Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Общество20 марта 2006 22:00

Андрей Сычев пострадал из-за болезни, а не «дедовщины»?

Так уверяют военные. И челябинское ЧП становится все более запутанным и политизированным

У тех, кто внимательно следит за трагедией Андрея Сычева, недавние заявления генералов Минобороны и военврачей наверняка вызвали оторопь. Судите сами: уже два месяца страна возмущается зверской «дедовщиной» в Челябинском танковом училище, из-за которой Андрей стал калекой; уже были сообщения о признательных показаниях сержанта Александра Сивякова, фигурирующего в уголовном деле в качестве главного обвиняемого; уже разматываются сразу аж 11 уголовных дел по челябинскому ЧП, уже «полетела голова» начальника училища генерала Сидорова, уже получила «строгача» дюжина других, более «сановитых» лампасоносцев, прошли парламентские слушания министра обороны и изданы грозные директивы, а тут вдруг утверждается, что все это, в сущности, зря: мол, над солдатом никто не издевался, он стал жертвой собственной и «крайне редкой болезни».

Все не так, ребята?

В прошлое воскресенье главнокомандующий Сухопутными войсками России генерал-полковник Алексей Маслов в интервью телепрограмме «Вести» огорошил народ сенсационным признанием: «Никаких издевательств со стороны старослужащих в отношении рядового Андрея Сычева не было... Могу доложить, что фактов массовой пьянки в новогоднюю ночь среди военнослужащих батальона (батальон обеспечения учебного процесса Челябинского училища. - Ред.) не было. Факты избиения, глумления, других издевательств по отношению к Сычеву со стороны старослужащих этого батальона не подтверждаются».

Если эти слова принять на веру, то возникает вопрос: а из-за чего же тогда Сычев лишился ног? Начальник Центра анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии госпиталя им. Н. Бурденко Владимир Пасько считает, что беда к солдату пришла из-за тромбофлебита и тромбофилии:

- Это целая группа заболеваний. У Сычева они имеют врожденный характер и обусловлены нарушением в одном из генов.

Однако мама Сергея - Галина Павловна - утверждает:

- Андрей ничем серьезным до армии не болел. Ну, может, простудой и обычными детскими болезнями. И ни у меня, ни у отца Сережи врачи никогда не обнаруживали каких-либо заболеваний крови.

А могли ли врачи призывной комиссии, трижды проверявшие состояние здоровья новобранца Сычева, выявить заболевание еще до того, как он отбыл в часть? Медики утверждают, что нет: нужны спецаппаратура и высокие технологии.

Ладно, тогда еще вопрос: а что могло спровоцировать резкое развитие болезни у Сычева уже в казарме? Врачи называют несколько факторов: физическое воздействие (издевательства «дедов»), инфекция, переохлаждение, стрессы. Нет оснований не доверять профессиональному мнению медиков. Наоборот, если учитывать версию физического воздействия, то уже по-иному выглядят и признания сержанта Сивякова, «бившего рядового Сычева кирзовым сапогом по голым ногам», и показания свидетелей, подтвердивших не только это, но и то, что Сергею было приказано долго сидеть на корточках. Этот «синдром длительного сдавливания», считают те же лечащие врачи Сычева, тоже мог стать толчком для быстрой вспышки болезни.

Нехорошие вопросы

Но давайте отстранимся от сугубо медицинской стороны вопроса. Никто не мешает нам задавать вопросы действующим лицам этой трагедии и делать свои выводы из их, порою путаных и неубедительных, ответов. А вопросов возникает все больше.

Почему, например, из 16 случаев «дедовщины» в недавние месяцы, после которых солдаты не только стали калеками, но и умерли, только ЧП с Сычевым удалось прорвать эту «информационную блокаду»?

Почему по давно заведенному правилу не разглашать результаты расследования уголовного дела до его полного завершения наши командиры, политики и врачи щедро раздают интервью, каждый по-своему интерпретируя ситуацию и еще больше запутывая ее? Более того, генералы еще до завершения следствия уже выступают в качестве «адвокатов» своих подчиненных и публично «стегают» следователей за неправильные методы работы.

Тот же главком Сухопутных войск на всю Россию негодует, что «в расследовании происшествия с рядовым Сычевым отдельные сотрудники военной прокуратуры проявили предвзятость. Некоторые должностные лица в ходе проведения расследования превышают свои служебные полномочия. Пытаются различными методами и способами выбить признательные показания. У меня складывается такое впечатление, что отдельные должностные лица военной прокуратуры предвзято относятся к Вооруженным силам».

Доказать, так это или не так, можно лишь в суде. А до него еще ой как далеко. Но тогда следовало бы генералу Маслову объяснить соотечественникам и другое: куда и по чьему приказу на прошлой неделе пропали трое свидетелей-новобранцев, которые были вместе с Андреем Сычевым в ночь, когда над ними издевались пьяные «деды»?

Жертва политики

«КП» уже писала о том, что «дело Сычева» уж очень очевидно и все больше начинает замешиваться на большой политике.

И наблюдать за всем этим становится противно. Жаль только Андрюшу Сычева, его маму и сестру, которых уже не только терзают допросами и вопросами, но и учат, как и что говорить.

Я боюсь, что по мере приближения парламентских и президентских выборов в России бедного солдата вообще превратят в «политического больного».

Большего цинизма уже не придумать...

КСТАТИ

Медиков снова допрашивают

Итак, официальный диагноз Сычева - наследственная тромбофилия. Но отменяет ли это вину военных? В Челябинске на допрос в прокуратуру опять тащат медиков. Те уверяют: у парня признаков болезни крови (ни прямых, ни косвенных) не было, как и повышенного количества тромбоцитов.

Сосудистые хирурги третьей челябинской больницы, где и сделали ампутацию Сычеву, в один голос твердили: травмы Сычева - это синдром длительного сдавливания. Уже тогда они интуитивно предположили: у парня может быть непорядок со свертываемостью крови. И процесс этот был запущен «неудобным» положением, в которое его поставили «деды».

- Мы пока не начали знакомиться с материалами дела. Но удивлены, что до суда уже вынесен «врачебный» приговор Сычеву, - сообщил нам Евгений Белов, челябинский адвокат семьи Сычевых. - Не исключено, что родственники будут настаивать на проведении независимой экспертизы (от которой бы отстранили военных. - Прим. ред.).

Елена МАРКОВА, Нина ЗЕМЛЯНСКАЯ («КП» - Челябинск»)

А В ЭТО ВРЕМЯ

Мать Андрея Сычева Галина Павловна: У нас с сыном нашли какую-то палочку

Все родственники искалеченного солдата побежали сдавать кровь - заболевание, на которое списывают покалеченного Сычева, может оказаться наследственным.

Почти месяц следователи не допрашивали искалеченного солдата, как и просили врачи. И только 15 марта Сычев наконец рассказал, что его сначала били сапогами и табуреткой по ногам, а потом несколько часов заставили сидеть на корточках.

И тут вдруг как-то оказалось, что пытки - не единственная причина гангрены и ампутации ног.

- Я была в шоке, когда мне сказали, что у Андрея ноги отнялись из-за болезни, а не от побоев, - говорит мать Андрея Галина Павловна. - Я раньше думала, что врачи только лечат, что им дела нет до всех судов. Но оказалось, что еще в Челябинске начали говорить, что у Андрея какое-то заболевание крови и какая-то палочка.

- Палочка?

- Я не помню названия. Тогда сдали анализы я и моя дочь Наташа. У меня, как и у Андрея, она в крови обнаружилась. Мне, правда, результатов этих анализов так никто и не показал, но я всю жизнь прожила и ничего ни о какой палочке не знала. После этого я заставила всех детей сдать анализы. На всякий случай. У них все нормально.

Медики в Москве объяснили Галине Павловне, что болезнь тромбофилия встречается у пяти процентов людей. Проявляется она, правда, только к 20 годам, то есть в момент призыва в армию ее в организме призывника выявить было сложно. А подтвердить ее наличие могут в единственной лаборатории, которая находится в Москве.

- У нас все родственники перепугались. Все хотят идти сдавать кровь. Если это передается по наследству, тогда должно касаться всех! Но отец Андрея умер два года назад, в армии служил, на стройке работал, были всякие травмы, но никаких патологий крови никто не обнаруживал. Откуда что могло взяться? И если это так опасно для жизни, то почему мне никто не сказал идти срочно лечиться, если у меня такое же заболевание, как у Андрея?

Хотят таким образом кого-то увести от правосудия? - рассуждает мать. - Но ведь от своих показаний Андрюша не отказывался. Он подтвердил факты издевательств, я читала протоколы допроса. Не могу поверить, чтобы просто от болезни Андрюша лишился сразу обеих ног!

Татьяна СУДАКОВА («КП» - Екатеринбург»)

РЕПОРТАЖ ИЗ КРАСНОТУРЬИНСКА

«У Сычева не было наследственных патологий»

Медики фельдшерско-акушерского пункта поселка Воронцовка, откуда родом Андрей Сычев, и поликлиники поселка Рудничный считают, что никакого наследственного заболевания у Андрея нет.

В медицинской карте матери Андрея нет отметок об особом диагнозе. Галина Павловна никогда не состояла на каком бы то ни было учете, тем более по поводу заболевания крови.

- По имеющимся в ее карте анализам крови все нормально, - сообщила нам терапевт поликлиники поселка Рудничный Галина Карманович. - Если бы у нее хоть что-то было, на карте стояла бы отметка «заболевание крови».

Карточки отца в поликлинике, увы, не сохранилось.

Наталья КАЛИНИНА («Вечерний Краснотурьинск»).

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Филипп ГРИГОРЯН, врач-гематолог:

- Всем известна «царская болезнь» гемофилия - несворачиваемость крови. Так вот генетические гематогенные тромбофилии - это обратное состояние, когда проявляется наследственная склонность к образованию тромбов. Людей, страдающих наследственными тромбофилиями, в мире - около 5%.

При тяжелых формах заболевания человек может стать инвалидом уже в молодости. Причина такой редкой патологии - либо генетические нарушения в клеточном составе крови, либо дефекты факторов свертываемости крови. А вот вирусы или какие-либо палочки здесь абсолютно ни при чем!

Напомним, военные медики предполагают, что Андрей пострадал из-за того, что в язвы на ногах попала инфекция. Так что анализ, о котором говорит мама Андрея, скорее всего, говорит еще о какой-то иной инфекции.