Звезды

Во МХАТе состоялась обросшая скандалами премьера спектакля "Лавр" с волком, Якубовичем и торсом обнаженного мужчины

Наш колумнист Сергей Селедкин считает - "православный йог поставил невозможный спектакль"
Фрагмент спектакля "Лавр" на сцене МХАТ. Фото: mxat-teatr.ru

Фрагмент спектакля "Лавр" на сцене МХАТ. Фото: mxat-teatr.ru

Побывав во МХАТе на спектакле «Лавр», спешу огорчить хейтеров. Худрук вас обманул. Ни зеленого кривочлена, ни трусов с резинкой от фирмы Capitolina там не было.

Плачьте!

Для тех, кто не понимает, в чем дело, поясню. 12 декабря на сцене «МХАТа для бедных» (так в народе называют МХАТ имени Горького) показали самое скандальное театральное событие ковидного года.

"Москва замерла в ожидании", - гласила реклама и не врала. Замерла, еще как.

О том, что худрук Эдуард Бояков готовит спектакль по роману, который невозможно перенести на сцену, заговорили задолго до премьеры. Не секрет, что Боякова многие ненавидят и только и ждут, когда его снимут. Ненавистники потирали руки с перстнями: они были уверены, что дорогостоящей постановкой Эдуард подписал себе смертный приговор.

Сторонники Боякова, напротив, обещали, что спектакль станет восьмым чудом света.

Почему «Лавр» невозможно поставить

Каждый, кто хоть краем уха слышал, что такое «Лавр» - может себе представить степень задачи.

Произведение о жизни средневекового лекаря Арсения - хоть и лучшее на сегодняшний день сочинение современного классика Водолазкина, но ни разу не пьеса. Это роман, причем, сложнострукурированный, житийный.

Когда Бояков получил МХАТ во владение - решил, что именно "Лавр" должен стать программным высказыванием обновленного театра, в котором "речь постоянно должна идти о чем-то невозможном». Учитывая то, что режиссером «программного высказывания» выступил сам Бояков, то можно себе представить, насколько это было важно для Эдуарда. Вы помните, когда в последний раз Бояков что-то ставил? Я - нет.

Автор текста спектакля - Евгений Водолазкин, режиссёр-постановщик – Эдуард Бояков. Фото: mxat-teatr.ru

Автор текста спектакля - Евгений Водолазкин, режиссёр-постановщик – Эдуард Бояков. Фото: mxat-teatr.ru

История с трусами

В течение года нас кормили спойлерами с полей. Мол, на репетиции привели настоящего живого волка. На репетиции привели настоящего живого Якубовича. Актерам наняли преподов по старославянскому и мучают их хЫтрыми фразами. Актеров повезли в Оптину пустынь на послушание…

Особенно напирали на так называемую «генитальную» составляющую спектакля.

Бояконенавистники убеждали, что спектакль, якобы пошловат и пересказывали эпизод, в котором к одному из героев «приходят трое мужиков, поворачиваются задом к зрителю и снимают портки. Тот разглядывает их причиндалы и охает: как же вас бабы к себе пускают!? Потом начинается лекция, как нужно эти причиндалы мыть».

Пошлая тема активно муссировалась, а незадолго до премьеры переросла в скандал. По всем соцсетям прошла картинка декорации. Позеленевшая нижняя часть мужского туловища с тем самым органом, который очень любят показывать на спектаклях Кирилла Серебренникова.

Театр катится вниз. Гениальная сцена превращается в генитальную, - разорались хейтеры и громче всех - критик Капитолина Кокшенева.

Спустя несколько дней спойлеры принесли привет Кокшеневой. Во время очередной репетиции декорацию нарядили в трусы с надписью «Kapitolina».

Предела негодованию критика не было.

Премьеру "Лавра" уже называют главным театральным событием года. Фото: mxat-teatr.ru

Премьеру "Лавра" уже называют главным театральным событием года. Фото: mxat-teatr.ru

Как оно на самом деле

Не знаю, ходила ли Капитолина Кокшенева на премьеру, но если бы ходила - оказалась разочарованной. Никаких гениталий там не показали. И надписи «Капитолина» на резинке от трусов не оказалось.

Я-то тоже грешным делом поддался убеждениям негодующих о том, что скрепы попраны. И поверил, что зеленый кривочлен - это чуть ли не главная афиша.

Оказалось - ничего подобного. Картинка провисела секунд двадцать и то по делу. Травник Христофор объяснял маленькому герою «Лавра» устройство человеческого тела. Все по книге, и если бы не болезненно-заинтересованный взгляд хейтеров, выискивающих клубничку, я бы ничего такого не увидел. Чего-чего, а пошлости в спектакле ну просто ни грамма.

А по итогам спектакля хейтеры грустно констатировали: "Смириться с мыслью, что православный и велеречивый йог в кроссовках может сделать неплохой спектакль, тяжело".

Если отбросить все ужимки и прыжки, то, положа руку на сердце, нужно признать. Боякову заявленное удалось. "Лавр" - это суперспектакль, стреляющий энергией, как котлета на сковороде.

Даже сам автор «Лавра» Евгений Водолазкин, присутствовавший на предпремьерном показе, восхищенно сверкал очками и потом, на пресс-подходе, назвал зрелище "грандиозным".

Кажется, Боякову удалось учесть все.

Во-первых, прекрасна музыкальная составляющая. Весь спектакль для зрителей звучит старинная народная музыка в исполнении прекрасной Варвары Котовой и ансамбля. Удивительный постмодерный эффект: в старинной музыке органически соединились не только гусли и колесная лира, но и гитара с маримбой.

Во-вторых, конечно, актеры. Если Алиса Гребенщикова в роли Устины, и Леонид Якубович в роли старца Никандра - это, скорее, затравка, привлекающий внимание ход, то Дмитрий Певцов - попадание очень точное. Три четверти действия Певцов читает текст как рассказчик (актеру пришлось выучить назубок почти всю книгу Водолазкина!), а в конце - с поседевшими волосами и бородой - сам становится главным героем, постаревшим Лавром. Певцов собирает свой особенный спектакль и великолепной актерской игрой ставит убедительную точку, прошибающую насквозь.

В - третьих, замечательны спецэффекты. Например, помимо музыки и визуальных эффектов, спектакль использует обонятельную составляющую. Зрителя сопровождает букет запахов. Пахнет ладаном, морем, цветами, избой травника Христофора. (Иной раз полезный дух был настолько сильным, что зрители в первых рядах чихали в маски).

Поражает настоящий дрессированный волк-артист, который выходит даже на финальный поклон и не боится аплодисментов. Само собой - великолепны костюмы и главное - многоэтажные декорации, напоминающие многоэтажный дом в разрезе, в каждом отсеке которого происходит действие.

Это - особая фишка Боякова. Режиссер долго не мог решить, как изобразить житие на сцене, но решение пришло случайно, когда худрук взглянул на икону в своем кабинете.

«Я увидел, что в центре иконы изображен святой, а вокруг него по часовой стрелке идут картинки из его жизни, рассказывающие о его пути к святости. Этот принцип комикса и помог нам создать декорацию из 24 кубиков, где с помощью актеров оживает путь Лавра», - рассказывал Эдуард.

Три с половиной часа пролетают незаметно. В финале - несмолкающие аплодисменты, слезы и искры из глаз. Восторженные дети из числа тех, кому удалось прорваться на спектакль в обход возрастному цензу. Это впечатляет не меньше книги, завоевавшей в свое время все мыслимые и немыслимые награды. Это грандиозно!, - скажу я вам. -Спектакль для всех.

О чем говорят критики

Когда обвинения в пошлости не оправдались, стали ругать за остальное. Само собой, за Якубовича. Узнаваемые интонации ведущего "Поля чудес" даже в гриме никуда не скроешь. Когда Леонид Аркадьевич в финальном слове говорит "Прощайте", из памяти комически всплывает: "Вращайте барабан".

Наверное, можно согласиться с тем, что Якубович - скорее, средство привлечения внимания зрителей из числа тех, кто в театр не ходит и ничего интереснее "Поля чудес" не видел. Но, в общем-то, почему нет?

Досталось на орехи декорациям. Кого-то бесит, что все дорого-богато. (Очень любопытная претензия, потому что спектакль "Мастер и Маргарита", где декораций нет, раскритиковали за то, что декорации такие нищебродские).

Замечательную придумку с многоэтажными декорациями тоже ругают: мол, не нова. Соглашусь: в Европе, начиная с нулевых, подобные сценографические конструкции использовали очень часто, а если говорить про Москву - то почти один в один такая декорация была, например, в РАМТе в спектакле "Рок-н-ролл" по Стоппарду. Любил "многотажки" Женовач: он ставил в таких конструкциях Булгакова. Но упрекать вслед за какой-то злыдней, что из «Лавра» сделали «Зойкин квартирник», было бы глупо. Конструкция здорово и органично вписывается в действие и великолепна в условиях, когда места действия, времена и герои скачут с космической скоростью. Правда в том, что у Боякова взаимодействие героев в ячейках не особенно интересно проработано, например, несчастная Алиса Гребенщикова, играющая Устину, два часа просто стоит, замерев, как статуя.

Но это все правда мелочи по сравнению с главным результатом. Житие, поставленное на сцене, три с половиной часа держит внимание даже неподготовленного зрителя! Это ли не круто, это ли не чудо.

Тем, кто упрекают постановку в том, что роман мало переделали в пьесу - можно порекомендовать спектакль "Лавр" от Петербургского Театра на Литейном, поставленный весной. Если позволит жизнь, его привезут на офф-программу "Золотой маски", где и можно будет сравнить и посмотреть два прочтения.