Политика

И малые станут большими?

На что способны новые политические силы в России
Сергей ПЕТРОВ
Круглый стол состоялся в Международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня».

Круглый стол состоялся в Международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня».

Фото: Кадр видео

Станут ли большими малые партии? Каковы перспективы и возможности новых политических сил? Круглый стол на эту тему состоялся в Международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня».

В обсуждении участвовали член Общественной палаты, управляющий директор ЭИСИ Фирдус Алиев и глава экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов, президент Компании развития общественных связей Сергей Зверев и глава Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, руководитель практики политического анализа ВЦИОМ Михаил Мамонов и директор по политическому анализу Института социального маркетинга Виктор Потуремский, профессор Финансового университета при правительстве РФ Олег Матвейчев и ведущий социолог Института развития интернета Илья Ухов, а также политолог Анна Федорова.

Круглый стол модерировала глава департамента стратегических исследований и прогнозирования ЭИСИ Екатерина Соколова.

Чем живет эта первая политическая лига, какие в ней есть интересные игроки — спросила участников Круглого стола госпожа Соколова.

От ВЦИОМа взял слово Михаил Мамонов, сообщивший, что каждый шестой из опрошенных россиян готов отдать голос за партии, которых сегодня в парламенте нет:

- Порядка 16% готовы проголосовать за партии, не представленные в Госдуме. Половина — за «Яблоко» и Партию пенсионеров, на третьем месте «Партия зеленых». Остальные партии набрали менее 1%. Но есть и антирейтинг — за то же Яблоко не готовы голосовать ни при каких условиях 40% респондентов.

Главный вывод: малые партии не являются пока объектом фокусированного внимания россиян. Почему так — из-за низкого уровня присутствия в информационном пространстве и слабой резонансности их деятельности.

Социологическую линию, но применительно к интернет-аудитории, продолжил Илья Ухов:

- Прирост сторонников малых партий в интернете идет и за счет маргинальных представителей, и за счет тех, кто считает, что их интересы не представляет ни одна из партий «большой четверки». В исследованиях ноября из малых партий шанс на попадание в Госдуму, если бы голосование состоялось сегодня, имели «Родина» - 3,8%, «За правду» 4,9%, «Партия пенсионеров» — 9,1%. Из числа неопределившихся 15% готовы за такие партии голосовать. Имеется общественный запрос — диверсифицировать корзину политических предпочтений. Но сильного перетока от парламентских к непарламентским партиям пока нет. Подпитка «малых» идет из числа сторонников несистемной оппозиции.

О проблемах малых партий говорил Виктор Потуремский:

- Трудности малых партий понятны. Это низкая известность. В новой Госдуме ождидается обновление, но мы не знаем, кто придет. Избиратели не очень высоко оценивают организационный ресурс малых партий. Есть запрос смысловой: в чем основания претензий на власть со стороны непарламентских партий? Только у «Партии пенсионеров» все ясно из названия.

Есть два аспекта, которые создают интересную конъюнктуру. Патернализм — запрос на него не удовлетворен старой политической системой, речь о пенсионной реформе, в том числе. И второй запрос — а что в повестке, кроме коронавируса, чем власть, кроме пандемии, занимается? То есть запрос на развитие и изменение. И новые партии около-либерального толка становятся в этом смысле привлекательны. Но тут путаница в головах избирателей происходит — они «переносит» людей из несистемной оппозиции в лидеры новых малых партий.

Вообще же в восприятии лидирует «Партия пенсионеров», хотя она и воспринимается как нишевая. Вторая - «Новые люди», имевшая региональный успех, но им придется решать уже федеральные задачи. «Родина» — малая, но не новая партия, а у «Яблока» высок антирейтинг. Очевиден запрос на экологическую повестку.

Об эффекте новизны в феномене успеха малых партий рассуждала политолог Анна Федорова:

- Всегда находятся избиратели, которые говорят, что участвовать не будут, потому что всех знают, а вот появись что-то новенькое — тогда бы присмотрелись. И в ряде регионов люди получили возможность посмотреть на новые лица и на новые партии. Это подстегнуло интерес к политике в этих регионах. Создан эффект политического разнообразия . И была ревность несистемной оппозиции. Но пока рано говорить, что построены четкие партийные бренды. По проблемам, которые волнуют людей, четкой корреляции еще нет. Малые партии пока довольно похожи друг на друга. Удастся ли им закрепить успех, станет ясно в следующие полгода. Шанс на происхождение в Госдуму от чего будет зависеть? Люди этих новичков спросят ближе к сентябрю: а что вы сделали в этом году? От ответа будет зависеть, во что выльется зарождающееся доверие. Было опасение, что станут копировать ходы своих больших «братьев и сестер». Это не создает дифференцирующего момента. Но новые подходы видны. Им надо внедрять в сознание людей понимание четких отличий: кто мы такие - и почему мы другие.

О трендах, касающихся «старых» и «новых» партий, говорил Олег Матвейчев:

- Шансы на преодоление 5% барьера есть у 3-4 партий. Экологи, «За правду», Пенсионеры и «Новые люди». Традиционные партии - на снижающемся тренде. Малые партии будут подбирать тех, кого потеряли старые. Зюганов, Миронов, Жириновский не молодеют. Про них уже все известно, к ним уже ничего не прилипает. Тема пенсионной реформы уходит - и долго на ней спекулировать невозможно. Кто сейчас помнит про монетизацию льгот? Не видно ни одной тенденции, которая будет противостоять эрозии электората больших партий. А малые партии будут их терзать, как молодые волки старого буйвола. Есть пессимистический прогноз по большим партиям: они наберут невысокий процент на выборах-2021. А малые партии вовлекают тот электорат, который вообще не ходил на выборы. Что может помешать малым партиям не реализоваться? Финансовые проблемы, организационные? Они решены. И даже «Партия пенсионеров» активно работает в интернете.

А вот взгляд Глеб Кузнецова на изменение предпочтений:

- У не представленных в парламенте групп населения нет острой необходимости в представительстве - в обычных условиях. Но вот пандемия, кризис — и ситуация меняется. Ипотечный кризис 2008-2010 годов вызвал популистскую волну на Западе. Пришли в том числе и старые люди, представляющие новые интересы. У нас пока доля уходящих от старых партий к новым невелика. Но она будет расти. Потенциальные победители: тематические партии. Это «Партия пенсионеров» и Зеленые. Вторая группа — абстрактные обновленцы. Например, «Новые люди». Третья группа: старые добрые радикальные патриоты, и новые патриоты - партия «За правду». Вот у них есть шансы на выборах в Госдуму.

Осторожен был в оценках раскладов на выборах-2021

Фирдус Алиев:

- Парламентские партии, как мы считаем, получат свой набор мандатов. Про ЕР с высокой вероятностью можно об этом говорить, про три оставшиеся - с высокой осторожностью. Они в состоянии длительного транзита, - и могут его не пережить еще и до парламентских выборов. Партии малые спокойно подберут и тот электорат, на который сейчас еще и не рассчитывают.

Новые партии стали инвестиционно привлекательными. Политические игроки на региональном уровне увидели в этих партиях инструмент для достижения своих целей. Увидели, что избиратель готов голосовать за новые бренды.

Прогноз таков: увидим в Думе партию «Новые люди». Партия пенсионеров уже теряет очки, которые им давало их название, они на грани прохождения. Партии, патриотической тематики и «Родина» и «За правду» и «Патриоты России» — между ними развернется внутренняя конкуренция, и они могут друг друга погасить. Такая же история возможна и в экологической нише. Хорошо то, что избиратель сможет выбрать из новых людей и новых брендов. И кризис представительства мы сможем преодолеть.

Рекомендуемые