Спорт

«Дело об отравлении» Кличко расследует ФБР

Рыцарям ринга Виталию (справа) и Владимиру к лицу как элитные костюмы от «Хуго Босс», так и чемпионский пояс.

Рыцарям ринга Виталию (справа) и Владимиру к лицу как элитные костюмы от «Хуго Босс», так и чемпионский пояс.

Три недели прошло с тех пор, как, нокаутировав южноафриканца Корри Сандерса, украинец Виталий Кличко завоевал титул чемпиона мира в престижнейшей супертяжелой весовой категории. С этого момента жизнь братьев напоминает непрекращающийся карнавал. В Монако Виталий вручает призы самому Михаэлю Шумахеру. В Амстердаме братья замечены в обществе голливудских звезд Джулии Робертс и Джорджа Клуни. В Дюссельдорфе на благотворительном аукционе боксерские трусы Виталия, в которых он стал чемпионом, улетают за 50 тысяч евро. В Москве Владимир и Виталий испытывают на себе обаяние знаменитой светской львицы Ксении Собчак. Во время этого марафона братья сделали небольшую остановку, чтобы дать эксклюзивное интервью корреспонденту «Комсомолки». В нем они подробно рассказали о разгорающемся скандале в мире бокса - «деле об отравлении» Владимира во время титульного боя с Брюстером.

Володю отравили, чтобы заработать на тотализаторе?

- Владимир, а может, это все-таки был просто нокаут?

- За весь бой я пропустил всего три удара. Это были четкие, хорошие удары, но не из разряда тех, после которых боксер ищет на ринге пятый угол или кричит: «Кто выключил свет в зале?!» Я провел более двухсот боев на любительском уровне и 45 на профессиональном, поэтому знаю, что такое нокаутирующий удар. Но в моем случае было другое. Я уже после второго раунда держался на ринге только усилием воли, хотя все прекрасно помнят, что тогда я безоговорочно вел поединок. А в перерыве пятого раунда я споткнулся о судью и понял, что прилип к рингу. Рефери поднял меня и стал спрашивать, все ли со мной в порядке. Я все понимал, но не мог владеть ни языком, ни мимикой. Я не мог даже поднять веки.

- А есть ли какие-то «железные» доказательства отравления?

Тут в разговор вступает Виталий:

- Я не верю в случайности и простые совпадения. Почему сразу же после боя уровень сахара в крови моего брата был настолько высоким, что он находился на грани сахарной комы? Почему уже на следующий день тесты были в полном порядке? Почему из медицинских центров пропали анализы Владимира, сделанные сразу после боя? Почему ставки перед поединком с 11 к 1 упали до трех к одному? Это можно объяснить только тем, что кто-то накануне боя поставил крупную сумму на заведомого аутсайдера Брюстера. Почему впервые за 60 лет букмекерские конторы не принимали ставки на чемпионский бой в супертяжелом весе - то есть на мой бой с Сандерсом? Они подозревали манипуляции в поединке с Володей! Слишком много этих «почему». Мы уверены, что кто-то могучий и влиятельный ведет против нас нечестную игру.

- Говорят, к этому приложил руку Дон Кинг - промоутер Брюстера?

- Не хотим спекулировать на этой теме. Мы подключили к расследованию ФБР и надеемся, что оно даст ответ на все вопросы.

Поражение Кличко-младшего могут аннулировать

- Насколько тяжело вашему брату будет вернуться в элиту?

- Победа в боксе - это шаг вперед. Поражение - три шага назад. Если расследование ФБР принесет плоды и виновные будет найдены, то результат боя с Брюстером будет аннулирован и Владимир будет снова драться с ним за чемпионский пояс. Если же нет, то брату предстоит провести 3 - 4 боя, прежде чем он получит шанс боксировать за мировую корону.

- Федерация бокса Германии, заботясь о здоровье Володи, запретила ему боксировать в ближайшие полгода...

- Это странное решение, - комментирует Виталий. - Я думаю, это попытка давления на нас со стороны нашего промоутера Клауса-Питера Коля, с которым мы сейчас хотим расстаться. Мы создали собственную промоутерскую компанию «К2 Промоушен» и намерены сами заниматься организацией своих поединков. Кстати, бой с Сандерсом мы уже проводили на паях с Колем.

- Спустя неделю после поражения я прошел углубленное медицинское обследование, - развивает тему Владимир. - Медики сказали: «Парень, можешь хоть завтра лететь в космос!» Сейчас на меня обрушилась волна критики. Говорят, что у меня «хрустальный» подбородок, что у меня нет психологии бойца, что, начав расследование, я пытаюсь оправдаться... Поэтому самым лучшим ответом будет мой следующий поединок. Жаль, что мне нельзя сейчас боксировать со спортсменами из первой десятки рейтинга. Я не сломлен и хочу реабилитироваться как можно быстрее. Как говорил Штирлиц, всегда запоминается последняя фраза. Я своего последнего слова еще не сказал.

Нокаутированному Сандерсу Виталий подарил картину

- Виталий, вы один раз отомстили за младшего брата, нокаутировав Сандерса. Есть желание проучить Брюстера?

- Жизнь постоянно закручивает лихие сюжеты, - размышляет старший брат. - Владимир рассчитался за меня с Крисом Бердом, я отомстил Сандерсу. Что касается Брюстера, то надо подождать окончания расследования. Пока в списке моих приоритетов первыми стоят Леннокс Льюис и Майк Тайсон.

- Побив Сандерса, вы тем не менее мило с ним беседовали. У вас уже не было злости за обиду, нанесенную брату?

- Мы спортсмены, и драки на пресс-конференциях, взаимные обвинения перед боем хороши только для накала страстей. Я был восхищен мужеством Корри, его железным подбородком. Когда я уходил из арены, то мне на глаза попалась картина одного из художников - ликующий Корри Сандерс. Живописец, видимо, рассчитывал выгодно продать полотно в случае победы моего соперника. Но коммерческая жилка подвела художника. Покупателей не было. И тогда эту картину купил я. Но немножко ее доработал. Там было большими буквами написано «Корри». А я добавил «Sorry». Получилось: «Сожалею, Корри!» Через два дня я эту картину подарил Сандерсу. Он оценил.

С Мохаммедом Али мы просто дружим

- В Амстердаме вы общались с Джулией Робертс и Джорджем Клуни, с которыми знакомы по съемкам в фильме «Одиннадцать друзей Оушена». Голливудские звезды делали вам какие-то предложения?

- Проекты обсуждались, но было бы глупо размениваться на подобные предложения, не реализовав себя до конца в спорте, - отвечает Виталий. - Мы сейчас работаем на свое имя. Оно помогало спортсменам, например Шварценеггеру, стать голливудской звездой, а затем и политиком.

- Как вас встречали в Киеве?

- Наверное, так приветствовали только космонавтов. Никто на территории СССР не завоевывал титула, которым владел сам Мохаммед Али.

- Ощущаете себя его преемником?

- Мы просто дружим. Перед поединком он мне пожелал удачи, мол, пора тебе парень завоевать этот пояс. После победы я ему позвонил и отчитался о проделанной работе. Но преемником я себя не ощущаю. У нас разная техника, разная тактика. Мохаммед - великий боксер, а я считаю, что еще недостаточно сделал, чтобы становиться в один ряд с ним. Но мне хотелось бы стать абсолютным чемпионом, каким был Али, Тайсон, Льюис. Поэтому я буду драться за чемпионские титулы других версий.