Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Звезды26 сентября 2001 22:00

Беата Тышкевич: С Тарковским мы ели яичницу, как два шпиона

Польская кинозвезда рассказала «Комсомолке» о своих мужчинах и о любви
Источник:kp.ru

...Меня всегда поражал ее шарм. Интонации, движения, взгляд, даже то, как она держит сигарету. Стопроцентная звезда, умеющая с первых минут завоевать симпатии собеседника, тем более если он - мужчина. Вот и на этот раз, когда мы встретились в кафе неподалеку от ее дома, я не мог не принести роскошный букет цветов, а во время встречи не удержался от комплиментов. В конце концов к этому побудила и тема нашего интервью - «Любовь в жизни Беаты Тышкевич»... «Любовь - удивительная болезнь» - Пани Беата, какое место вы отводите любви? - Любовь мужчины к женщине и женщины к мужчине - это удивительная болезнь, в которой все возведено в высокий ранг. Ее невероятно трудно удержать. Очень легко увлечься кем-то и считать, что это и есть любовь. Но любить - это уметь жить. - Вы назвали любовь болезнью, а сколько раз вы серьезно болели? - Трудно сказать. За все эти годы были разные романы. Это зависело от состояния души и сердца, потребности в чувствах... Помню, как однажды я спросила подругу, кто может рассчитывать на ее симпатии. «Высокий голубоглазый брюнет!» А потом вдруг встречаю ее с низкорослым рыжим парнем. Если Амур попадает в тебя стрелой, никуда не убежишь! «С Вайдой я была счастлива» - В статьях о вас и Анджее Вайде мне не удалось найти упоминания о вашей первой встрече. - Впервые мы встретились, когда он пригласил меня сниматься в «Самсоне». Но тогда я была влюблена в кого-то другого, а он был женат. Затем нам выпала командировка на Неделю польского кино на Кубе. А потом как-то, работая в «Пепле», мы решили, что будем вместе. Я давно его знала, и он меня тоже. Амур не выстрелил. Это было решение взрослых людей. - Скажите, он действительно такой суровый человек, каким кажется? - Он очень оберегает свое личное, свои чувства. Не люблю раскрывать подробности нашей супружеской жизни, ведь у него новая семья. Почти четверть века прошло! - И все же - были ли вы счастливы? - Наверняка. Я была его третьей женой, а он - первым моим мужем. И это не что-нибудь, когда в двадцать с хвостиком связываешь свою судьбу с кем-то, у кого за плечами семнадцать лет супружеской жизни... У нас не было никакой причины для развода. Просто мы так решили. Не было никаких скандалов. Должна вас разочаровать. Не было. «Андрон был фантастическим человеком» - А с Кончаловским у вас была только дружба? Он очень тепло рассказывает о ваших взаимоотношениях... - Да, рассказывает тепло, но очень странно ведет себя. Вообще он, наверное, погубил себя. Мне кажется, что теперь это не тот человек, которого я знала раньше. - И каким же он был раньше? - Кончаловский - это мое большое увлечение. Он был фантастический! Здоровый, красивый, романтичный, образованный. Как-то я сказала, что этот человек может научить любить, плакать и смеяться. Я прошла все эти уроки... Да и Никита Михалков тоже был интересным. В свое время я хорошо знала их отца и мать. Наталию Петровну Кончаловскую называла мамой. Я была страшно к ней привязана. Когда Андрон предложил мне выйти за него замуж, я ответила, что скорее бы вышла замуж за его мать. - Все шло к браку? - Что вы! Андрон женился бы на каждой! Нет, я была связана с Анджеем. (После паузы.) Говорю, Кончаловский - это был фантастический человек. У меня огромное количество писем от него. Есть также письма от Андрея Тарковского. Мы дружили... А теперь приезжаю в Москву и не могу даже следов отыскать. Ничего мне не осталось, кроме пачек писем. - Вы упомянули о Тарковском... - Каким он был? Очень обаятельным. Как-то прилетел сюда, в Варшаву, вместе с делегацией. Я приехала в автомобиле на аэродром. Пьяная, кроме Андрея, делегация высыпалась из самолета. Я встретила Тарковского. Его не хотели отпускать - сами понимаете, какие были времена: два «шпиона» встретились! Я сказала, что отвезу его в отель. Но поехали мы ко мне домой, в село. Тогда была зима. Мы приготовили яичницу... Потом, конечно, вечером я отвезла его в тот отель, ничего с Андреем не случилось. Боже, а что с ним могло случиться?! «Хочешь жениться на мне? Пожалуйста!» - Кто был вашим вторым мужем? - Второй брак у меня был с Витком Ожеховским - польским режиссером. Он страшно хотел жениться на мне. Настолько хотел, что я сказала: «Пожалуйста!» Он тоже потом уехал в Америку и тоже невероятно изменился. - Почему, на ваш взгляд, Америка так влияет на людей? - Не могу найти ответа. Мне всегда казалось, что в Америке человек должен расцвести. А все же - нет. Крупные славянские таланты опираются на то, что происходит в душе. Когда такой человек оказывается в чужой среде, происходят какие-то изменения внутри. - Первой вашей любовью, но третьим мужем был архитектор Яцек Падлевский. Говорят, вы влюбились в него восемнадцатилетней... - Да. Была платоническая любовь. Стихи... Если сегодня об этом сказать, то молодежь будет смеяться. Теперь же другие нравы... Я ужасно хотела выйти за него замуж. Восемнадцатилетняя, не могла понять, почему Яцек не хочет этого и говорит, что сперва надо закончить учебу. Потом он женился на другой, а я сказала: «Все равно женишься на мне...» От брака с Яцеком у нас младшая дочь. - Скажите, существует ли рецепт счастливого брака? - Нет никакого рецепта. Надо помнить, что полюбил человека таким, какой он есть. Никого не стоит изменять - не удастся. Если женщина обращает внимание, что мужчина шлепает тапочками, кашляет или слишком долго моется в ванной, это потому, что она уже не любит его. Он всегда вел себя так. Когда-то было: как хорошо шлепаешь тапочками! А теперь: почему так шлепаешь тапочками?! Вот вся разница. - Стоит ли сохранять брак, если уже нет любви? - Думаю, это зависит от людей. Бывают чудеса. Но жизнь очень коротка... Надо бороться до конца за детей, ведь мы в ответе за них. А за взрослого человека мы не можем быть в ответе. Если тебе изменяет женщина, ты же не прикажешь ей не делать этого... «После болезни я весила 43 килограмма» - Что за история произошла с вами в Северной Африке, когда вы заболели и за вами ухаживал молодой актер Карл Теслер? - Я подхватила в Алжире амебиаз. Болезнь очень истощила меня, я весила сорок три килограмма и даже не вставала с постели. Карл заботился обо мне все это время... - Вы познакомились в Алжире? - Нет, в Египте, на международном фестивале. Он был очень ко мне привязан и добр. Карл был мне действительно большой опорой. Может, и я ему тоже. Это так, словно бы у меня был невыносимый сын. Он очень талантлив. Уже год сидит в Нью-Йорке, только иногда звонит. - А почему он уехал? - Что же, он взрослый человек. Когда мы познакомились, ему было двадцать четыре. Когда он достиг тридцати, я пришла к выводу, что он должен что-то сделать со своей жизнью. И сказала ему, беззаботному: «Ты должен на что-то решиться». - Чтобы закончить эту тему... - У меня уже нет в запасе ни женихов, ни мужей. Извините, что это так жалко выглядит. (Смеется.) «У меня нет возрастного комплекса» - Знаю, что дома у вас висит портрет, который написал Илья Глазунов. - Да. - И по какому случаю? - Это было давно. Как-то я приехала на Московский кинофестиваль, он пригласил меня в свою мастерскую и нарисовал... - Собственно, он рисует тех женщин, которые ему нравятся. - А у меня на его рисунке очень милое посвящение. - В гостиной также висит огромный гобелен с вашим портретом. Когда каждый день вы видите на нем себя молодой, это вас не огорчает? - У меня нет комплекса на этой почве. У каждого отрезка жизни свои хорошие и плохие черты. Если бы вы спросили, хотела бы я сегодня быть двадцатилетней, я бы задумалась. Что я буду делать в жизни? Да я уже знаю, что делать, и делаю это! И ощущаю покой. - И вы храните свой покой? - А что же может быть более ценное? У меня две дочери. Они меня любят, они удались, здоровые. Чего же еще? Как же тут говорить, что я чем-то недовольна? ЛИЧНОЕ ДЕЛО Беата ТЫШКЕВИЧ родилась 18 августа 1938 года. На ее счету свыше 120 фильмов. Среди них работа с такими выдающимися режиссерами, как Анджей Вайда, Кшиштоф Занусси, Анджей Жулавский, Андрон Кончаловский. Из наиболее известных картин - «Рукопись, найденная в Сарагосе», «Марыся и Наполеон», «Дворянское гнездо», «Все на продажу», «Большая любовь Бальзака», «Новые амазонки». Из последних работ - российско-белорусский фильм «В августе 44-го...». Две дочери: Каролина (от брака с Вайдой) и Виктория.