Общество

Почему менты пытают и берут взятки

Количество преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, пугает. Органы утверждают, что справляются со своими «перевертышами». Но так ли это?
...А за окном еще и BMW стоит. И все это - на зарплату в 3 - 4 тысячи рублей?!

...А за окном еще и BMW стоит. И все это - на зарплату в 3 - 4 тысячи рублей?!

Окончание. Начало в номерах за 7, 8, 10 июня.

Сами милиционеры причину всех своих бед, как мы уже писали, видят в нехватке денег. «Наша служба и опасна, и трудна, а зарплата наша вовсе не видна», - грустно продекламировал один из собеседников. Отсюда, мол, и текучка кадров. И мздоимство отсюда же, и системная коррупция.

В 2002 году группа ученых под руководством доктора экономических наук Л. Я. Косалса закончила исследование экономической активности милиции в России. Опросив тысячи работников органов внутренних дел в разных регионах, ученые выяснили, что довольных своей зарплатой милиционеров нет нигде.

Зарплата во сне и наяву

В Москве, например, сотрудник милиции в среднем получал 3222 рубля официально, а хотел бы получать 8898 рублей. В Воронежской области зарплата у милиции была 1916 рублей, а мечтал воронежский страж порядка о 6177 рублях. Ясно, что цифры усреднены: зарплата, доход и желания у рядовых милиционеров и у начальствующего состава разные.

Государство из года в год увеличивает финансирование МВД: в 2004 году министерство получило 167,6 миллиарда рублей - на 39% больше, чем в 2003 году. В 2005 году МВД из федерального бюджета получило уже 186,7 миллиарда рублей. С 2000 года финансирование МВД выросло в 2,5 раза.

Много это для миллионной армии милиционеров? Не знаем. Может, и мало. Но есть три вопроса, без ответа на которые дальнейшее безоглядное увеличение финансирования системы МВД было бы неправильным. Во-первых, стало ли в 2,5 раза больше честных людей в милиции, уменьшилась ли в 2,5 раза коррупция в ее рядах? Во-вторых: доходят ли деньги до милицейских низов, или они разворовываются на верхних этажах милицейской вертикали? В-третьих: почему у милиции любимая машина - «пятерка», но не «Жигули» (что еще кое-как соответствовало бы официальной зарплате), а БМW, «бумер» пятой серии?

Ответ на первый вопрос может дать любой из нас, достаточно посмотреть вокруг себя. Лучше не стало.

С милицейскими деньгами - масса неясностей. Мало того что многие расходы МВД засекречены, так еще и финансирование региональных подразделений идет из двух источников - из федерального и регионального бюджетов. Но кое-что все же прорывается сквозь завесу непрозрачности.

Ловить воров или воровать самим?

Так, контрольно-счетная палата Московской областной Думы обнаружила, что в 2002 году треть денег, выделенных региональным бюджетом на нужды областного ГУВД, была похищена (21 миллион рублей из 65 миллионов).

Другой пример: полномочный представитель президента по Уральскому федеральному округу П. Латышев пообещал провести расследование того, как расходуются деньги, выделенные на борьбу с преступностью. По его словам, вместо внедрения новых технологий по видеонаблюдению сотрудники правоохранительных органов меняют «уазики» на джипы и «Мерседесы», ремонтируют здания управлений.

Счетная палата РФ проверила Главное управление вневедомственной охраны МВД РФ. Выявлено неэффективное расходование средств на сумму свыше 85 миллионов рублей, в том числе 34,8 миллиона рублей было потрачено на покупку бензина по завышенным ценам. Видимо, покупали бензин у «кого надо» и по «каким надо» ценам, а за это получали свой процент.

При таком подходе никаких казенных денег не хватит.

А простые менты давно уже не ждут милостей ни от государства, ни от начальства. Они берут сами.

Моя милиция кого бережет?

В ходе той же проверки Счетная палата РФ выяснила, что лишь 30% сотрудников Управления по охране объектов высших органов государственной власти и правительственных учреждений выполняли свои непосредственные обязанности. Остальные 70% сотрудников охраняли коммерческие структуры.

В уже упоминавшемся исследовании экономической активности милиции, проведенном группой под руководством Л. Я. Косалса, говорится: «В противозаконную экономическую деятельность вовлечены в свободное время в среднем 50% работников милиции. 18% работников милиции зарабатывают дополнительный доход в рабочее время, находясь при исполнении своих должностных обязанностей». Подрабатывать стражам правопорядка прямо запрещает «Закон о милиции», но с запретом никто не считается.

Особенно активно занимаются коммерцией милиционеры Москвы и Московской области, где в свободное время подрабатывают три четверти работников милиции, а в рабочее время - почти половина. Самый популярный вид подработки и в свободное (84% от числа подрабатывающих), и в рабочее время (48%) - охрана коммерческих структур. Подработка, по мнению исследователей из группы Л. Косалса, приносит милиционерам около половины их ежемесячного дохода. Разумеется - в среднем: кто-то по ночам занимается частным извозом, а кто-то строит себе многоэтажный особняк за пару-тройку миллионов долларов.

- Я деньги «наликом» никогда не беру, - поделился знакомый начальник отдела столичной милиции. - Но мне же надо работу как-то организовывать. Обратился хороший знакомый, попросил проверить три торговые палатки. Я подключил знакомых из управления по борьбе с экономическими преступлениями. Палатки закрыли - какие-то проблемы с кассовыми аппаратами обнаружились. На их месте вырос небольшой торговый павильон. А у нас в канцелярии хоть два нормальных компьютера появились, телевизор, жалюзи вот повесили...

По словам начальника Главного управления собственной безопасности МВД России К. Ромодановского, «примерно в 1994 - 1996 годах в некоторых ветвях органов правопорядка отдельные разрозненные случаи взяточничества и мздоимства переросли в систему».

Имя системы - «красная крыша».

Здравствуйте, я ваша «крыша»

Выглядит такая «крыша» следующим образом: есть некий созданный бывшими милиционерами фонд, например, «помощи ветеранам служебного собаководства» (если такой вдруг и в самом деле существует, то просим прощения за случайное совпадение). Это общественная организация, а вот она уже учреждает стандартный «джентльменский набор»: детективную, юридическую и охранную фирму.

- Расцвет милицейских фондов начался в середине 90-х годов, - вспоминает депутат Госдумы Геннадий Гудков. - Туда обращались люди, у которых возникали проблемы с милицией - таким полуофициальным образом они хотели откупиться. Вносили в фонд деньги, дарили оргтехнику для органов. Я как-то пришел к директору одного из фондов, и он мне сказал: «У меня ежемесячный оборот - 250 тысяч долларов». Это в 90-е годы равнялось обороту среднего российского предприятия. А тут какой-то фонд. Если он такой богатый, то что это, как не организованная милицейская «крыша»?

До середины 90-х годов мелкий и средний бизнес находился под плотной опекой криминалитета, и это называлось «синей крышей». Однако уже тогда силовики задумались: «Как это мимо нас утекает столько денег?»

- Я тогда как раз на пенсию вышел, - рассказывает Иван Савельев (фамилия изменена), работавший заместителем директора одного из милицейских фондов. - Мы создали ассоциацию содействия правоохранительным органам. При ней были некоммерческий фонд и частное охранное предприятие. Начали вытеснять бандитов с рынка. Коммерсанты сразу потянулись к нам, к ментам: на «стрелках» спорящей стороне было престижнее сказать, что у меня «красная крыша» - сразу все вопросы отпадали.

- К сожалению, это проблема не только Москвы, - рассказал нам источник в МВД. - Еще полтора года назад об этой беде даже Б. Грызлов говорил. По неподтвержденным данным, в Краснодарском крае до пятидесяти преступных группировок через фонды имеют связи с милицией. В Свердловской области обнаружилось целых 38 фондов, оказывающих помощь различным милицейским подразделениям и их начальникам. Но копаться в этом можно долго - очень трудно собирать доказательную базу. Благотворительность - дело тонкое.

- Поэтому фонды должны быть только бюджетными, а деньги в них - обезличенными, - подытоживает Геннадий Гудков. - Чтобы не могли сказать: вот Иванов хоть и олигарх, хоть и украл, но в фонд платит, и мы его трогать не будем.

Едва ли это решит проблему - уж слишком глубокие корни она пустила. Или даже метастазы.

Чубайсу и не снилось...

Авторы исследования «Экономическая деятельность милиции» считают, что произошла приватизация правоохранительных органов, которые теперь реально управляются частными группировками. Отец российской приватизации А. Чубайс наверняка даже не предполагал возможности столь творческого развития своих идей. А О. Коленникова из Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, один из авторов исследования, вообще убеждена, что «охранный бизнес начальствующего состава милиции сменил вектор правоохранной деятельности организаций МВД: местные криминальные структуры (оргпреступность) перестали быть объектом их профессиональной деятельности, а превратились в бизнес-партнеров».

Милиция превращается в бизнес-корпорацию?

Давайте попробуем хотя бы очень-очень грубо подсчитать объем ресурсов, которыми может располагать «МВД инкорпорейтед». Есть исследования социологов: более половины руководителей российских предприятий тратят 10 - 15% от доходов на охрану и безопасность своего бизнеса. То есть не меньше 5 - 7% от валового внутреннего продукта (ВВП) страны, который и есть совокупный доход всех предприятий страны. Около одного триллиона рублей (ВВП России в 2005 году - 16,8 триллиона рублей) ежегодно тратится на охрану.

Плюс прямое финансирование из федерального бюджета - 186,7 миллиарда рублей. Плюс «самофинансирование» МВД: одно Главное управление вневедомственной охраны чего стоит (точных цифр найти не удалось, но миллиарды рублей там точно крутятся). А еще есть ГИБДД, которая в год около ста долларов с каждой машины имеет (техосмотр, штрафы официальные и «в карман инспектору», плата за получение водительских прав...), а в стране больше двадцати миллионов машин - на круг получается около двух миллиардов долларов, или 60 миллиардов рублей. А регистрация (или плата за отсутствие таковой) приезжих и выдача им разрешений на работу? По 200 долларов с носа в год в среднем. Умножаем на пять миллионов гастарбайтеров и мигрантов - вот вам и ежегодный миллиард долларов.

Все источники доходов милиции перечислить в статье невозможно - их, законных, полузаконных и совсем нелегальных, больше полусотни. По нашим оценкам, ежегодный оборот денег здесь может достигать полутора триллионов рублей, а это 50 миллиардов долларов! Газпром и нефтяники отдыхают.

Если есть рынок, то он обязательно будет освоен - таков закон. Пока на этом поле пасутся в основном менты-дилетанты, хоть и в генеральских погонах. Но система уже структурируется, выстраивается финансовая вертикаль, мало зависящая от государства и уж тем более - от населения. Зачем ИМ охранять нас? Мы для НИХ - всего лишь кормовая база.

Можно ли изменить ситуацию? Иной раз кажется, что уже нельзя. Но пытаться все равно надо. Во Франции де Голль после войны несколько раз устраивал тотальную чистку полиции, увольняя всех подчистую и набирая людей заново. У нас от этого толку не будет: во-первых, где же взять столько честных милиционеров, во-вторых, система развратит даже самого честного. Значит, надо разбираться с системой, менять ее на новую. А построение системы начинается с идеологии.

Ради чего сегодня служат в милиции? Ради какой идеи? Мы поспрашивали знакомых милиционеров. Отвечают: служим ради квартиры; служим, пока учимся на заочном в юридическом; набираем рабочий стаж; обзаводимся связями на будущее; больше ничего не умеем, а семью кормить надо... О защите законности и правопорядка никто и не вспомнил.

Да и какие законы они должны защищать? Те, по которым обогащаются олигархи, или те, по которым их сажают? Те, которые позволяют министрам в считанные месяцы становиться миллионерами? Да гори они огнем, такие законы, решают про себя милиционеры и занимаются своими личными делами.

А что вы думаете о нашей милиции? Кого она защищает - нас или себя? Как можно улучшить ее работу? Что для этого нужно? Звоните во вторник, 14 июня, с 12 до 14 часов (время московское) по телефону (095) 257-51-39