многие предприятия сферы обслуживания перешли на неполный режим работы, а то и вовсе закрылись. К началу осени на учет в государственную службу занятости встали около 5 млн человек! Цифра впечатляющая! Больше всего безработных на Северном Кавказе – Ингушетия (30,5%), Чечня (18,6%), Северная Осетия-Алания (17,2%), Дагестан (16,9%). Разбавляет этот ряд республика Тыва (20,9%). В середине удручающего списка регионы Сибири, Урала, Дальнего Востока. Думаю, излишним будет говорить, что в этих непростых условиях создание новых производств, открытиЕ предприятий, компаний, спасательный круг для всей российской экономики. Однако, при наличии инвесторов и других ресурсов подобные проекты наталкиваются на непримиримое сопротивление со стороны общественности, в частности экологических активистов и экстремистов.

ЗОЛОТАЯ ЗЕМЛЯ

Так выглядит территория золоторудного месторождения. Ни растительности, ни привлекательных пейзажей. Фото из архива Михаила ТАРАХТИЯ

Так выглядит территория золоторудного месторождения. Ни растительности, ни привлекательных пейзажей. Фото из архива Михаила ТАРАХТИЯ

Вот один из примеров. В республике Коми экоактивисты «Гринпис» приостановили разработку золоторудного месторождения Чудное уже работающего предприятия.

Причина, на первый взгляд, серьезная и надо в ней разобраться – залежи драгоценного металла располагались на землях промышленности и вдруг они оказались на территории нацпарка парка «Югыд ва». Это самый большой заповедник в России, он занимает более 1,8 млн гектаров. Площадь земли, за которую бьются экологи-общественники и золотопромышленники, около 28 тысяч га и особого экологического интереса, по мнению экспертов и специалистов, она не представляет.

«Вывод северных участков из состава парка не нанесет существенного ущерба биоразнообразию, поскольку они в значительной степени утратили экологическую ценность», - написано в заключении экологов-ученых.

Я видела фотографии той местности: ничего особенного — голые сопки, скудная растительность. В общем, лунный ландшафт.

- И даже эту скудную растительность мы не собирались уничтожать, - объясняет мне генеральный директор «Золото Инты» Михаил Тарахтий. - Для подземной разработки месторождения прорубается штольня, в ней и будут идти работы. Окружающая среда остается нетронутой. Руду будем вывозить на фабрику по переработке, которую планируем открыть в Инте. То есть когда выведут земли промышленности из нацпарка, то никакого загрязнения все равно не будет.

Тарахтий говорит, что он и его коллеги много раз разъясняли экоактивистам, что это экопроект и технология добычи золота без вредных цианидов, но те настроены почему-то категорично. Запретить разработку месторождения и все тут. Подают иски в суд о запрете хозяйственной деятельности на территории нацпарка и выигрывают их, потому что по российским законам в заповедных зонах нельзя даже на машинах ездить без специального разрешения. И никто не берет в расчет, что и этот парк, и многие другие особо охраняемые территории (ООПТ) РФ создавались в 1990-х годах по принципу как карта ляжет.

- Была введена разнарядка - порядка 17 процентов территорий в регионах должны принадлежать ООПТ, - говорит руководитель организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин. - Регионы включились в соревнование – кто больше. И по сути вели бессистемную работу по созданию нацпарков и заповедников без каких-либо экологических экспертиз. Иногда целые поселки оказывались на территории природных заказников. К чему привела такая хаотичная деятельность? Теперь, когда нужно строить транспортные магистрали, какие-то объекты, государство сталкивается с проблемой, что на определенных участках ничего делать нельзя.

Что касается золота Чудного, то запрет на его добычу поставил под угрозу жизнь целого города Инта, где проживает около 24 тысяч человек. Два года назад там была закрыта последняя угольная шахта, многие горожане остались без работы. Открытие золоторудного производства для них – способ выжить и прокормить семью.

- Если наше производство заработает, мы обеспечим более 1000 рабочих мест на шахте и фабрике, - объясняет Михаил Тарахтий. – А еще привлечем сопутствующие организации –транспортные компании для доставки людей и грузов, общепит и так далее. По прогнозам за 20 лет мы бы перечислили в бюджеты различного уровня около 15 млрд рублей.

Не знаю, как общественникам, но мне, журналисту, очевидно, что в данной ситуации нужно искать баланс между требованиями экологов и развитием нового производства. Ведь на одной чаше весов – охрана заповедника, на другой – человеческие жизни.

- Дело в том, что сейчас нужно узаконить вывод нужных территорий из состава ООПТ путем изменения федерального законодательства и наделить полномочиями Правительство при экологическом контроле, - объясняет Андрей Нагибин. Необходим закон, который регламентировал бы вывод земель, потерявших значимость, с учетом добавления к заповеднику каких-то реликтовых лесов, например, или территорий, имеющих экологическое значение.

- Ошибок по необоснованному включению в состав национальных парков исторически промышленных земель, которые по сути не обладают природоохранной ценностью, необходимо избегать, - уверен председатель комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Государственной думы Николай Харитонов. - Насколько мне известно, в границы национального парка «Югыд ва» включены территории, где еще с прошлого века велись промышленные разработки месторождений. Потому приведение Правительством РФ в соответствие границ нацпарка на основании результатов экологической оценки повысит объективность и создаст условия для решения задачи по социально-экономическому развитию округа Инта, которая была поставлена поручением Президента РФ. Кроме того, Воркута и Инта входят в состав Арктической зоны Российской Федерации. В результате реализации новых инвестпроектов, будет обеспечено тысячи новых рабочих мест для населения Инты и всего региона, включая бывших работников АО «Интауголь».

А ЗАКАЗЧИК КТО?

За многими экопротестами, как правило, стоят некие силы. Но какие? Президент коммуникационного холдинга «Минченко и консалтинг», политтехнолог Евгений Минченко подчеркивает, что искусственное преувеличение проблемы всегда заметно специалистам, даже если заказчик шумихи не выходит на первый план.

Один из показательных примеров – недавняя, так называемая, экологическая катастрофа на Камчатке. Фото: Анна Стрельченко/ТАСС

Один из показательных примеров – недавняя, так называемая, экологическая катастрофа на Камчатке. Фото: Анна Стрельченко/ТАСС

- Один из показательных примеров – недавняя, так называемая, экологическая катастрофа на Камчатке, - говорит Евгений Минченко. – Да, там, действительно, погибла какая-то часть морской живности, но в соцсетях этот случай раздули до проблемы мирового масштаба. Раскачка точно носила искусственный характер, потому что одновременно появились материалы у нескольких топовых блогеров, которые использовали одни и те же три фотографии.

- А кто мог быть заказчиком скандала?интересуюсь.

- Для меня это пока загадка, как и в ситуации с экологическими протестами, связанными с проблемой «черного неба» в Красноярске. Проблема загрязненного воздуха там существует, но ее попытались свалить на энергетиков – крупные ТЭЦ, хотя виновниками были общественный транспорт и частная котельная. А энергетики, наоборот, предпринимали экстраординарные усилия, чтобы снизить экологический ущерб.

Некоторые эксперты полагают, что небо над Красноярском «почернело» благодаря партийным политическим играм. Кому-то было выгодно раздуть этот скандал, чтобы темой плохой экологии лишний раз скомпрометировать местную власть. Подобная ситуация была в регионе и в 2011 году, когда партия «Гражданская платформа» подняла волну протеста против строительства ферросплавного завода и, заработав очки на защите экологии, прошла в городской совет. От строительства завода, к слову, из-за массового недовольства пришлось отказаться.

Типичная картина — ТЭЦ «дымит» в небо, но, как выяснили специалисты, вреда от этого дыма меньше, чем от автомобильных выхлопов.

Типичная картина — ТЭЦ «дымит» в небо, но, как выяснили специалисты, вреда от этого дыма меньше, чем от автомобильных выхлопов.

Фото: wikimedia.org

- Следует понимать, что законность как самих акций, так и мер противодействия им лежит в области компетенции органов внутренних дел – если акция согласована и проходит без нарушений административного или уголовного кодекса, она считается законной, - объяснили мне в Росприроднадзоре. - Наше ведомство никогда не имеет цели создать дополнительные сложности для бизнеса. Наоборот, мы подталкиваем предприятия к модернизации, внедрению наилучших доступных технологий, обновлению производственных мощностей.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Лидер «Альянса зеленых» Александр Закондырин называет четыре причины возникновения экоконфликтов:

- низкии уровень коммуникации между органами власти (региональными и муниципальными) с местными жителями;

- отсутствие внятнои коммуникационнои стратегии инвесторов при реализации сложных инфраструктурных объектов в части их экологической безопасности;

- активное распространение фейк ньюз (ложных новостей) со стороны «псевдоэкологов»;

- влияние внешних экономических и политических факторов (в странах Европы и США имеются политические силы, заинтересованные в ограничении экономического развития России путем включения «зеленой» проблематики).

- Эко-конфликты возникают, в основном, из-за вырубки зеленых зон, строительства полигонов ТКО и мусоросжигающих заводов, - отмечает Александр Закондырин, - освоения месторождение, борьбы с различными проектами, направленными на развитие производства, загрязнения территорий заповедников и т.д.

В Шиесе люди стали выходить на митинги против строительства мусорного полигона. Фото: Наталья Бешкарева

В Шиесе люди стали выходить на митинги против строительства мусорного полигона. Фото: Наталья Бешкарева

Общая схема организации протестов примерно такова. Зачастую все начинается со сбора подписей под письмом президенту РФ о якобы неотвратимой угрозе экологии и жизни людей из-за реализации какого-либо проекта. Далее идет организация стихийных митингов и протестов. Чем шире была проведена кампания со сбором подписей, тем больше народу приходит на митинг.

Заказываются экологические экспертизы с отрицательными заключениями якобы независимым специалистам.

В суды уходит сразу несколько исков с требованием прекратить строительство или какую-либо другую деятельность, против которой выступают экоактивисты.

В интернете, в основном – в блогах, появляются фейк-ньюс об экологических последствиях проекта.

КОГДА «ВЕТЕР ДУЕТ» С ЗАПАДА

С 2012 года в реестр Минюста было занесено 29 экологических организаций как иностранных агентов. Это значит, что они финансировались из-за рубежа. Не факт, что деятельность каждой из них была направлена на подрыв российской государственности. Но, как отмечают специалисты, в последнее время именно «псевдоэкологические организации», спонсируемые Западом, оказывают давление на нашу промышленность и государственные институты через экопротесты.

Активисты Greenpeace во время акции протеста у нефтедобывающей платформы "Приразломная" в Печорском море. Фото: Пресс-служба Greenpeace/ТАСС

Активисты Greenpeace во время акции протеста у нефтедобывающей платформы "Приразломная" в Печорском море. Фото: Пресс-служба Greenpeace/ТАСС

Эколог Элмурод Расулмухамедов, зампредседателя Центрального Совета ВООП рассказал, что в России работают несколько международных экологических организаций, придерживающиеся той позиции, которую им диктуют центральные штабы на Западе. Наибольшую активность такие компании проявляют в районе Арктики или Тихоокеанского побережья, либо в столичных районах – Москве, Питере.

Раньше экоактивисты, чтобы поднять шумиху, шли на нарушение закона – вплоть до высадки на режимные объекты. Помните, скандал с нефтяной платформой «Приразломная» в Арктике, когда экологи «Гринписа» вероломно вторглись на территорию? Сейчас протестующие бегут в прокуратуру, суды и соцсети.

- К слову, если вернуться к ситуации с той же «Приразломной», то «Гринпис» не высказывал недовольства, когда Трамп разрешил организацию добычи нефти в Арктике на американском шельфе, - отмечает Элмурод Расулмухамедов. – Мы видим, что уровень давления на российские компании и их присутствие в арктической зоне в разы выше, чем на американские.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Автор этого меткого термина, глава «Зеленого патруля» Андрей Нагибин уверен, что с подобным явлением нам придется жить довольно долго, потому что в его основе лежит общественное мнение, которым не гнушаются манипулировать разные дельцы-мошенники.

Бывают случаи, когда экопротесты - это оружие в конкурентных войнах. По некоторым данным, в России есть организации, которые исполняют так называемые «эконаезды». Вроде бы под благородными предлогами, защищая экологию, но на самом деле это заказные акции. Специально не буду называть эти организации, чтобы не обвинять кого-то напрасно. Но любой авторитетный эксперт подтвердит мои слова.

Очевидно, что ситуация со злоупотреблениями по части экологии сама себя не исчерпает. Каждому из нас хочется дышать чистым воздухом и наслаждаться природными красотами.

Идеологи движения «Сохраним Байкал» без лишней шумихи нашли рычаги взаимодействия между общественниками, властью и бизнесом.

Идеологи движения «Сохраним Байкал» без лишней шумихи нашли рычаги взаимодействия между общественниками, властью и бизнесом.

Фото: Shutterstock

Да, есть примеры, когда люди объединяются, успешно защищая какой-либо парк в родном городе от строительства очередного торгового центра и т.д.

Или, например, мне очень нравится, как идеологи движения «Сохраним Байкал» без лишней шумихи нашли рычаги взаимодействия между общественниками, властью и бизнесом и договорились о сохранении прибайкальской территории в чистоте. Совместными усилиями берега уникального озера каждый год приводятся в порядок. Привлекаются как волонтеры, так и местное население. Но об этом мало пишут в соцсетях и у топовых блогеров, в отличие от заказных псевдоэкологических акций.

В Росприроднадзоре уверены, что все ведомства, в том числе надзорные органы и бизнес должны двигаться навстречу друг другу.

- Мы всегда выступаем за конструктивный диалог в рамках закона, диалог, который позволит получить реальный результат – снизить негативное воздействие на окружающую среду, - отметили в Росприроднадзоре.

ВОПРОС РЕБРОМ

Как государство может обезопасить себя от экологического экстремизма?

Этот вопрос я задала председателю комитета Госдумы по природным ресурсам, депутату Николаю Николаеву.

- Стране необходим закон об экологической информации, - уверен депутат Николаев. – Потому как первая проблема, которой пользуются «экотеррористы» - это как раз отсутствие информации. Народу не говорят о том, что действительно происходит с экологией и происходит ли при реализации какого-либо объекта. Отсюда вторая проблема – нет диалога с людьми. И это тоже повод для спекуляций. Шумиха вокруг Шиеса, Куштау и т.д. возникла потому, что никто никому ничего не объяснил заранее. Потом не надо забывать, что в основном те организации, которые стоят за многими экопротестами – это организации, которые финансируются из-за рубежа. Их задача – не конструктивное решение вопросов, а блокирование решений. Поэтому нужно активно развивать наши общественные экологические организации. Поддерживать их и растить их авторитет.

Вместе с тем, никто из опрошенных мной спикеров, не смог назвать ни одной конкретной меры, которая сегодня находится в работе для наведения порядка в «общественно-экологической» сфере. Что, откровенно говоря, не может не беспокоить, потому что злоупотребление правом на экологический протест несет немалую угрозу национальной экономике. И чем глубже будет спад деловой активности на фоне пандемии коронавируса, тем большую цену нашей стране придется заплатить за бездействие.

Не так давно в интервью ТАСС председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин рассказал, что падение ВВП в 2020 году может составить от 4 до 5% и более. В 2021 году «экономике России придется столкнуться с определенными трудностями. ВВП может снизиться сильнее». И в последующие два года вряд ли стоит ждать бурного экономического роста. Из-за ковидных ограничений «потери для малого и среднего бизнеса будут больше, чем прогнозирует правительство».

И это не секрет Полишинеля, даже обычный человек, далекий от экономики, видит, как один за одним закрываются кафе и рестораны, магазины недорогой одежды, ателье и т.д. Число безработных растет по всей стране. А в правительстве все еще не могут решить, что же делать с «экотеррористами», которые портят жизнь не столько производственникам, сколько подрывают экономику всего государства. И просто разговорами с населением эту проблему не решить – необходимы системные меры в сфере законодательства, просвещения, надзора и охраны правопорядка.