Общество23 ноября 2020 12:43

Андрей Норкин: У меня есть ощущение, что мы все вместе слишком сильно раздули тему коронавируса

В интервью kp.ru популярный ведущий рассказал о своем возвращении на Радио «КП», отношении к либеральным журналистам и о планах на новогодние каникулы
Телерадиоведущий Андрей Норкин на радиостанции `Комсомольская правда`.

Телерадиоведущий Андрей Норкин на радиостанции `Комсомольская правда`.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

2020-й год стал для популярного ведущего Андрея Норкина одним из самых тяжелых. К пандемии добавилась и личная трагедия — в июне умерла супруга Андрея Юлия… Сейчас он с головой ушел в работу. В интервью «Комсомолке» Норкин рассказал о своем возвращении на радио «КП», отношении к либеральным журналистам и о планах на новогодние каникулы.

«ЗРИТЕЛИ НЕ ВЕРНУТСЯ НА ТОК-ШОУ»

- Андрей, каким стало телевидение за этот год? Как оно изменилось из-за коронавируса?

- Во-первых, это изменения в рекламных блоках. У кого-то они стали короче, у кого-то они изменились качественно. Вот у нас, например, на НТВ, к сожалению, чего тут греха таить, опять появляется реклама типа «Магазина на диване». И второе – это технологические изменения. На телевидении, так же как в любой другой компании, люди уходят на удаленку, поэтому приходится работать в чуть более сложных условиях, когда меньше личного состава. А если говорить об изменениях, которые надолго пришли: не вернутся зрители в аудитории ток-шоу. наверное, разумнее это сохранить, потому что это определенное сохранение бюджета.

- А вам в плане контакта с залом, энергетики сложнее, когда нет массовки?

- Сейчас я уже к этому привык, а раньше было немножко некомфортно. Потому что опираешься на зрителей, на их реакцию, можно что-то отыграть дополнительно, можно с кем-то поговорить. Но ничего — сейчас как-то уже привыкли, и, по-моему, уже нормально все.

«КО ВСЕМУ ПРИВЫКАЕШЬ»

- Постараюсь аккуратно спросить о том, что вам пришлось возвращаться после паузы. Насколько вам сложно было вернуться к работе после того, что вы пережили?

- Я оставлю этот вопрос без комментариев.

- Тогда вопрос, который касается пандемии. Мы частично затронули ее. Вы или ваши близкие переболели коронавирусом?

- У моего брата переболели сын и его супруга. В семье зятя болели. Есть несколько человек, которые умерли, но это более отдаленная родственная связь. Много друзей и знакомых переболело. В общем, стороной это не прошло.

- Вы боитесь коронавируса?

- Поначалу, конечно, было немножко страшновато, когда вообще было непонятно. Знакомые врачи рассказывали много тревожных вещей. Тогда никто не понимал, что это за гадость такая и как с ней бороться. Но это где-то апрель-май. А потом ко всему же привыкаешь. У меня сейчас нет таких мыслей, что этот человек, с которым я разговариваю, может меня заразить. Ну, может заразить, а может не заразить. Уже надоело это все.

- А что думаете по поводу вакцины? Будете прививаться?

- Буду, когда появится возможность. Хуже не будет. К антипрививочникам никогда мы не относились. И когда маленькие появляются (внучка родилась совсем недавно)…

- Поздравляю!

- Спасибо. Все прививки мы делаем. Я думаю, что здесь особого выбора нет. Это правильная такая история.

- Нет ли у вас ощущения, что ковид был кем-то специально разработан? Или это бред?

- Я не могу говорить, что это бред, я просто этого не знаю. Все возможно. Я согласен с мнением, которое высказал не так давно в моей программе политик Борис Надеждин. Он сказал, что лет 20 назад вообще никто бы не заметил этой истории. С Борисом Борисовичем я тут абсолютно согласен. Такое информационное сопровождение я, честно говоря, не помню. И раздулось это до каких-то масштабов совершенно невообразимых. И тут процитирую Трампа: получается, что борьба с проблемой становится хуже, чем сама проблема. Все равно до сих пор, по-моему, нет четкого понимания того, что произошло. По рассказам врачей, это действительно очень серьезная проблема, очень серьезный вызов. Откуда пошел коронавирус, я не знаю. Но то, что мы все вместе раздули эту тему слишком сильно, такое ощущение у меня есть. Я думаю, что можно было бы как-то поспокойнее это делать. Не было бы сейчас такого количества побочных вопросов.

«КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ ЛЮБЛЮ ВСЕ ЭТИ ЗУМЫ-ШМУМЫ»

- Вы раньше часто давали концерты (Норкин выступает с юмористической программой «Другой формат» - прим. ред.). Из-за эпидемии выступления отменились?

- В первую волну все сразу отменилось, потому что никто не понимал, что можно, что нельзя. Сейчас разрешено 25% зрительного зала. Поэтому все зависит от представителей концертной площадки. Вот на радио «КП» сейчас ехал, получил эсэмэску, что у меня Ногинск, например, отменяется. 28 ноября должен был быть концерт. Перенесли мы его на 3 апреля. Что-то еще остается в декабрьском графике, Москва у меня есть, несколько подмосковных городов. То есть мы сейчас по факту. Ну, стараемся переносить. Чтобы просто отменилось безвозвратно, такого пока, слава богу, не было. Все переносится в надежде, что весной будет получше.

- А онлайн-выступления не хотите делать?

- Я, честно говоря, вообще не очень люблю онлайн. Мне категорически не нравятся все эти зумы-шмумы. Не нравится, что дети сидят дома перед компьютерами, как бы учатся. Я не очень комфортно себя чувствую. У меня же очень много общения с залом. Люди с мест вопросы задают, мы с ними перекидываемся какими-то шутками. Я, честно говоря, не очень понимаю, как это можно делать в онлайне. И потом надо понимать, что все-таки у меня основная часть аудитории – это люди, мягко говоря, старше 30-35 лет. Я не думаю, что они такие любители перед компьютером сидеть.

Андрей Норкин на радиостанции `Комсомольская правда`.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Тем не менее, ваши бывшие коллеги по НТВ (Парфенов, Пивоваров) ведут свои YouTube-каналы. Там миллионы просмотров, и все хорошо. У вас не было мыслей нечто подобное соорудить?

- Не было. Я пока не очень понимаю, как на это выделять время. Делать это просто так, один раз – зачем? Делать это, как делают коллеги, на регулярной основе у меня времени нет, возможностей нет. Я очень не люблю халтурить. У меня пока более чем загружен день творческой работой, так что мне хватает. Предложения были разные, но я пока их не готов принять.

«У МЕНЯ МОЗГИ БЫЛИ ПРОМЫТЫ, БУДЬ ЗДОРОВ»

- Хотел с вами еще поговорить про либеральных журналистов. Как думаете, почему люди пытаются, что называется, от противного работать, глядя на свою родную землю?

- Не знаю. Трудный вопрос. Чужая душа – потемки. Может быть, им так удобнее. Может быть, они считают, что это какой-то дополнительный интерес, дополнительная аудитория. Но, мне кажется, это немножко смешно, когда говорят, как все ужасно здесь, нет никакой свободы слова, кровавый путинский режим и т.д. У меня мозги были промыты в свое время тоже, будь здоров как. Просто потом я поработал немножко с теми людьми, которые, как правило, оплачивают подобную журналистскую позицию, и понял, что эти люди из себя представляют. Поэтому и перестал с ними работать, перестал общаться.

Ну, это немножечко смешно. Здесь все так гадко, так ужасно, но ты продолжаешь тут работать, получать за это деньги. Ну, ради бога.

- У определенной прослойки людей есть мнение, что если ты работаешь на центральном телевидении, ты пропагандист. Нельзя работать на федеральном канале честно, там никогда нет двух мнений. На ваш взгляд, как профессионала, это бред или не совсем?

- Это абсолютный бред. Более того, эта бредовая картина была спрогнозирована покойным Михаилом Юрьевичем Лесиным, который тогда занимал пост министра печати. Это был самый разгар конфликта вокруг «Медиамоста» и телекомпании НТВ. Лесин давал интервью Дмитрию Быкову, который в то время занимал жутко антилиберальную позицию, в пух и прах разбивал «Эхо Москвы», НТВ и т.д. Это все очень забавно сейчас смотреть. 20 лет прошло. Так вот, Лесин тогда сказал, что самая ужасная вещь, которую Гусинский (основатель НТВ — прим. ред.) сделал как медиамагнат, это то, что он посеял зерна межжурналистской вражды. Лесин сказал, что через некоторое время журналистское сообщество неминуемо расколется на «журналистов» и «не журналистов». Одна часть будет говорить, что только я – истинный журналист, а все остальные – не журналисты. И наоборот. В общем, получилось то же самое, только нет этих терминов – журналист, не журналист, а есть рукопожатные и не рукопожатные.

«Я — ДЕДУШКА ВЫХОДНОГО ДНЯ»

- Вы упомянули о том, что недавно стали дедушкой. Сложно ли себя в таком статусе представлять?

- Ну, я такой дедушка все-таки… Дедушка выходного дня, скажем так. Все это на детях лежит, не на мне. Ну, пока самое интересное – моя «холодная война» с остальными родственниками по поводу того, на кого внуки похожи. Мне кажется, что все маленькие дети в младенческом возрасте абсолютно одинаковые на лицо. Родные говорят: «У нее такие уши, как у тебя». Не знаю, я ничего не вижу. А вообще это весело, конечно.

- За гаджеты идет борьба?

- Нет, внуки еще маленькие. У них пока интересы, слава богу, другие, более экологические – деревянные игрушки и все такое.

- Понятно, что 2020 год такой сложный год, что до 31 декабря лучше бы ничего, конечно, не загадывать. Но может быть, у вас есть традиция какая-то семейная – может быть, за город уехать или в горы?

- Мы в этом году дня на 4 планируем (по крайней мере, забронировали) в один из подмосковных горнолыжных центров все поехать. Кто умеет, на лыжах, кто не умеет, на «ватрушках», можно еще бильярд, боулинг. Дня на 4 большой компанией. А там, действительно, как получится.

- В прошлые года до скольки часов 31 декабря вам приходилось работать?

- Какой-то год (по-моему, 17-й) мы вообще работали на НТВ в прямом эфире всю новогоднюю ночь. Там было, по-моему, три захода. Первый прямой эфир – на Дальний Восток, потом на центр страны и, наконец, на европейскую часть. Встречали Новый год под бой курантов, прямо стоя на сцене в 11-й студии, где центральное телевидение. Но мне ужасно не понравилось.

- Жванецкий говорил «Алкоголь в малых дозах безвреден в любых количествах». Если честно, можно выпить во время работы в кадре? Например, шампанского для настроения?

- Я уже много лет себе в кадре ничего такого не позволяю, но та новогодняя история была, конечно, исключением. Мы там выпивали настоящее шампанское. Не знаю, насколько это было заметно. Наверное, если сравнить программу на Дальний Восток и на Москву, должно было быть заметно. Раньше, когда я только начинал выступать с концертами, я ужасно волновался. И обязательно чуть-чуть перед концертом себе позволял. Ром в основном, он нормально на связки ложился. А сейчас уже очень много времени мне это совершенно не нужно. Это, наверное, вещь такая, которую лучше делать без привязки к какому-то мероприятию. Не надо рисковать. Лучше потом.

- А можете рассказать любимый анекдот или связанный с уходящим годом?

- Если про пандемию вспоминать, то мне очень понравился анекдот еще с первой волны, когда была паника в магазинах. Анекдот был такой. Сэр Генри спрашивает Бэрримора: «Что это за такой вой на болотах?» Тот отвечает: «Население скупает туалетную бумагу, сэр». – «А почему?» - «Гречка оказалась не очень».