Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-11°
Boom metrics
Общество9 октября 2003 10:51

Если Березовского отравят, то никто не узнает, чем...

В СМИ регулярно проскальзывают сюжеты, связанные с отравлениями ядом. Похоже, это древнейшее оружие «рыцарей плаща и кинжала», королей и политиков снова очень востребовано
Получив «письмо смерти», Хаттаб очень удивился и тут же умер.

Получив «письмо смерти», Хаттаб очень удивился и тут же умер.

Все спецслужбы мира лицемерно открещиваются от причастности к отраве, но в то же время набили в этом деле руку и продолжают совершенствовать мастерство... Пару недель назад, когда «КП», как и другие газеты, опубликовала сенсационное сообщение о том, что российские спецслужбы якобы хотели отравить ядом проживающего в Англии Бориса Березовского, в редакцию позвонил очень разгневанный человек и стал распекать нас: «Как вы могли клюнуть на дезу, которую наверняка выдумал сам «Береза»?! Если бы существовал приказ убрать его, то вы бы уже давно узнали про это не от Бориса Абрамовича, а из посвященного ему некролога! Причем умер бы он не от отравы, а от банального сердечного приступа!» Мы пригласили звонившего в редакцию. Приехал, показал удостоверение личности офицера запаса с печатью Лубянки (прикрыв большим пальцем ФИО) и попросил называть себя Александром Ивановичем Ивановым. - Александр Иванович, нам бы хотелось убедиться, что вы действительно имели отношение к ядам. Мы готовились к встрече с вами, перечитали кучу материалов на эту тему, поговорили с некоторыми отставными офицерами ФСБ и ГРУ. Потому позвольте три вопроса на засыпку. На какие органы человека воздействуют яды, относящиеся к группе нефротоксинов? Как фамилия завербованного чеченского агента, доставившего отравленное письмо Хаттабу? Как называлось секретное заведение Лубянки, где разрабатывались специальные отравляющие вещества? - Отвечаю по порядку и кратко: почки, Магомедов, лаборатория «Х». Кстати, после 1991 года она перестала существовать в структурах ФСБ. При Бакатине ее убрали, скажем так, под крышу профильного предприятия. - И что, теперь ФСБ работает без ядов? - Ни одна серьезная спецслужба в мире без ядов не работает. Но никогда и никому в этом не признается. Яд - такое же оружие, как и любое другое, которое позволяет решать поставленные задачи без шума и пыли. Тот, кто с ним работает, проходит длительную и основательную подготовку. Во-первых, при неграмотном обращении со «средством» исполнитель может выдать или даже погубить себя. Во-вторых, нужный «объект», как правило, труднодоступен. Самое тяжелое - найти подход к нему или хотя бы к среде его обитания - дом, офис, гостиница, машина. В зависимости от этого и разрабатывается план операции. Иногда на это уходят годы. Но даже устранение «объекта» еще не считается успешно выполненной задачей. Есть еще один и, пожалуй, самый главный критерий: не оставить следов отравления. - Что вы думаете об отравлении премьера Чечни Попова? - Дай Бог ему долгих лет жизни, но должен сказать, что есть такие яды, которые после затишья начинают «работать» в организме снова. - ФСБ использует яды для устранения опасных для власти лиц? - Абсолютно типичный журналистский вопрос! Вот я по вашим хитрым глазам вижу, что так и хотите услышать от меня: «Конечно!» Но не дождетесь. Сегодня в России нет таких фигур, которых надо травить из высших политических целей. Обратите внимание: за последние 10 - 12 лет еще ни один несговорчивый политик или олигарх от инсульта не умер, в ванной не утонул и с балкона в горячке не выбросился. Предпочитают эмиграцию. - Но ведь такие разговорчики все время откуда-то выползают? Солженицына, говорят, хотели спецслужбы убрать, Собчака якобы чем-то подкармливали и довели до инфаркта. Говорили и о Щекочихине... - Отвечаю: все это не более чем популистский дрыст. Ну чем, скажите, Щекочихин так уж достал Кремль или правительство? Громкими разоблачительными статьями? Но ведь у нас в стране есть десятки не менее зубастых журналистов. - Что вы знаете о «ядовитых» операциях ФСБ и ГРУ против Дудаева? - Был момент, когда судьба Дудаева уже висела на волоске, - нашим коллегам из ГРУ удалось внедрить чеченца-повара в ближайшее окружение «неуловимого Джо». Но личная охрана в самый последний момент каким-то чудом в тот раз спасла ему жизнь. Отравленный плов уже стоял на ковре, а Дудаев задерживался. Тогда охранник взял тарелку, вышел на крыльцо дома и высыпал остывший плов в миску для собаки. Собака тут же сдохла. Повара долго пытали и в тот же день расстреляли. - А какой яд использовался для устранения Хаттаба? - Я могу только догадываться по некоторым косвенным признакам, поскольку в операции не был задействован. Судя по симптомам, могли использоваться два яда: нейро- или кардиотоксичной группы. Они поражают нервную систему, мозг и сердце. - Есть ли специальный документ, который регламентирует использование ядов в работе спецслужб? - Это лучше у депутатов спросите. - А есть такой законодательный документ, допустим, в ЦРУ? - Во времена Рейгана использование ядов поначалу запретили специальной директивой, но потом разработали и утвердили в конгрессе какие-то «особые исключения». - Российские разведчики применяют яды во время операций за рубежом? - В последние десять лет - только в исключительных случаях. И только против своих бывших сограждан, которые нанесли огромный урон безопасности страны. Я имею в виду предателей, которые сдали наши агентурные сети, раскрыли очень важные военно-технические секреты. - А предатель - старший лейтенант Беленко, который в свое время угнал в Японию секретный «МиГ», говорят, тоже долго страдал в последние годы печенкой. Его тоже?.. - На этот вопрос отвечать не буду... Где отраву делают? Рецептуры отравы составляют по спецзаказу под конкретную операцию. Учитывается все: как предполагается ввести яд в человека, как и когда он должен умереть, надо ли афишировать отравление или пусть это будет внезапный инсульт или инфаркт. Яды делаются в очень ограниченных количествах в засекреченных лабораториях (не путать с боевыми отравляющими веществами - их «пекут» на военных химических заводах). Такая спецлаборатория НКВД была создана в Советском Союзе по приказу Лаврентия Берия в конце 1938 года. Возглавил ее доктор медицинских наук профессор Григорий Майдановский. Из ее недр вышли безвкусовые производные боевого газа иприта и бензедрина, обильно испытанные на политзаключенных. Работа этого «научного» учреждения была свернута только к 1953 году. Но в 60 - 70-х годах появилась «Спецлаборатория № 12 Института специальных и новых технологий КГБ». В США яды для нужд ЦРУ делают под Вашингтоном в местечке Форт-Детрис. Здесь гордятся «рождением» в годы второй мировой войны самого популярного яда - рицина, добываемого из клещевины. Впрочем, гордятся зря: его еще до войны выработал профессор Майдановский. Именно рицином убили в 1978 году болгарского диссидента Георгия Маркова - это был тот самый знаменитый укол зонтиком. Научились делать рицин и террористы: в январе этого года лондонская полиция накрыла «нехорошую» квартиру, где арабы почти наладили производство отравы. Рицин собирались подмешивать в косметические кремы. Чеченские боевики пока к изыскам не склонны, работают по старинке: мышьячок, сулема, цианиды. Ими травят воду в колодцах, водку и еду для федералов. Есть подозрения, что лаборатория, где производят эту гадость, таится в Панкисском ущелье на грузинской стороне. Кого травят? Американцы, промахнувшись в Усаму бен Ладена очередным точечным ударом, решили террориста № 1 извести отравой. И почти преуспели в этом. Агент ЦРУ, который прикинулся ваххабитом и втерся в доверие к руководству «Аль-Каиды», сумел угостить Усаму чашечкой ароматного кофе. Предварительно капнув туда ядику. Результата ждать не стал, поспешил с победной реляцией в Лэнгли. Но саудовский злодей, обладая звериным чутьем, кофе пить остерегся - только пригубил. Долго после этого болел, почти ослеп, «посадил» почки. Но выжил! Российские чекисты оказались удачливее. Сотрудникам ФСБ удалось перехватить письмецо, присланное полевому командиру Хаттабу с далекой арабской родины. Письмо, не скупясь, пропитали ядом и отправили адресату с помощью завербованного агента Магомедова. Оно и прикончило «Черного араба». Агент был изобличен и расстрелян. А люди из окружения Хаттаба придумали коварный план отмщения: они сумели подбросить подложное письмо в том же отравленном конверте федералам. Те проявили осторожность и для проверки конверта вызвали медэксперта. Подержав в руках смертельное послание, он понял, с чем имеет дело, и срочно вызвал спецвертолет. Офицера удалось спасти, но он навсегда остался инвалидом. Подробности этой операции, в частности, название яда, ФСБ обещает рассекретить через десять лет. Методики применения ядов спецслужбами весьма разнообразны. Яды подмешивают в питье и пищу, пропитывают ими одежду и личные вещи, наносят на лампы, свечи, фонари, распыляют в воздухе, добавляют в косметику, парфюмерию, лекарства... Существует и особое «ядоносное» оружие. Игла крепится к шприц-тюбику, зонтику, авторучке, прячется в перстень - как разыграется фантазия. Агент может незаметно кольнуть «клиента» в подъезде, в толпе, при рукопожатии. Среди американских и британских диверсантов популярны духовые ружья - маленькие тонкие пластиковые трубочки, плюющиеся стрелочками с ядом кураре. Достаточно 8 миллиграммов, чтобы наступил мгновенный паралич, а через 2 - 3 минуты - смерть. В зонтиках же и прочих кололках чаще используют аконитин. Он действует даже под водой, смерть откладывается на 2 - 3 часа. Какие яды существуют? В мире известны около восьми миллионов химических веществ. Более ста тысяч из них пригодны для отравления человека. Причем это необязательно должны быть чистые яды. Отправить человека на тот свет можно и банальной передозировкой безобидного, казалось бы, фермента. Например, инсулина (им лечат диабет). Мышьяк, цианистый калий, синильная кислота, сулема - уже не в моде. Они, конечно, остаются на вооружении, но используются скорее для диверсий - скажем, массового отравления вражеских солдат. И для тайных убийств они годятся не всегда - эти яды сохраняются в организме. А если надо сымитировать естественную смерть? Для современной химии нет ничего невозможного. Пожалуйста - курарин: через 10 - 15 минут после «приема» наступит паралич всей мускулатуры, в том числе и сердечной мышцы. Яд в организме не обнаруживается. При вскрытии доктор пожмет плечами: слабенькое сердце, оказывается, было у покойного... Или фторацетаты (производные фторуксусной кислоты) - твердые, растворимые в воде вещества или летучие жидкости. Это «невидимые» яды - без цвета, вкуса и запаха. Смертельная доза - 60 - 80 миллиграммов. Человек умирает через несколько дней от внезапной остановки сердца. Противоядия нет, лечению пациент не подлежит. Не опознается в организме и сакситоксин. Американцы, добывшие его из морских моллюсков, до сих пор не могут описать химическую формулу своего изделия. Если же требуется, чтобы жертва помучилась, - к услугам дигитоксин: человек почувствует возбуждение, одышку и умрет через несколько часов при сильной боли в сердце. Есть еще менее гуманные яды - К-2 и афлотоксин. От К-2 наступает расстройство желудка и смерть в страшных муках через 3 - 4 часа. Афлотоксин, вырабатываемый из грибков и плесени, быстро развивает рак печени.