2015-02-04T03:27:57+03:00

Пол Маккартни: Если Путин снова опоздает на мой концерт, придется петь Back In The USSR два раза

Послезавтра экс-«битл» выступит на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге. А накануне своего возвращения в Россию он встретился с корреспондентом «КП» Леонидом Захаровым
Изменить размер текста:

Хотите верьте, хотите нет, но все было именно так. Беру интервью у Андрея Макаревича. Чтобы не отвлекаться, перевел свой мобильный телефон в режим «без звука». Доходим до того места, где Макаревич вспоминает о встрече с Полом Маккартни: «...Оставалось 10 минут до начала концерта. Буквально 30 секунд мы поговорили, пожали друг другу руки - на этом все закончилось». В это самое время краем глаза вижу, что мне пришло SMS-сообщение: «Позвони срочно по телефону такому-то, это насчет интервью с Макар...» Дальше я даже читать не стал, думал - кто-то запоздало информирует о времени и месте интервью, которое уже, собственно, идет. Но потом, прежде чем стереть сообщение, прочитал его до конца. Оказалось, речь идет об интервью с Полом Маккартни. Он как раз ездит по Европе с туром «04 Summer» и готов встретиться перед концертом в Гетеборге.

На подступах

У служебного входа стадиона «Уллеви» меня встретил парень по имени Стюарт и повел за кулисы. Там все, как на секретном заводе: посты охраны через каждые 10 метров, на полу стрелки: раздевалки музыкантов, комната отдыха Пола Маккартни, комната для интервью. У одного из постов совсем уж как на режимном предприятии - образцы пропусков с точным указанием того, что может делать обладатель каждого из документов. Ближе к выходу на трибуны - ресторанчик, из которого доносились пряные запахи. Я спросил Стюарта:

- А на время гастрольной работы с Маккартни весь персонал небось тоже должен перейти на вегетарианский режим?

- В обязательном порядке, - ответил Стюарт. - Но пища отличная, так что это не трудно.

Меня сначала усадили в комнатке и велели ждать, пока Маккартни с музыкантами проверят звук на сцене. Потом сказали, что мне тоже можно присутствовать на саундчеке.

Кроме охраны и техперсонала, на стадионе были человек 50 гостей, все собрались в специально отведенной зоне на солнышке. Маккартни то и дело обращался к публике с шутками - в основном про «огромное количество народа на трибунах». Песни исполняли не те, что на концерте, просто «прокачивали» аппаратуру, чтобы прикинуть, какой будет звук во время исполнения рок-н-роллов, медленных песен и акустических номеров. Я потом спросил Маккартни:

- По тому, как идет саундчек, можно определить, будет ли сегодня хороший концерт... или отличный концерт?

- Странно, сам я никогда об этом не задумывался. А ведь, пожалуй, да - сразу понятно, как все будет на концерте.

Забегая вперед, скажу: на концерте все было хорошо.

После саундчека меня отвели в небольшую комнатку, драпированную восточными тканями. Два дивана в белых полотняных чехлах, столик в индийском стиле, на нем - ароматическая свеча и кустик гардении. В углу - букет белых и розовых роз.

Заглянул Пол Маккартни, почти извиняющимся тоном:

- У меня тут сначала еще одно интервью, ладно?

Минут через десять вернулся. Когда здоровались, я зачем-то сообщил, что в прошлом году мы уже беседовали по телефону. Маккартни деликатно ответил что-то, что при желании можно было бы истолковать как «разумеется, это было незабываемое интервью, побольше бы таких».

О президентах и царях

- Судя по тому, что мы видели на телеэкранах, общение с президентом Путиным было для вас делом приятным?

- Это точно.

- С какими еще российскими или советскими лидерами - живыми или мертвыми - вам интересно было бы встретиться? О чем бы вы с ними говорили?

- Ну не знаю... С Хрущевым. Просто потому, что в годы нашей молодости он был крупной фигурой. Я бы с ним поговорил о Карибском кризисе, об инциденте в Заливе Свиней на Кубе. О первом человеке в космосе, о вещах, о которых в Англии в ту пору много говорили: спутник и все такое. Кстати, с Горбачевым было интересно познакомиться, он мне понравился. А так, чтобы кого-то выбрать из всей российской истории...

- Да, с ним было бы очень интересно пообщаться. В Кремле я спросил президента Путина: а Иван Грозный здесь бывал? Путин говорит: да, наверное. Он, возможно, ходил именно там, где мы сейчас ходим. Жутковато, да?

О поклонниках

- Недавно я брал интервью у знаменитого русского рок-музыканта, и он рассказал, как за десять минут до начала концерта на Красной площади ему удалось с вами пообщаться секунд 30 и подарить вам свою картину. Вам ведь много подарков дарят, вы потом можете вспомнить: кто, где, когда?

- Вообще-то это непросто. Во время тура все как в тумане: переезжаешь с места на место, из отеля в отель, из аэропорта в аэропорт. Какие-то особые подарки запоминаются. Например, прекрасная флейта, которую мне подарили дети в Санкт-Петербурге, я ее использовал в своей новой песне. Я довольно много подарков помню, но не все - это трудно.

- Вам наверняка тоннами приходят письма от поклонников. Есть ли какой-то шанс, что одно из них вы сами прочитаете, ответите на него и в конце подпишетесь: «Искренне ваш Пол Маккартни»?

- Все эти письма сортируются, я читаю только самые искренние. Сегодня это письма, связанные с благотворительностью, с чем-то таким, что требует моего ответа. Если, допустим, у кого-то ребенок болен или что-то в этом роде. Потому что это действительно важно. А когда пишут: «Дорогой Пол, какая ваша любимая зубная паста?» - на такое я не отвечаю.

О соратниках

- Есть для вас такое понятие: дуэт моей мечты? С кем из великих хотели бы спеть вместе? Может, с кем-то из молодых артистов?

- Ну, я немножко дуэтами попел - со Стиви Уандером, Майклом Джексоном. И мне это понравилось. Но некоторые люди это раскритиковали, начались разговоры: он это делает, чтобы дать толчок своей карьере. И тогда я решил: все, этим я больше не занимаюсь.

- Хотите сказать, это окончательное решение?

- Нет, не окончательное. Мне всегда хотелось спеть с Глэдис Найт, она великолепна. С Бобом Диланом...

- Это было бы даже как-то естественно.

- Да, могло бы здорово получиться. Думаю, в этом году у меня будет новый шанс. Мы готовим благотворительную акцию Adopt A Minefield - очистка минных полей, помощь пострадавшим от мин. По этому поводу будет концерт, так вот там у меня интересный дуэт.

- Не скажете, с кем?

- Не скажу. Уверен, вы сами докопаетесь.

О вреде прогресса

- Вам иногда не приходит в голову мысль: «Эх, нам бы в молодости такую аппаратуру, как у нынешних музыкантов»?

- Вообще-то нет. Аппаратура иногда даже мешает. Она позволяет вам думать, что можно записываться до бесконечности. Даже я иногда этими штуками пользовался. Но понимаете, это всего лишь музыка. И если ты хорошо поешь, не нужны все эти (имитирует голосом звуки каких-то примочек). Во многих студиях есть специальные базы старой аппаратуры, потому что она лучше всего звучит. Я говорю молодым группам: ребята, будьте проще, не создавайте сложностей звукозаписывающей компании. Придите в студию, отлично спойте, отлично сыграйте и уходите. И компания скажет: «Отличная группа, нам не придется много тратить на запись». Вся музыка «Битлз» делалась очень быстро. И до сих пор неплохо звучит. А если бы у нас была вся эта совершенная аппаратура, нам это могло бы только помешать. Начинали мы на двухдорожечных магнитофонах, потом - четыре дорожки, потом - восемь, шестнадцать...

- А есть ли шанс, что Пол Маккартни вновь займется музыкальными экспериментами, как с проектом Fireman, например?

- Мне это понравилось. Для меня такие записи - это как каникулы. А сейчас времени нет такими вещами заниматься, сейчас - дела: гастроли, жена, ребенок. Это все, знаете, требует времени.

- Да уж знаю, сам отец... В Москве вы спели Back In The USSR два раза, второй раз - специально для Владимира Путина, который на ваш концерт пришел с опозданием. Сколько раз вы собираетесь исполнить эту песню в Санкт-Петербурге?

- Два. А может, и больше.

- Предполагаете, что Путин снова опоздает на ваш концерт?

- Как всегда.

Какой он, Пол Маккартни?

Выглядит молодо, ведет себя крайне доброжелательно. На вопросы отвечает так, чтобы все это напоминало не интервью, а простую беседу. В конце я, робея, спросил, а можно ли фото на память. Можно, но снимки делает только штатный фотограф. А автограф попросить? Запросто. Подписал несколько компакт-дисков, в конце я подсунул экземпляр спецвыпуска, который «Комсомолка» сделала к концерту на Красной площади. Маккартни полистал, дошел до карикатуры нашего редакционного художника Виктора Балабаса, обрадовался: «А это я видел, помню!» Пробежал глазами разворот с интервью. Написал на обложке «Отлично сработано, Леонид. С приветом, Пол Маккартни».

Все, теперь можно заканчивать журналистскую карьеру и ездить по стране с лекциями.

Также в этот день

1. В Португалии открылся чемпионат Европы по футболу (сборная России проиграла испанцам 0:1). По этому поводу был задан вопрос:

- Кто завоюет Кубок Европы?

- Надеюсь, Англия. России тоже, конечно, желаю удачи, но болею за Англию.

2. Россия отметила День России. Маккартни сказал:

- Поздравляю! Только я вас прошу, вы уж не пейте.

- Совсем не пить не обещаю, - честно ответил я. - Но обещаю не напиваться.

И свое слово почти сдержал.

Концерт в Гетеборге удался на славу. Как, наверное, и любой другой концерт Пола Маккартни в любом другом городе мира. Но для всего мира песня «Снова в СССР» - это просто песня, а для нас - нечто гораздо большее. Так было в Москве на Красной площади, так будет в Питере на Дворцовой.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также