Общество

Полицейский конь службу не испортит: как несут дежурство в уникальном батальоне московского МВД

Почему в 2020 году в полиции продолжают выходить в патрули на лошадях

Фото: Андрей АБРАМОВ

Если заглянуть в документы полиции, то лошади числятся как спецсредство — то же самое, что резиновая палка или бронемашина. Но в кавалерийском батальоне признаются, что название режет слух. Своих лошадей они называют не иначе как боевыми товарищами. Корреспондент «КП» отправился в дежурство вместе с конной парой по парку «Сокольники».

ПЕРЕД СЛУЖБОЙ КОНИ СДАЮТ ЭКЗАМЕН

На службу с конезаводов принимают только породистых лошадей в возрасте двух-трех лет. Чаще всего берут ганноверских и орловских рысаков — известны своей выносливостью. Далее полтора года тренировок. Скакуна объезжают, и приучают к громким звукам. Автоматная очередь, истеричные клаксоны — все это перестает восприниматься животными как угроза, от которой нужно бежать.

Первый час рабочего дня сотрудники готовят коня к службе.

Первый час рабочего дня сотрудники готовят коня к службе.

Фото: Андрей АБРАМОВ

В конце экзамен за право служить. Не сдал — еще полгода дрессировки и новый шанс. Если не прошел, значит в полиции не место. Готовят лошадей одни сотрудники, а работают на них потом другие.

Обратите внимание на обувь кавалеристов: сапоги, а не берцы.

Обратите внимание на обувь кавалеристов: сапоги, а не берцы.

Фото: Андрей АБРАМОВ

В московской полиции свыше 200 непарнокопытных спецсредств. Точное число в каждом батальоне засекречено, как и состав оружейного арсенала. В будни патрулируют парки и лесные зоны, а по праздникам охраняют массовые мероприятия.

В конюшне живет кот, которого называют «боевым кавалеристом-мышеловом».

В конюшне живет кот, которого называют «боевым кавалеристом-мышеловом».

Фото: Андрей АБРАМОВ

Каждый день лошадок осматривают ветеринары. Хоть и крупные животные, но нежнее людей. Дышат только через нос, поэтому даже насморк для них опасен. Если живность захворала, ее заберут с места службы в полк при котором работает отделение ветеринарной службы. Там даже солярий для животных. Витамин D жизненно важен для коней, а поскольку большую часть времени их держат в конюшне, ультрафиолета может не хватать.

Построение верхом на лошадях.

Построение верхом на лошадях.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Первый час сотрудники готовят лошадей: все как в четверостишии Агнии Барто. Любовно расчесывают шерстку, гребешком проходятся по хвосту и гриве. Даже брызгают кондиционером, чтобы волос не путался. Копыта натирают мазью от грибка.

ЧТО ЗАШИФРОВАНО В КЛИЧКЕ

Ныряем вглубь парка вместе с младшим лейтенантом полиции Олегом Беленко. Рос он в деревне и с лошадьми дело имел. В армии сослуживец рассказал, что собирается после дембеля пойти кавалеристом. Олег тоже захотел. За девять лет дослужился до заместителя командира взвода.

Конная полиция патрулирует парки уже давно, но люди все равно удивляются.

Конная полиция патрулирует парки уже давно, но люди все равно удивляются.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Его напарница — старший сержант Юлия Кузнецова. В детстве занималась конным спортом — конкур, джигитовка. Есть спортивный разряд. Еще ребенком гуляла в парке, увидела кавалеристов и поняла: работа мечты выглядит так. Таких, чтоб раньше не ездили на лошадях, в полку практически нет.

За рабочий день конная пара проходит около 20 км.

За рабочий день конная пара проходит около 20 км.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Олег восседает на коне Сандале. Но все на батальоне зовут его Тапком, потому что созвучно с «сандалью». Под Юлей верный гановерец Норфолк. В первой букве клички зашифрован год рождения из специальной таблицы. Животным минимум два раза за жизнь дают имя: при рождении и поступлении на службу. Второй раз его выбирает отделение ветеринарной службы 1-го оперативного полка, но сотрудники также могут вносить предложения.

При себе у сотрудников нет протоколов, поэтому если кого-то задерживают, то за ним приезжает машина и везет в отделение.

При себе у сотрудников нет протоколов, поэтому если кого-то задерживают, то за ним приезжает машина и везет в отделение.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Пока идем по аллее, кони нет-нет да схватят ветку лесного куста.

— Жвачные животные — привычка постоянно что-то пережевывать. Кормят их три раза в день овсом и сеном. Плюс полагается мел и соль, в качестве витаминов, — объясняют полицейские.

Не все отдыхающие адекватно воспринимают полицейских-кавалеристов.

Не все отдыхающие адекватно воспринимают полицейских-кавалеристов.

Фото: Андрей АБРАМОВ

ЗАДЕРЖАННОГО ВЕРХОМ В ОТДЕЛ НЕ ПОВЕЗУТ

Назвать парк криминогенным — язык не поворачивается. На каждой дорожке гуляет женщина с коляской или несется велосипедист. Но работа у полиции есть. Ветер приносит запах шашлыка — разводить огонь нельзя. Если кого-то задерживают, на коне в отдел не везут. Приедет дежурная машина, которая заберет негодяя, а кавалеристы продолжат маршрут.

В районе Сокольники кавалеристы — любимцы местных жителей. С ними всегда норовят сфотографироваться.

В районе Сокольники кавалеристы — любимцы местных жителей. С ними всегда норовят сфотографироваться.

Фото: Андрей АБРАМОВ

На тенистой тропинке первые же пешеходы замирают с удивленным «ух ты!» на устах. Конная полиция здесь появилась еще в 90-е годы, но гуляющие до сих пор удивляются.

Почти все полицейские в этом батальоне до службы имели опыт обращения с лошадьми.

Почти все полицейские в этом батальоне до службы имели опыт обращения с лошадьми.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Рядовая служба — это несколько часов безостановочного патруля парка. У каждой пары свой маршрут на день, который они многократно объезжают. В день выходит по 20 км.

Многие спрашивают, почему сотрудников не пересадят на велосипеды? Ответ прост: конь — настоящий вездеход по сравнению с двухолесным.

Многие спрашивают, почему сотрудников не пересадят на велосипеды? Ответ прост: конь — настоящий вездеход по сравнению с двухолесным.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Лошадь — элемент психологического воздействия. В трезвом уме трудно представить, что кому-то хватит запала лезть на коня. Но полицейские говорят — сплошь и рядом! Словно в доказательство на дорожке появляется взъерошенный мужик. Без тени стеснения он подходит вплотную к морде животного и непонятно к кому обращаясь — сотрудниками или коню — требует сигарету. Странному прохожему советуем вести здоровый образ жизни и отправляемся дальше.

Работают кавалеристы по графику 5/2, но бывают и дополнительные дежурства.

Работают кавалеристы по графику 5/2, но бывают и дополнительные дежурства.

Фото: Андрей АБРАМОВ

«СО СТОРОНЫ КАЖЕТСЯ, ЧТО МЫ НАСЛАЖДАЕМСЯ ЖИЗНЬЮ»

О нарушениях кавалеристам рассказывают отдыхающие: там заметили выпивох, в другом месте дикий лось вышел из леса. Просят найти потерявшихся детей и собак.

— Нам сверху лучше видно. Детей быстро находим в толпе среди парка. Да и собак отыскивали. Вернее это они к нам выходили — псы любят к лошадям прибиваться, — рассказывает Юлия.

Герои материала «КП» Олег и Юлия не готовы переводиться на службу в другие подразделения — им нравится работать здесь.

Герои материала «КП» Олег и Юлия не готовы переводиться на службу в другие подразделения — им нравится работать здесь.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Как-то неподалеку от станции Маленковская к кавалеристам подбежала прохожая, у которой только отняли сумку. Полицейские — в погоню. Грабитель думал, что затеряется в гигантском парке, но когда заметил несущихся кавалеристов, все понял и сдался.

Летом патрулируют до 22:00, а зимой до 17:00 — в темноте лошадь может оступиться. Но в зимнее время и на смену выходят раньше. Дополнительно лошадь покрывают попоной для тепла.

За рабочий день у всадников всерьез устает спина. Многие записываются на массаж или сами делают упражнения.

— Со стороны кажется, что мы весь день катаемся, наслаждаемся жизнью. Но на деле это не менее сложно, чем пеший патруль. Ты устаешь, животным нужно управлять, плюс ответственность, чтобы лошадь никому не причинила вреда. Да и зимой пешеход может зайти погреться, а кавалерист нет, — делятся сотрудники.

КУДА ЖИВОТНЫЕ ИДУТ НА ПЕНСИЮ

Юлия вспоминает зимний морозный день. На прудах парка собирается клуб моржей. Среди них дедок за 70 лет. Ветеран движения решил пробежаться по зимнему лесу в плавках после окунания. Чуть зашел вглубь и завалился без сознания.

Напарник Юлии скинул свой бушлат и укутал деда. Женщина-полицейский принялась растирать спортсмена. Сбегали к проруби за его одеждой.

— Пока ждали скорую, старалась отогреть: очнулся! Когда приехали медики, дедушка отказался ехать в больницу. Отпустили домой его, — делится еще одним случаем на работе.

Последний час рабочего дня кавалеристы вновь посвящают уходу за животным. Всего лошади в среднем служат до 16 лет. А после каждый год проходят медкомиссию: по индивидуальным показаниям она может остаться на службе еще на один год. После выхода на «пенсию» их выкупают спортивные школы, конно-спортивные клубы, а также фермы. Полицейские скакуны в отличие от спортивных спокойны и управляемы — как раз для новичков.