Коронавирус Covid-19

Вакцина под грифом «секретно»: над средством от COVID-19 работают не только вирусологи, но и спецслужбы всего мира

Разведчики охотятся за формулой вакцины, а также охраняют собственные разработки
Сегодня настоящая гонка космических масштабов идёт в микромире.

Сегодня настоящая гонка космических масштабов идёт в микромире.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Сегодня настоящая гонка космических масштабов идёт в микромире. Кто первым разработает вакцину от коронавируса, тот и получит лавры спасителя Земли от чумы 2020 года и влияние, сравнимое с запуском первого космического спутника. Недаром российская вакцина от COVID-19 получила название «Спутник V».

Об успехах в разработке своих вариантов вакцины объявляли и другие страны. Но одно дело — говорить, а другое — предъявить эффективный препарат, который будет убивать именно вирус, а не пациента.

Неудивительно, что многие игроки пытаются добыть рецептуру не совсем честными средствами. Самый известный пример — ещё весной американские корпорации попробовали перекупить и перевезти в США немецких фармакологов, занимавшихся разработкой заветной формулы. Эта попытка вызвала гневную реакцию правительства ФРГ, которое обычно с атлантическими партнёрами не спорит.

Если даже в публичной политике вокруг вакцины кипят страсти и ломаются копья, что уж говорить о непубличной арене, на которой ведутся игры спецслужб.

Кажется, легко представить: роковая красотка соблазняет ботана-лаборанта из правительственной лаборатории, микрофильмы с формулами передаются связному в сером пальто под видом пачки сигарет… Где-то, наверное, нечто подобное и происходит. Но спецслужбы развитых стран давно облюбовали другую сферу — виртуальную.

При президенте Трампе в США значительно расширился штат так называемого киберкомандования Пентагона. По сути это тысячи боевых хакеров на государственной службе, которые, по официальной версии, защищают страну от киберугроз… Но тот, кто обороняется, легко может и переходить в наступление.

— Абсолютно всё, что рассказал беглый сотрудник Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден, является правдой, — комментирует политолог и эксперт по кибербезопасности Михаил Фрибен. — Американские спецслужбы могут безо всякого решения суда получить мгновенный доступ практически к любым данным в Сети. Переписку в мессенджере и историю запросов в западном поисковике, содержимое смартфона практически любой популярной марки. Например, многие люди безо всякой задней мысли фотографируют на мобильник рабочие документы, чтобы всегда были под рукой, в «облаке». Где, по сути, их может просмотреть кто угодно…

Примеры успешных операций боевых хакеров по понятым причинам не афишируются. Но таковые есть. В конце нулевых американские и израильские киберспецназовцы заразили вирусом компьютеры, управлявшие иранскими центрифугами по обогащению урана. «Заболевшие» механизмы начинали вращаться слишком быстро, один за одним выходили из строя, и по планам Тегерана по разработке ядерного оружия был нанесён серьёзный удар.

Конечно, почти все разработки вакцины от коронавируса ведутся в лабораториях с ограниченным допуском, для исследований часто применяются так называемые чёрные компьютеры — которые вообще не подключены к «внешнему интернету», так что данные с них украсть нельзя. По крайней мере, в теории.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения, на данный момент в мире ведутся работы над 36 версиями вакцины от коронавируса. Исследования проводят ученые Оксфордского, Осакского, Квинислендского и других университетов мира. Количество секретных военных лабораторий, которые занимается тем же, неизвестно никому.

— На самом деле хакер взламывает не столько твой компьютер, сколько твой мозг, — продолжает Фрибен. — Вспомните пранкеров: телефонные шутники звонят мировым политикам, выдавая себя то за экоактивистку Грету Тунберг или кого-то ещё, а те охотно разбалтывают секреты. То есть основная брешь в безопасности — это сам человек.

Именно поэтому вы не узнаете фамилии разработчиков российской вакцины (кроме всего пары учёных, которым официально разрешено давать комментарии для СМИ): чем меньше имён, тем меньше целей для боевых хакеров. Да и другие спецслужбы тоже стоят на страже разработок своих вирусологов.

Кстати, у разведчиков появился термин «вакцинный национализм», которым они называют новый вид кибершпионажа. Они жалуются, что вместо того, чтобы сотрудничать, лидеры некоторых мировых держав тянут одеяло на себя и стараются с помощью разведывательных технологий опередить друг друга. Такая гонка активизировала кибершпионов, которые любым способом, чаще всего противозаконным, пытаются узнать информацию о состоянии дел по производству вакцины в других странах.

Неудивительно, что многие игроки пытаются добыть рецептуру не совсем честными средствами.

Неудивительно, что многие игроки пытаются добыть рецептуру не совсем честными средствами.

Фото: Олег УКЛАДОВ

На страже секретов стоят не только спецслужбы, но и юристы, врачи, ученые, политики. Любое разглашение вакцинных формул кое-где приравнивается к госизмене. Привлечь к ответственности могут и за дезинформацию.

— Мы регулярно фиксируем кибератаки на стратегические объекты, включая, например, Центральную избирательную комиссию в недавний Единый день голосования, — говорит источник в российских военно-дипломатических кругах. — Атаки эти ведутся из-за рубежа. Американцы в подобных случаях во всём винят «русских хакеров», но на самом деле в Сети легко запутать следы, взломщик может находиться в одной стране, взламывать другую, а действовать в интересах третьей. Поэтому мы, в отличие от «партнёров», обвинять персонально их во всех смертных грехах не спешим и даже готовы к сотрудничеству в борьбе с общими киберугрозами.

По словам собеседника, стратегические разработки ведутся на компьютерах с отечественной архитектурой (то есть в них нет «закладок» от западных производителей). Но бдительность, конечно, не повредит. Ведь мощный киберспецназ есть не только у США, но и у Ирана, Израиля, Китая и даже Украины.

ИТОГО

Ярослав Левин, кандидат исторических наук, автор исследований о работе зарубежных разведок:

За вакцину идёт такая же драка, как за чертежи атомной бомбы 75 лет назад

— Ситуация с вакциной во многом напоминает историю разработки атомного оружия, которая сопровождалась грандиозной игрой спецслужб всех великих держав. Например, в СССР над стратегическим проектом трудились одновременно сразу четыре группы учёных. Первая работала самостоятельно. Вторая отталкивалась от сведений о недавних немецких наработках: многие германские эксперты-атомщики, попавшие в советскую зону оккупации, были вывезены в СССР и охотно сотрудничали с нашими.

Третья группа опиралась на данные «Манхэттенского проекта» — так называлась американская программа по разработке атомной бомбы. Несмотря на режим сверхсекретности, некоторые учёные из США, опасаясь, что их детище породит новую мировую войну, делились разработками с представителями СССР.

Наконец, четвёртая группа использовала данные, полученные нашими разведчиками из Британии. Неудивительно, что весь советский атомный проект курировал, так сказать, наш главный «лубянский эксперт» — Лаврентий Берия: он следил, чтобы все четыре группы получали необходимые сведения и ресурсы, при необходимости их координировал. Конечно, разработка отечественного «изделия» — прежде всего заслуга нашей науки, но помощь разведки значительно ускорила процесс.

Поэтому, учитывая, насколько важна для мира вакцина от COVID-19 — вполне возможно, её создание во многих странах напрямую курируется спецслужбами. Я не удивлюсь, если когда-нибудь выяснится, что пробные варианты лекарства незаконно тестировались на узниках тайных тюрем ЦРУ (где по всему миру содержатся те, кого американцы подозревают в «работе на террористов»).