Общество

Писатель Дмитрий Глуховский: Решили, что раз я выступал против присоединения Крыма, то мой текст недостоин «Тотального диктанта»

Автор фантастического романа «Метро 2033» рассказал на Радио «Комсомольская правда» - возможно ли вернуть Советский Союз и кто такие «русские-русские» люди
Писатель Дмитрий Глуховский.

Писатель Дмитрий Глуховский.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Про конфликт с Россотрудничеством

Произошла ситуация достаточно смешная, но нельзя сказать, что не ожидаемая. Мне предложили организаторы «Тотального диктанта» - это не государственная, общественная инициатива, направленная на то, чтобы прививать любовь к родной речи и гражданам Российской Федерации, и нашим соотечественникам, проживающим за рубежом. И вот мне предложили написать очередной текст «Тотального диктанта». И оказаться в ряду таких авторов, как Дина Рубина, Борис Стругацкий, Захар Прилепин и так далее. То есть, самые разные авторы разных и зачастую диаметрально противоположных политических взглядов.

Я, учитывая общенациональный надполитический характер этой инициативы, написал специально для «Тотального диктанта» совершенно не политизированный, в отличие от моих общественных политических выступлений, текст. Просто человеческая история, которая могла бы стать общим знаменателем, а не делителем для всех тех, кто этот диктант решил бы писать в следующем году.

Но организация под названием «Россотрудничество» решила, что поскольку я выступал против присоединения Крыма и осуждал действия Российской Федерации на востоке Украины, в Донбассе и так далее, то я не достоин того, чтобы Россотрудничество мой текст, написание «Тотального диктанта» с мои участием, поддерживало. И новый глава Россотрудничества Евгений-внук-Примаков сказал, что нам с ним не по пути. Действительно, нам по пути быть не может. Вот такая случилась неказистость.

О желании вернуть Советский Союз

Когда тебе предлагают возвращаться обратно в Советский Союз, с моей точки зрения, это как отсохшую уже и отрезанную руку или ногу попытаться пришить обратно. Очевидно, что она умерла, очевидно, некроз тканей произошел. И она уже плохо пахнет. Она не прирастет. Это без вариантов. И не осталось в мире больше ни одного социалистического государства, сделанного по этой модели, которое бы, кроме Кубы, возможно, где люди живут в нищете, и Венесуэлы, где один из самых высоких уровней преступности и убийств в мире, и грабежей, где люди бы пытались даже это сделать. Эта модель не работает, она отжила себя. Надо искать новое.

О русских-русских людях

- Много ли у нас чисто русских людей, которые до восьмого колена знают, что они чуть-чуть не армяне, не татары, не евреи, не грузины, а они просто русские-русские? Да и нужно ли нам это, учитывая, что мы все-таки империя, и как империя мы состоим из всех народов, которых мы когда-либо к себе присоединили, в себя впитали? Почему нужно выбирать? Почему ты не можешь располагать видами на жительство или гражданствами других стран и при этом быть патриотом своей родной страны? В США, например, это допускается, в европейских странах это запросто допускается. Почему нам все время надо выбирать – либо одно, либо другое? Мы можем позволить себе в современном мире, где границы пропадают, несмотря на отдельные попытки их восстановить, быть гражданином мира и быть патриотом своей родной страны. Я здесь никакого противоречия не вижу.

Про реализм романа «Метро 2033»

- «Метро 2033» - это ни в коем случае не научная фантастика, это притча, метафорическая фантастика. Если в Москву попадет хотя бы одна современная боеголовка, и средства противоракетной обороны не смогут ее перехватить, то в городе ничего не останется... Московское метро строилось специально на такой глубине именно как бомбоубежище, именно как противоатомный бункер. И это как раз не моя фантазия, это часть проекта, часть замысла.

Про возможность ядерной войны

- Я думаю, что ядерной войны не будет. Потому что нет сейчас в мире сил, которые были бы, во-первых, настолько отмороженные, а во-вторых, хоть как-то заинтересованы в ядерной войне. Отсутствие хотя бы у одной страны возможности себя 100-процентно надежно защитить от ядерной атаки делает любые ядерные войны совершенно неразумными. Именно поэтому сверхдержавы и вообще крупные державы не ввязывались ни в один тотальный военный конфликт после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Стало понятно, что тотальную войну выиграть теперь невозможно. Поэтому мировых войн, я думаю, в ближайшее время у нас не будет. И я, честно говоря, не думаю, что они будут вообще.