Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Общество23 августа 2005 13:47

В астраханском диком поле рабы содержатся в неволе

Войска и милиция продолжают охранять астраханское село Яндыки, где, как вчера сообщала «КП» , в драке между чеченцами и калмыками был убит молодой калмык
Теперь чеченцам придется приложить много усилий, чтобы доказать, что они любят свое село...

Теперь чеченцам придется приложить много усилий, чтобы доказать, что они любят свое село...

Солдатики в бронежилетах мучаются от дикой жары на сельских окраинах, но держатся браво.

- Враг не пройдет! - говорят мне с ухмылкой.

- А враг-то кто? - спрашиваю.

- Военная тайна!

Тут встревают пьяненькие калмыки:

- Пусть только сунутся! Мы сами этих, черных... того!

Я слегка обалдел:

- Черных? Так вы ведь тоже вроде как не блондины?

- Желтые мы! - отвечают гордо.

Потрясающая страна! Черные, белые, желтые, голубые... - каждый масть свою утверждает. И куда нам, рыжим, податься? К оранжевым, что ли, на Украину? Так ведь синие там, неровен час, поколотят...

Откровения чекиста

Кроме сотен людей в погонах, что расхаживают по селу Яндыки, можно выявить и немало гражданских, которые отличаются от местного населения статной выправкой, холодным умом, горячим сердцем, чистыми руками, а иногда пистолетом на гражданском ремне. Говоря проще, это представители разных спецслужб. Один из таких людей согласился поговорить со мной, заручившись обещанием, что я не обозначу его в статье. Эти люди обычно не словоохотливы с журналистами, но мой собеседник решился на исключение, потому что «вот так уже все достало».

- Можно ли верить местному населению, - спросил я, - которое утверждает, что в степи на чеченских пастбищах содержится тьма рабов? Что милиция в сговоре с рабовладельцами, и если раб убегает, менты же его и вылавливают, возвращают.

- Тьма не тьма, но рабы у них есть, - отвечал он. - Про всю милицию огульно говорить не буду, но нам известны случаи, когда менты отлавливают бродяг и продают их чеченцам. Да, информаторы время от времени сообщают, что там-то, на чабанской точке, содержится раб, которого избивают и изнуряют работой. Но, увы, доказать по нашей юриспруденции, что это действительно раб, и привлечь рабовладельцев практически невозможно! Во-первых, у них в степи четко налажена связь - появилась наша машина, сразу оповещают всех. Во-вторых, раб запуган. Отвечает заученно: «Я здесь добровольный работник». «А почему у тебя все лицо избито?!» - «Так, это... упал, баран забодал...»

Содержать рабов - у них в самых лучших традициях. Это престиж и почет. Уважаемые мужчины не должны за собой мыть, стирать... и на чабанских точках за неимением женщин это делают рабы. Нам известно, что рабы у них спят в загонах вместе с животными. На день получают бутыль воды и батон хлеба. И даже не по причине хозяйской жадности - так надо, чтобы вконец унизить, растоптать человеческое достоинство. Что за раб, если он хорошо питается?!

...Проблема чеченского населения, мягко говоря, в неправильном воспитании молодежи по отношению к прочим народам. Взять, например, историю здешнего конфликта. Юнцы поломали памятники на православных надгробиях, осквернили могилу убитого в Чечне солдата-калмыка. Это одно. Но когда наши неподкупные судьи освободили их в зале суда, эти юнцы принялись танцевать «лезгинку» прямо в центре поселка, на глазах у людей, над могилами родственников которых они надругались. И вот пока эту желчь и высокомерие по отношению к другим они сами в себе не изживут, никакими войсками конфликты не остановишь!

Из разговора с моим собеседником я в очередной раз убедился, что в спецслужбах у нас работают далеко не глупые и преданные делу люди. Только сами они бесправны и безголосы. Все знают, все понимают, но ничего ни сделать, ни высказаться не могут. Законы не позволяют: что с того, что тут держат рабов в степи? А как доказать, что эти спящие со скотом в стойлах люди с гематомами от частых падений и есть рабы?

Ура демократии! Ура диссидентам! Это раньше даже лошадь не разрешали держать, а теперь хоть галеру с невольниками заводи - и ничего тебе за это не будет!