Звезды

"Курсовая работа": Из воспоминаний «шестидесятников» любовно составлен целый сборник

«Комсомолка» представляет миниатюрный фрагмент книги, написанный Костей Щербаковым
Обложка книги ""Курсовая работа": Выпускники журфака МГУ имени Ломоносова 1960-го года делятся вминаниями

Обложка книги ""Курсовая работа": Выпускники журфака МГУ имени Ломоносова 1960-го года делятся вминаниями

Станислав Сергеев, Лидия Графова, Марк Розовский, Эдгар Чепоров, Виктор Веселовский, Андрей Золотов, Леонид Кудрин, Татьяна Харламова… Что объединяет этих столь разных людей, собравшихся под одной обложкой в книжке со студенческим названием «Курсовая работа»? Читающий человек ответит: журналистика. Да, этих людей и ещё с десяток авторов книги, работавших и работающих (журналистика - это не должность, а призвание) в различных изданиях, на радио и телевидении, в науке и даже в театре, объединяет действительно это – служение правде и слову. Но и ещё одно. Все они – выпускники журфака МГУ имени Ломоносова 1960-го года. Выпускники оттепели, вскоре после неё, после материнских рук Альма-матер попавшие сразу – в предзимье (особенно если «зимой» считать время нынешнее, не только по сединам, прикрывшим их головы даже при наличии застенчивых лысин. И – достойно проживавших и проживающих все четыре времени своего человеческого века. В книге, кстати, представлен и печальный некрополь: вспомянуты имена уже ушедших, навсегда «выпущенных» выпускников, среди которых есть и ветеран «Комсомольской правды» Валерий Киселёв.

Сборник любовно составлен из воспоминаний и размышлений «шестидесятников», и то, как написаны эти эссе и экзерсисы, доказывает и памятливость, и талантливость, и правдивость того легендарного выпуска. «Комсомолка» представляет миниатюрный фрагмент книги, написанный Костей Щербаковым, которого в легендарном, конструктивистском, похожем на отсек «Авроры» коридоре «Комсомольской правде» я лично впервые увидел в далёком-далёком 1968-м. Крупным, вальяжным, молчаливым, почти что ледоколом, проходил он его тогда… Да почти так же ходит и сегодня. Только поступь, конечно же, легче, почти надземная, как и лёгкий пушок надо головой на месте былой непокорной гривы…

***

«В 1967 году за публикацию статьи Карпинского и Бурлацкого о засилии цензуры в театре и не только, я был снят с должности члена редколлегии, редактора отдела литературы и искусств «Комсомольской правды». Через несколько дней после этого, сами понимаете, печального для меня, события, позвонил секретарь Союза кинематографистов СССР Александр Васильевич Караганов и сказал, что моё заявление удовлетворено, я принят в Союз.

Жизненные штрихи. В те же дни секретарь правления Союза писателей СССР Афанасий Дмитриевич Салынский предложил поужинать вместе. «Давно не виделись, Константин, так нельзя, давайте-ка в ресторан сходим вчетвером, не спеша, на весь вечер». Хорошо посидели.

А в газете я тогда остался, в хорошей должности обозревателя - благодаря усилиям достойных людей и прежде всего главного редактора «Комсомолки» Бориса Панкина, который и сам, опубликовав статью Карпинского и Бурлацкого, оказался в ситуации, мягко говоря, непростой.

Да, ещё позвонил заместитель председатель ВТО, Виктор Владимирович Гудев, с которым я был едва знаком, и предложил льготную путёвку в дом творчества «Руза» (время было горячее, летнее, все путёвки давно распроданы. Для меня, однако, сыскалась).

Понимание профессиональной, товарищеской солидарности оказалось общим – у очень разных, в том числе официальных людей, хотя время и обстоятельства к такому единению, казалось бы, располагали не очень.

Но так было. В 1967, напомню, году».

Константин Щербаков