В мире

Мария Захарова: Мир никогда такого не переживал

Официальный представитель МИД РФ выступила в прямом эфире Радио «КП»
Официальный представитель МИДа РФ Мария Захарова.

Официальный представитель МИДа РФ Мария Захарова.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ приняла участие в прямом эфире программы «Война и мир» на Радио «Комсомольская правда».

Ведущие программы – Андрей Норкин и Валентин Алфимов «бомбардировали» гостью вопросами.

Приводим наиболее важные высказывания Захаровой:

О Большой пресс-конференции Президента России

«Внешняя политика будет одной из важных центральных тем. Также есть традиционный формат для подведения внешнеполитических итогов года – это пресс-конференция министра иностранных дел Российской Федерации. Она обычно проходит в январе, сразу после новогодних праздников.

Несмотря на наши новеллы пандемические, мы перешли на дистанционную форму общения, и мы сделаем обязательно, уже получила добро на то, чтобы начать проработку пресс-конференции в январе».

Об уходящем годе

«Такого не было никогда. Начнем с точки зрения драматизма. Это, безусловно, вопрос вывоза наших граждан из-за рубежа, которые с марта не могли вернуться, перекрыты границы, отмены рейсов. Такой глобальный мировой локдаун. И МИД этим занимался вместе с другими ведомствами на протяжении нескольких месяцев. Это драматические события. Не только потому, что огромное количество судеб, историй человеческих, проблем, которые нужно было решать каждый день.

Основная сложность была в том, что мир никогда такого не переживал. Не было никакой «книги жизни», не было никакого списка или возможных ответов на вопросы, которые возникали. Опыта такого не было. Никто не знал, как в такой ситуации можно действовать.

А второй момент – это вообще в принципе невозможность даже представить нечто подобное. В теории никто даже не предполагал, что такое может быть. Несмотря на это, мне кажется, справились. Задача была выполнена. И оказание содействия по возвращению, и поддержка людей на месте, и так далее… Это был исторический момент. Проверка для всех нас на прочность и на слово. Мы же всегда говорим о том, что своих не бросаем. Говорим это по поводу, без повода, нам нравится это выражение, мы чувствуем в нем силу».

О работе российских дипмиссий за рубежом

«Мы до сих пор находимся в новой для нас форме работы. Она состоит из двух частей. Первая – это работа нашего центрального аппарата и загранучреждений. Потому что мы, я не буду говорить точные цифры, но примерно 50 на 50, 40 на 60 находимся в состоянии работы на удаленке. Я имею в виду коллектив. Мы меняемся. Руководство остается на местах, а сотрудники меняются. Есть соответствующий график. Такого раньше не было.

То же самое касается наших загранучреждений. Многие из них закрыли личный прием, работают дистанционно. Это требует большего времени. Просто многие услуги, которые оказываются нашими консульскими учреждениями, теперь занимают большее время. Очередь электронная.

Второй блок новых форм работы связан с тем, что и международные мероприятия тоже перешли в основной своей массе в дистанционный, онлайн, виртуальный формат. Сократилось количество визитов. Март, апрель, май – их вообще и не было. Первый был Минск, Белград в июне. Первый прорывной визит после трех месяцев затишья. А международные многосторонние форумы в принципе шли в наш нынешний формат общения. Это тоже стало новостью. Мы к ней были готовы с точки зрения информационной работы».

О критике работы МИД России

«Критиков - огромное количество, им и не надо группироваться, или надо, - это личное дело каждого, - имеет право на свою точку зрения. Слава богу, уже живем давно во времена, когда люди свободно высказываются, не только высказываются, они пишут трактаты в социальных сетях о том, как им видится развитие международных отношений в целом в мире, или российской внешней политики. Мы получаем письма – десятки, сотни писем с концепциями, с добавлением к концепциям.

Я считаю, что каждый имеет право. Поэтому вступать в полемику с одной, второй, третьей группой, не думаю, что необходимо. На это давалось многократно объяснение и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, и нашими представителями, заместителями министра, послами и так далее».

О контактах с оппозицией

«Мы разговариваем с различными политическими силами. Вот только сегодня прошла встреча в МИДе с германской партией «Альтернатива для Германии».

Есть политические силы, которые оформились как политические партии, участвовали в выборах, прошли легитимно, легально, на правовых основах в парламенты, сформировали правительство. Находятся в оппозиции. Но при этом имеют некую свою внутриполитическую историю, основанную на законах той или иной страны.

А есть силы, может быть, это политические силы, может быть, это индивидуальные силы, которые своим существованием пытаются заменить власть в целом в той или иной стране. Я бы назвала их, даже не перечисляя всех, я бы условно назвала их такими проектами а-ля Гуайдо. Помните, был такой венесуэльский человек, который выдавал себя на зарубежные деньги за нового лидера, руководителя, главу целого государства Венесуэла.

Его многие признали, даже посольства, которые были, я даже не знаю, как сказать, взяты, оккупированы, заняты его сторонниками за рубежом. Где сейчас Гуайдо? Что стало с этим проектом? К чему это все привело? Какое это имеет значение для развития той же самой демократии, о которой так пекутся покровители в том числе и Гуайдо, и многих аналогичных политических сил за рубежом? Ведь это же удар именно по этой самой демократии. По демократическим институтам».

О мягкой силе

«Она же теперь не столько мягкая называется в мире, она называется не soft power, а smart power – умной силой. И должна сама принимать те или иные образы и формы, которые доступны, понятны, интересны в той или иной стране. Об этом глава Россотрудничества Евгений Примаков и говорит. Это вопрос цифровизации, вопрос диджитализации, цифровой дипломатии».

О президентских выборах в США

«14 декабря будет соответствующая процедура, которую должны будут провести выборщики. Потом все это пойдет на рассмотрение соответствующих палат, законодательного собрания США. Поэтому ждем».

Об Анатолии Чубайсе

«Все сказали в Администрации Президента. Обрисовали проблематику, которой будет заниматься. Собственно говоря, из этого исходим».

О бароне Сибирском, лорде Лебедеве

«Эту новость рассматривали совершенно не с того угла, с которого стоило бы рассмотреть. Вот все как-то сконцентрировались на том, каким-то странным образом начали привязывать к вопросам суверенитета, а уж это точно к этому никаким образом не относится. Это внутренняя, не знаю, кому-то кажется интересной, кому-то устаревшей, система титулов, званий в Британии. Она вообще не связана с нашей страной никаким образом. Я бы ее рассматривала, эту историю, как происходящее впервые, по крайней мере, в новейшей истории, когда человек, который является непосредственно выходцем из нашей страны, попадает в британское законодательное собрание. И будет из первых уст рассказывать о том, что видит, слышит, что происходит у нас».