Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Общество22 декабря 2003 15:38

Борис Алешин, вице-премьер правительства РФ: Я привык всегда находиться в тени

Самый главный человек по промышленной политике в Кабинете министров рассказывает о том, как обживает «Белый дом», нужен ли стране свой автопром, на что надеяться малому бизнесу и как министерствам обрезают лишние функции
На последнем заседании правительства Бориса Алешина наделили комиссарскими полномочиями: чтобы ускорить административную реформу.

На последнем заседании правительства Бориса Алешина наделили комиссарскими полномочиями: чтобы ускорить административную реформу.

«Я - не классический чиновник!»

- Борис Сергеевич, вы первый вице-премьер, который является одновременно и членом-корреспондентом Академии наук?

- Ну почему, академик Фортов, блестящий наш физик, одновременно возглавлял Министерство по науке и технологиям и был вице-премьером. Так что я далеко не первопроходец.

- Вы не классический чиновник. Наверное, что-то пришлось ломать в себе, когда пришли в правительство?

- Три года работы в Минпроме и в Госстандарте дали опыт, который, безусловно, в этих стенах пригодился. Хотя я все еще в большей степени человек промышленности и науки.

- Тем не менее ваше назначение вызвало удивление. Хотя бы потому, что вы не из питерских.

- Чем амбициознее и серьезнее ставят перед собой цели президент и правительство, тем активнее поиск людей, способных их реализовывать. Думаю, то, что произошло со мной, это вполне нормально, я бы сказал, чрезвычайно реалистично. Вы знаете, я не пытаюсь каким-то образом принизить свои достоинства, но и не пытаюсь их в то же время превознести. Просто случилось так, что выбор пал на меня.

- А кто именно предложил вам работу в «Белом доме»?

- Меня пригласил премьер-министр Михаил Михайлович Касьянов. И он предлагал мою кандидатуру, в свою очередь, президенту.

- Значит, вас не случайно называют человеком Касьянова?

- Вокруг моего появления в правительстве пытаются выстроить целую систему взаимоотношений «свой - чужой», «приближенный к кому-то». Но я раньше не был даже лично знаком с Михаилом Михайловичем. И стал, как вы выражаетесь, человеком Касьянова только в процессе работы. Он возглавил Кабинет министров в 2000 году, а я только начинал работать первым заместителем министра. Между нами каких-либо других связей просто быть не могло.

- Вы без колебаний согласились занять кабинет в «Белом доме»? Не смущало то, что нынешнее правительство временное - уже весной после президентских выборов уйдет в отставку.

- Меня смущало только одно: хватит ли у меня компетентности, опыта. В меньшей степени я думаю о том, будет ли через полгода отставка. Я привык просто добросовестно выполнять свою работу. И очень огорчаюсь, когда что-то не получается, даже начинаю слегка нервничать. Сколько смогу здесь, в правительстве приносить пользу, столько и буду трудиться.

Реформатор из ВПК

- Говорят, будучи главой Госстандарта, вы любили повторять: «Свежая зелень должна пахнуть свежей зеленью»?

- Да, это правда.

- Именно в этом страшно забюрократизированном и унылом ведомстве, доставшемся в наследство от советских времен, вы устроили целую революцию, снискав лавры реформатора.

- Действительно, сложнейший закон о техническом регулировании, который на корню менял бывшую систему ГОСТов и переводил все на рыночные рельсы, получил очень высокую оценку не только в России, но и за границей. Даже Евросоюз взял кое-что себе на вооружение.

- Обычно на реформы бросают теоретиков-либералов. Вы же - выходец из ВПК, из научной среды.

- К сожалению, в начале 90-х мы все очутились в такой ситуации, когда или либеральных идей было в избытке, или прошлого жизненного опыта. Возглавив Госстандарт, я просто поразился, насколько вся эта система не соответствует той общественно-экономической формации, в которой мы оказались.

- У нас и при ГОСТах было столько подделок, фальсификаций. А теперь же любой предприниматель сам решает, как и из чего делать ему колбасу или водку. Не грозит ли это массовым отходом от технологий, необходимых для продовольственной безопасности?

- Во-первых, на переходный период ГОСТы по-прежнему действуют. Но согласитесь, это же абсурд, когда в Москве в том же Госстандарте решали, какие трусы шить швейной фабрике в Пензе или какой хлеб печь. У федерального правительства свои полномочия, у регионов - свои.

А во-вторых, представление о том, что мы весь процесс пускаем на самотек, принципиально неверно. Действительно, для производителя намного упрощается доступ на рынок, но государство обязательно оставляет за собой контроль и надзор за действиями тех же производителей.

«Контролеров лишат их любимого бизнеса»

- Кого-кого, а контролеров у нас и так полно. Малый бизнес просто замордован всякими проверками пожарных, Санэпидемнадзора, милиции.

- Поэтому необходимо формирование контрольно-надзорных органов. Не нужно их раздувать, там должны четко знать, кто чем занимается. Не должно быть такого, чтобы контролеры самолично останавливали предприятия или, еще хуже, - закрывали их. Милиция не должна как ей вздумается проверять торговлю.

- Но вы же лишаете их любимого бизнеса!

- Все должно делаться через суд. Только так можно остановить произвол.

- В этом году принято несколько законов, которые должны облегчить судьбу малого и среднего бизнеса. Сам президент несколько раз публично выступал, Госсовет усиленно обсуждал «малышей». А воз и ныне там.

- Как бы нам ни хотелось, но, к сожалению, получить результат быстро, путем введения одного-двух законов не получится. К марту 2004 года мы представим премьеру и президенту оптимальную систему контрольно-надзорных органов, структуру их взаимоотношений с бизнесом. Это одна из основных задач административной реформы.

А пока впервые в бюджете 2004 года для поддержки малого предпринимательства выделены три миллиарда рублей в форме госгарантий. Оператором по кредитованию будет Российский банк развития и, вероятно, будет участвовать Европейский банк реконструкции и развития. Ведь получение стартового капитала для малого бизнеса сейчас еще большая проблема, чем давление чиновников и налоговый гнет.

- А разве новый Налоговый кодекс не помог?

- К сожалению, вслед за его введением появилось 280 страниц в 74 инструкциях, которые навалились на малое предпринимательство. И получается, что на вполне законной основе чиновники могут запросто задушить на корню любое начинание. Но самое ужасное в том, что сами предприниматели плохо представляют свои проекты, не знают, как и с чего начинать, какая у них рыночная ниша.

- Кто же, как не государство, должно им в этом помочь?

- Мы предлагаем не останавливаться только на выдаче кредитов. А создавать еще консалтинговые, информационные центры. И, конечно же, привлекать активнее венчуристов: тех, кто готов свой рисковый капитал использовать. Вообще малый бизнес многолик: есть традиционный, а есть инновационный. Развитие инновационного - одна из основных задач поддержки предпринимательства в научно-технической сфере.

- Сейчас многие регионы России - как пороховые бочки: бюджет держится на налогах нескольких сырьевых корпораций или крупных заводов. Но как только с ними что-то происходит или просто цены на мировом рынке падают - зарплаты, социальные выплаты под угрозой.

- Необходимость структурных реформ в нашей экономике очевидна. Без этого мы не сможем уйти от сырьевой зависимости нашей экономики. В бюджете 2004 года, к примеру, заложена программа поддержки экспорта как раз перерабатывающих отраслей, а не сырьевиков. В полмиллиарда долларов.

О пошлинах на иномарки

- А вообще у правительства есть какая-то промышленная политика? Или надо зарубить себе на носу: мы - сырьевой анклав, этим живем и будем жить?

- У России богатые природные ресурсы. И мы как умеем, так ими и распоряжаемся. Но у нас совершенно не задействован потенциал, связанный с высоким уровнем образования наших людей, с высочайшим уровнем науки. Превращение научного потенциала в инновацию, способную обеспечить конкурентоспособность в будущем, - вот на что должна навалиться вся государственная машина.

- При вице-премьере Клебанове была принята целая программа развития рос-автопрома. А толку-то? Может, нам набраться смелости и признать, что не умеем мы делать хорошие машины?

- Почему мы обязательно противопоставляем: или делать свои машины, или собирать чужие? Только методами тарифного регулирования эту проблему не решить. При повышении пошлин на иномарки тут же начинают дорожать российские автомобили. Нужно искать «золотую середину». Поэтому будем делать свои машины. Но если к нам приходят с инвестициями и предлагают сборку, то этим надо пользоваться.

- Став вице-премьером, вы обещали не увлекаться пошлинами на иномарки. Но они недавно опять увеличены.

- Я сторонник того, чтобы пошлины на автомобили старше 7 лет росли. Евросоюз с конца 2006 года ставит жесткое условие: такой автомобиль должен утилизоваться за счет компании-производителя. К нам просто хлынет поток металлолома. Чтобы это остановить, мы должны поднимать пошлины.

- Борис Сергеевич, российские автолюбители чуть ли не в панике: в рамках административной реформы техосмотр переходит от ГАИ к частным структурам.

- Мы надеемся, что частники будут больше любить своих клиентов, чем их любит ГАИ. Конкуренция заставит. Сегодня существует «черный» рынок подобных услуг, где цены явно завышены. И только тогда, когда появится конкуренция среди легальных компаний, проводящих техосмотр, можно надеяться, что он не будет бить по карману людей. А государство и дальше будет избавляться от всего того, что неэффективно в его руках.

- Но в России, как известно, хотят лучше, а получается как всегда: качество услуг все то же, зато цены взлетят.

- Чтобы этого не произошло, вводятся переходные периоды. Если мы возьмем ГАИ, то это два года. У человека одновременно будет выбор - проходить техосмотр в ГАИ или идти к частнику.

«Главное, чтобы до рукоприкладства не доходило!»

- Вы наверняка нажили уже себе врагов. У милиции, пожарных, ГАИ отбираете «бизнес», у чиновников - власть и возможность получать взятки.

- Действительно, многие министерства и ведомства могут остаться без большого количества своих функций, не нужных никому, кроме них самих. Вы знаете, как обстояло дело с бюджетным финансированием в 90-е годы. И каждый себе придумывал определенную функцию, которая бы могла наполнить это министерство, ведомство деньгами. Людей это засасывает. Ликвидация избыточных функций - не мое личное желание, а объективная реальность. Однако все равно находятся люди, которые это воспринимают как нечто личное.

- К вам подходят господа министры и говорят: Борис Сергеевич, зачем вы лишаете нас смысла жизни?

- Все время. Вот на днях по нотариату был острейший разговор. Я услышал от одного из подчиненных министра юстиции такую тираду, что просто запретил в таком ключе вести разговор. Но после долгих обсуждений и министр Юрий Чайка, и его сотрудники согласились с доводами Комиссии по проведению административной реформы. За что я благодарен лично министру. Любой человек на заседании нашей комиссии по административной реформе может открыто высказаться. Главное, чтобы до рукоприкладства не доходило. (Смеется.)

- Вице-премьеры в структуре нового правительства тоже останутся?

- Было бы идеально иметь только министров на верхушке правительственной пирамиды. Но это палка о двух концах. Сегодня оборонный заказ, к примеру, находится целиком в Министерстве обороны, а военно-промышленная комиссия - лишь совещательный орган. А вот в США без визы соответствующего комитета конгресса Мин-обороны не может составить свой бюджет.

- Кстати, вы большую часть жизни проработали в «почтовых ящиках», являясь «закрытым» человеком. Теперь же, наоборот, приходится быть публичным политиком и постоянно «держать удар».

- Конечно, эта закрытость наложила свой отпечаток на весь образ жизни. Вот, к сожалению, не могу даже подобрать для вашей газеты какие-то неформальные снимки. Их просто нет. Я привык всегда находиться в тени.

- Но вы же как-то отдыхали, собирались с друзьями по праздникам, не только разработками новейших самолетов занимались.

- Но первым делом были самолеты. (Смеется.) А круг друзей всегда был свой. Это очень надежные люди.

- Вам в правительстве таких не хватает?

- Хватает, но надо в первую очередь рассчитывать на себя.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Борис Алешин родился в марте 1955 года в Москве. Окончил знаменитый Московский физтех. Доктор технических наук. Член-корреспондент РАН. С 1978 года работал в НИИ авиационных систем. Участвовал в разработке бортовых вычислительных систем для самолетов МиГ-29, Су-27. Возглавлял Центр микроэлектроники НИИ авиационных систем. С июня 2000 по ноябрь 2001 года - первый заместитель министра промышленности, науки и технологий. В ноябре 2001 года возглавил Госкомитет по стандартизации и метрологии. В апреле 2003 года назначен заместителем председателя правительства по вопросам промышленной политики.