Общество

«Как в космосе»: завершен полевой этап Большой норильской экспедиции

Отбор проб на Таймыре продолжался 1 месяц. При поддержке «Норникеля» ученые из 14 научных институтов СО РАН изучили и обследовали территорию от Норильска до Карского моря.
По итогам лабораторных исследований участники экспедиции предоставят комплексный отчет. Фото: Е.Тумашова

По итогам лабораторных исследований участники экспедиции предоставят комплексный отчет. Фото: Е.Тумашова

Первые участники Большой норильской экспедиции (БНЭ) прибыли в Норильск еще в конце июля. Специалисты разделились на несколько отрядов по научному профилю – почвоведы, гидробиологи, геофизики, мерзлотоведы, геохимики и геохронологи, ботаники и зоологи.

Организованная «Норникелем» экспедиция – это комплексное и самое масштабное исследование в Арктической зоне в ХХI веке, считает научный руководитель БНЭ, председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Пармон.

Организованная экспедиция – это комплексное и самое масштабное исследование в Арктической зоне в ХХI веке. Фото: Е.Тумашова

Организованная экспедиция – это комплексное и самое масштабное исследование в Арктической зоне в ХХI веке. Фото: Е.Тумашова

«Было важно не просто выявить уровень конкретного загрязнения, а обеспечить, во-первых, всесторонние, и во-вторых, объективные и качественные исследования», – добавил он. «Мы заранее договорились, что экспедиция не ограничится территориями вблизи ТЭЦ-3, а обследует ряд удаленных участков, чтобы собранный материал и его анализ послужили интересам многих субъектов, работающих в Арктике».

В общей сложности специалисты отобрали несколько тысяч образцов донных осадков, воды, грунта и растений. Фото: Е.Тумашова

В общей сложности специалисты отобрали несколько тысяч образцов донных осадков, воды, грунта и растений. Фото: Е.Тумашова

Ученые совершили несколько дальних забросок. Пешком, на трэколе, катерах и вертолетах они преодолели более тысячи километров. В тундре, на озере Пясино и даже на берегу Карского моря – в общей сложности специалисты отобрали несколько тысяч образцов донных осадков, воды, грунта и растений, рассказал руководитель полевого этапа БНЭ, заведующий лаборатории эколого-экономического моделирования техногенных систем Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН Николай Юркевич: «В полях работали и кандидаты, и доктора наук. Это люди с многолетним опытом работы в арктических регионах, в полевых продолжительных экспедициях. Они подбирались не только по научному статусу, но и по состоянию здоровья, по физической форме, по психологическим характеристикам. 35 человек месяц живут единой семьей, здесь и конфликты нежелательны, определенное сходство характеров, умение договариваться тоже важны. Как в космосе!»

Особый интерес у ученых вызвал участок в районе впадения реки Амбарная в озеро Пясино там, где установлены боновые заграждения. Фото: Е.Тумашова

Особый интерес у ученых вызвал участок в районе впадения реки Амбарная в озеро Пясино там, где установлены боновые заграждения. Фото: Е.Тумашова

Особый интерес у ученых, конечно, вызвал участок в районе впадения реки Амбарная в озеро Пясино там, где установлены боновые заграждения. Если до бонов места загрязнения от разлива топлива были видны невооруженным глазом, то уже на самом озере специалисты ловили рыбу на ужин и даже купались – в августе на Таймыре установилась аномально теплая погода.

Впечатлениями от экспедиции поделился доктор биологических наук, заведующий лабораторией техногенных лесных экосистем Института леса им. В.Н.Сукачева СО РАН Александр Шишикин: «Обычно, знаете, показывают вымазанных птиц в нефти, погибших животных. Но здесь этого не было. Выводки полные, смертности мы не наблюдали по крайней мере. Единственное, что мы заметили – трясогузки. Они питаются около воды, и они как раз там еду, насекомых берут. И обычно в это время кочуют семьями, а мы встречаем в основном молодых одиноких птиц. В остальном отклонений каких-то мы не увидели».

На основе полученных образцов специалисты смогут не только выявить загрязнения, но и восстановить хронологию его накопления. Фото: Е.Тумашова

На основе полученных образцов специалисты смогут не только выявить загрязнения, но и восстановить хронологию его накопления. Фото: Е.Тумашова

Территорию площадью около 50 кв. км. в районе ТЭЦ-3 Норильска детально обследовали геофизики и мерзлотоведы. Последние пробурили несколько десятков колонок глубиной до 15 метров и провели термометрию. На основе этих исследований будет составлена карта мерзлоты – объяснил заведующий Игарской геокриологической лабораторией Института мерзлотоведения СО РАН Сергей Сериков: «Наша задача – дать геокриологическую оценку текущей ситуации и прогноз. Ведь были предположения, что потепление сильно повлияло на обстановку, что идёт деградация мерзлоты. Но это только предположение. Мы приехали, чтобы дать ответ на этот вопрос».

Бурением занимался и отряд геохронологии. Только не на суше, а на реках и озерах. Специалисты из Новосибирска присоединились к экспедиции последними. И с погодой им явно не повезло. Работы на озере Пясино растянулись почти на неделю. Все из-за сильного ветра – мобильную буровую платформу вынесло на отмель. Назад к месту стоянки ученым пришлось идти 20 км пешком по берегу.

«Озеро Пясино – это очень сложный объект», – объяснил руководитель отряда геохрологии Сергей Кривоногов. «Потому что, во-первых, оно мелководное, а во-вторых, очень большое – почти 100 км в длину и 10 км в ширину. На озере Пясино мы планировали отработать южную часть. И в результате нам это удалось!».

Полевой этап экспедиции завершился. Ученым предстоит долгая и кропотливая работа в своих научных институтах. Фото: Е.Тумашова

Полевой этап экспедиции завершился. Ученым предстоит долгая и кропотливая работа в своих научных институтах. Фото: Е.Тумашова

На озерах и реках геохронологи пробурили 15 колонок – глубиной от 1 до 4 метров. На основе полученных образцов специалисты смогут не только выявить загрязнения, но и восстановить хронологию его накопления. Интересно, что свои пробы – керны в пластмассовых трубках они перевозят только в вертикальном положении. Вообще, отношение к взятым пробам у ученых особое. Малейшее нарушение правил хранения или транспортировки, и добытые с таким трудом образцы уже нельзя приобщить к исследованию. Именно поэтому, например, гидробиологи после каждого полевого выхода еще подолгу сидели в лаборатории, консервируя пробы и готовя их к перевозке. Пробоподготовка – это едва ли не самый важный этап в работе ученых.

«Бентосные организмы могут уже погибнуть через сутки», – подчеркивает кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института биофизики СО РАН Александр Толомеев. «И мы в этом случае получим совсем другую картину, чем та, что на самом деле была в реке. Вчера, например, мы прошли около 10 километров. И сидели ещё потом до 3-ех часов ночи готовили пробы».

Полевой этап экспедиции завершился. Ученым предстоит долгая и кропотливая работа в своих научных институтах – в Новосибирске, Томске, Барнауле, Якутске и Норильске. Изучать собранные образцы они будут вместе с академиками, авторитет которых признан во всем мире.

«Научным результатом экспедиции должно стать нечто намного большее, чем комплексная картина последствий конкретного события или совокупности событий», – отметил председатель Сибирского отделения РАН Валентин Пармон.

По итогам лабораторных исследований участники экспедиции предоставят комплексный отчет. А кроме того, ученые выработают модели и рекомендации для хозяйственной деятельности в Арктике и улучшения экологической обстановки на Таймыре. Планируется, что результаты БНЭ опубликуют в декабре этого года.