Звезды

«Сколько я еще проживу? Желание есть, сил нет!»: Раиса Рязанова тоскует после смерти сына

Народная артистка надеется, что через год станет легче
Раиса Рязанова с единственным сыном Данилой Перовым

Раиса Рязанова с единственным сыном Данилой Перовым

75-летняя актриса Раиса Рязанова восемь месяцев назад похоронила единственного сына. Данила Перов служил в театре «Содружество актеров Таганки». У Раисы Ивановны есть взрослый внук Андрей, но все ее мысли о скоропостижно умершем сыне. Даниле был всего лишь 51 год. Причиной внезапной смерти сына народной артистки стал оторвавшийся тромб. Мужчина не жаловался на здоровье, ничего не предвещало беды. Раиса Ивановна сильно тоскует, не отказывается от работы, чтобы отвлечься от печальных мыслей. 26 сентября Рязанова играет в постановке «Кукла для невесты».

«Внук звонит спрашивает, как дела. Я ему говорю, что жива пока. Хочется пожить побольше за сына…» - плачет Раиса Ивановна. Общается с друзьями и коллегами, чтобы отвлечься. Говорит, что месяцы идут, а душевная боль не утихает. Мать с сыном были очень близки: каждый день созванивались, Данила окружал Раису Ивановну заботой и вниманием. Теперь коллеги и друзья Данилы стараются навещать безутешную мать, поддерживать и беседой, и делом. Постоянно звонит невестка Алена и внук Андрей.

Сегодня на YouTube вышло шоу «Честный развод» - Раиса Рязанова рассказала о своей жизни коллеге Агате Муцениеце.

Раиса Ивановна, пережив трагедию, говорит: «Понимаю, как мы тратим жизнь на такие пустяки. У меня настал цикл отсчета какого-то… И вот я сейчас думаю, какая короткая у человека жизнь. И никто не знает, с кем что случится. Мне 76-й год. Сколько я еще проживу? На передаче у Бори Корчевникова я сказала, что буду жить за сына. Не знаю насколько у меня хватит сил. Желание есть. Сил нет. Сейчас все еще напоминает о нем. На даче – и вот это он делал, и это тоже он. Инструменты, вот для этого покупал…»

Недавно Рязанову навещал актер Александр Мохов, помогал по хозяйству. А, побывав в сарае, сообщил Раисе Ивановне, что ее сын отличный хозяин – собрал набор инструментов и всего необходимого: надолго хватит. Рязанова вспоминает, каким заботливым, запасливым был сын – обеспечивал всем необходимым. А она лишь ворчала каждый раз: «Зачем ты это все покупаешь!»

Теперь актриса рассуждает о смысле денег: «Для чего эти антрепризы? Какие-то деньги зарабатывали - кому куда? Мне? Творожок, кефир в лучшем случае – кусок колбасы если она только очень уж хорошая…»

Раисе Ивановне сложно смириться, что ее здорового мальчика вдруг не стало. Они поговорили по телефону незадолго до трагедии: «Как мне сказали, он был в театре ведущим в своем возрастной категории актером. Что-то заболело… Что-то не то съел, какая-то подагра… Я до сих пор не знаю, как и в чем она выражается, но ребята говорят, что он как-то жаловался – с рукой там чего, с ногой… Я никогда не видела его хромающим. Он мне никогда ни разу не сказал об этом. «Даня, как дела?» Нормально. Все у него было нормально. Тут я недавно узнаю, что он запорол мотор у машины, и он мне ничего не сказал. А я сейчас гадаю почему – не желал меня расстраивать, просить у меня деньги. Он обошелся без меня – у кого-то перезанял, или с книжки снял. Я думаю, что снял, потому что мы с ним делали вклады…»

Теперь у Раисы Ивановны остались воспоминания о сыне и надежда, что время лечит: «Жизнь – важнее всего. Когда говорят встретимся «там» - я теперь не уверена. Говорят, что после года будет полегче…»