Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество2 июня 2006 22:00

Ярослава Танькова: Как я была «девочкой фабричной». Часть одиннадцатая

Наш спецкор Ярослава Танькова инкогнито отработала ткачихой на комбинате подмосковного Егорьевска и вкусила романтику жизни в рабочей общаге

Продолжение. Начало в номере за 17, 18, 20, 22 мая, 23 мая, 25 мая, 27 мая, 29 мая, 31 мая и 1 июня

Большинство фабрик в России разорились. Ткачихи со всей страны едут работать в Подмосковье, поэтому и Ярослава поехала в Егорьевск. Работает в грохочущем ткацком цеху, где вместо воздуха - смесь кипятка, пуха и машинного масла. Живет в общежитии, где нет даже душа и куда зеки ходят, как в публичный дом. Наш корреспондент становится свидетельницей незаконных увольнений. И, глядя на избитых соседок, понимает, почему ткачихи предпочитают жить без мужа. Но тяжелее всего смотреть на местных детей...

Малыш горел молча, и дверь не ломали

На третьем этаже, где основной контингент - взрослые одиночки 30 - 40 лет, базируются маленькие детишки - стайка чумазой, предоставленной себе безотцовщины. Эти дети всем мешают. На них вечно орут и отовсюду гонят. И если они выживают, то скорее «вопреки», а не «благодаря», как тараканы.

- У нас на третьем, похоже, пожар! - На вахту вбегает женщина. - В комнате Ивановой. Из-под запертой двери гарью несет.

- А сама Иванова на смене, что ли?

Вахтерша набирает телефон цеха, где работает ткачиха, и просит передать ей, чтобы та пришла с ключом. Через пять минут в общагу врывается Катя - худенькая 27-летняя женщина. Запыхавшаяся, без верхней одежды, в мокрых джинсах - описалась от ужаса по дороге.

- У меня там сын! Леша!

Одним махом она взлетает по лестнице. У двери толпа народу. Дыма пока не видно, но густой запах гари разносится по коридору. Замок ломать не решаются, потому как казенное имущество, за порчу придется платить, и никто не хочет брать на себя ответственность.

- Вышибайте дверь! - срывающимся голосом кричит Катя. - Там малыш!

Выясняется, что она прибежала без ключа, ведь он в сумке, в раздевалке, а она выскочила в чем была.

Взламывают. Перепуганный трехлетний Лешка забился в угол, посреди комнаты тлеет палас. Полно дыма. Чем он умудрился разжечь костер, непонятно. Рядом с кострищем чашка и оплавившийся чайник - мальчишка пытался залить огонь компотом и оставшейся в чайнике водой, но они быстро закончились. Горящий палас летит в окно, Катя выносит на руках наглотавшегося дыма Лешку и в полубессознательном состоянии еще долго трясет его: «С тобой все хорошо? Ты не обжегся? Голова сильно болит?»

- Зачем трехлетку-то заперла, курица?! - возмущаются соседи. - Он же не соображает голос подать, так бы и сгорел молча. Что, не могла кого-нибудь попросить за ним присмотреть?

- Говорить все мастаки, - обсуждает с бабулями произошедшее вахтерша. - А следить-то желающих особо нет. У всех своих проблем полно. Да и не всякому ключ от комнаты оставишь, последнее вынесут.

- А чего ж она его в детский сад не отдаст?

- Экономят все! Да и кто его отводить-приводить будет, если мать постоянно на работе?

- А муж у нее есть?

- Есть. Помощи никакой. Пьет. Сейчас в больнице валяется.

«Дети подземелья»

Таких, как Лешка, бесхозных детишек в общаге много. Есть даже хуже. Мамы постоянно на работе. Дети как бы общие и - ничьи. Они ничем не занимаются, просто круглые сутки носятся по коридорам общежития, мучают кошек и тех, кто младше. Отстают в развитии. Как правило, выглядят младше своих лет. Новые игрушки здесь не выживают. Лешке подарили пластиковый грузовик. Минут 15 ребенок радостно носился с ним по коридору. А через полчаса старшие мальчишки сказали, что он его «сам сломал и выкинул в окно». В окно, до которого малыш не мог дотянуться. Леша же упрямо прятал глаза и повторял: «Сямался гузовик». Как на зоне или в армии, жаловаться на старших не принято - побьют. Впрочем, ломают не только чужие из зависти, но и сами маленькие хозяева игрушек, просто из неприязни к ним, таким ярким, красивым и благополучным.

Редко у кого есть свои папы. Мамы мотаются по разным городам и фабрикам в поисках лучшей доли. И в каждой общаге находится новый временный «папа».

- Ты погляди, все же поодиночке приезжали, а живут парами, да еще и меняются, - качает головой вахтерша.

Но фабричных мужиков на всех не хватает. Чаще заводят со стороны - местных или тоже приехавших на заработки с соседских строек. Очень много бывших зеков. После зоны им в ткацкой общаге просто медом намазано.

Малышня же растет в атмосфере постоянных пьянок, гулянок и разборок с милицией. Еще не научившись говорить, отменно матерятся. Прекрасно осведомлены по части физиологии. Сама наблюдала, как две пятилетние девочки затаскивали кота на кошку и пытались принудить их заняться сексом. Животные шипели и вырывались, а детки с азартом придавливали их головы коленом к полу. Эдакая садомазозоопорнография.

Влить же котенку в глотку вина - вообще милое дело, потому что с самими детьми поступают так же. Не мама, так очередной временный «папа» спросит четырехлетнего мальчишку:

- Ты мужик?

- Музык!

- Значит, выпьешь? - И восхитится: - Смотри-ка, даже не поморщился!

Я ужасалась, а старшие мальчишки только плечами пожимали: «Ну и что, я тоже первую рюмку в четыре года выпил».

Конечно, не все так. Есть мамы, у которых, несмотря ни на что, хватает сил и характера выбить для ребенка место в детсаду. И до поры до времени почти оградить его от ядовитых паров общаги. Но в конечном итоге он все равно «надышится». Ведь на всех детях общаги с рождения стоит штамп эдакой «некондиционности». Учиться их всех поголовно определяют в коррекционную школу № 7. А понятие «коррекционная» - что-то среднее между «для умственно отсталых» и «для малолетних бандитов».

Но это только то, что видно снаружи. А сколько всего происходит внутри, за стенами ободранных комнаток. Такого, о чем до посторонних долетают только намеки, догадки, недоговоренности.

- Кать, а чего ты с ним, пьющим-то, живешь? - спрашиваю как-то.

- Зато он Лешке родной отец. Я сама с отчимом жила, знаю, как это, когда чужой мужик бьет до полусмерти и... Вообще издевается.

А многодетная Алла как-то призналась:

- Думаешь, от хорошей жизни-то старшие, едва по 16 исполнилось, поуходили? Вот дочке, например, «папа» предложил замуж за него выйти. «Женюсь на тебе, ребеночка мне родишь», - заявил.

(Имена изменены по этическим причинам.)

ЦИФРЫ

По последним данным Росстата за 2004 год, из 1 млн. 223 тыс. совершивших преступления россиян рабочие на втором месте - 258,3 тыс. человек.

А на первом - лица без постоянного источника дохода и жертвы безработицы, тоже, как правило, выходцы из рабочих кварталов - 791,7 тыс. человек. Следом идут учащиеся - 85,8 тыс., cлужащие - 53,5 тыс. и работники сельского хозяйства -11,3 тыс.